Поиск

«Стальною грудью врагов сметая».


В первых числа января 1922 года сразу два бойца Боевого Эпидотряда коммунистов «полностью вышли из строя по причине голода». 8 января, прямо на своем боевом посту на станции Самара, умер от голода лекпом Кондрашин. Самарской губернской Эпидчека была создана экстренная комиссия для расследования «этого ненормального явления». Комиссия с ужасом выяснила следующее.

В августе 1921 года Губздравом были утверждены штатное расписание и оклады для развертывания Отряда. В августе же был определен размер дополнительного ежемесячного пайка. В октябре Отряд был полностью развернут в своей максимальной численности — 150 человек. Тогда же, явочным порядком, всем бойцам выдали первый паек.
И все. В ноябре и декабре Боевой Эпидотряд коммунистов не получил ни-че-го.
Выяснилось, что хотя инициатором развертывания Отряда был Губздрав, а фактическим руководителем Эпидчека, сам Отряд с 1920 года числился структурным подразделением Самарского отделения Российского общества Красного Креста. Денежное довольствие бойцы получали из фондов Самгубздрава, а сам Губздрав получал пайки от Наркомздрава. Пайки же, положенные Отряду, сначала выдал из своих скудных запасов Самарский Губисполком, а потом резонно переложил это дело на Наркомздрав. В Москве педантично выяснили за кем закреплен Отряд и стали перечислять пайки самарскому РОКК, где ни сном ни духом не знали за что им такое счастье. РОКК все продовольствие использовал строго по назначению: на питание медперсонала и пациентов губернских больниц.

Боевой Эпидотряд коммунистов, не получив положенные пайки за ноябрь, решил, что еды просто нет. Зарплаты бойцов хватало на три-четыре фунта плохой муки в месяц и сколько-то мерзлой картошки. Питались они бесплатно по талонам раз в сутки в столовой Губздрава. В столовой они съедали только пустой суп, а хлеб относили в свои семьи.
Никому не пришло в голову жаловаться и что-то выяснять — в стране Голод. Люди Боевого Эпидотряда коммунистов без нытья выходили каждый день на службу, пока могли двигаться. Умирали от голода и все равно выполняли свою работу. Журнал сухо фиксировал их обмороки и выбытие из строя. Никто ни словом не заикнулся и не попросил у властей помощи.

Выяснив, что январский паек уже поступил в РОКК, комиссия Эпидчека потребовала вернуть его в Отряд. Бойцы, общим собранием, попросили оставить январский паек больным — им нужнее. До конца января служащие Губздрава делились с Отрядом своими пайками. В феврале 1922 года Отряд снова стал получать положенный паек.

ЦГАСО Р-2871, оп. 1, д. 23

С благодарностью утащено у d_clarence foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий