Поиск

Триумф семян. Тор Хэнсон.


Triumf_semyan.jpg

Однажды в детстве я стал свидетелем удивительного явления. Кто-то осенью выбросил в компостную яму какие-то помои, среди которых была куча гороха. Зимой это дело присыпало снегом. Весной на этом месте образовалось неприглядное месиво. Каково же было моё удивление, когда ближе к лету из этой кучи показались нежные ростки. А ещё спустя какое-то время я задумчиво жевал сочный сладкий горошек с кустиков из компостной ямы и размышлял о том, как же всё-таки в природе всё интересно устроено. Почему он сразу не пророс в компостной яме? Как он перезимовал? Почему не сгнил вместе с остальными отходами? С чудом возникновения жизни из как-будто безжизненного комочка рано или поздно сталкивался каждый из нас. Кого-то впечатляло меньше, кого-то больше, а кто-то об этом писал книги.

Тор Хэнсон — биолог, популяризатор науки и специалист в области охраны природы в своё время получил степень PhD в рамках совместной программы Университета Айдахо и Тропического агрономического научно-образовательного центра в Коста-Рике. Вдохновлённый интересом своего маленького сына к семенам, взялся за научно-популярную книгу о том, «как семена покорили растительный мир и повлияли на человеческую цивилизацию». Что вкупе с отзывами вроде «Вы больше никогда не сможете взглянуть на апельсиновую косточку или семечко подсолнуха прежними глазами» от New Scientist, звучит несколько пафосно и с претензией. Забегая вперёд — нет, книга не переворачивает мир с ног на голову. Для любого, кто учился в школе, принципиально нового из неё уже не узнать. Но почерпнуть некоторые любопытные факты и расширить кругозор можно. Материал излагается последовательно и чтение получается вполне себе увлекательным.

Правда, признаюсь, кое в чём мой мир прежним не будет, хотя это ещё и не про семена вовсе. Наверное, я всё-таки в школе что-то пропустил. На фото гаметофит папоротника. Тут всё не так просто, как мне казалось всю жизнь. Конечно, я всегда задавался вопросом, что такое споровые растения, но вот почему-то почитать об этом у меня энтузиазма не хватало. А зря:

Каждая спора представляет собой единственную клетку с толстыми стенками и не имеет никакой дополнительной защиты или запасов питательных веществ. Спора прорастёт, если только попадёт на подходящий участок влажной почвы, но даже тогда она не превратится в новый папоротник, как мы его себе представляем. Вместо этого из споры вырастет отдельное неузнаваемое растение — заросток — крохотная зелёная пластиночка сердцевидной формы и размером меньше ногтя. Именно это растение оснащено всем необходимым для полового размножения папоротников и носит название гаметофит (то есть производящее гаметы). Гаметофиты образуют неподвижно сидящие на них яйцеклетки, а также отправляют во внешнюю среду свободно плавающие сперматозоиды, способные проложить себе путь по мутной воде в почве на расстояние от одного до двух дюймов. Только в этом случае, если это путешествие приведёт сперматозоид к находящейся по соседству яйцеклетке и произойдёт оплодотворение, из образовавшейся зиготы вырастет спорофит (растение, производящее споры) — это и есть знакомый нам всем папоротник.

В природе постоянное перемешивание генов при образовании семян обеспечивает им значительный эволюционный потенциал. В то время как споровые растения осуществляют половое размножение случайным образом и часто сами с собой, семена сочетают гены от двух родителей регулярно и напрямую, используя сложное строение цветков.

Так автор подводит нас к мысли, что семена всё-таки как-то более продуманы и адаптированы к жизни в современных условиях. А человек всем этим пользуется с незапамятных времён. Читая параллельно «Ружья, микробы и сталь» Дж. Даймонда (кстати, книги очень сильно пересекаются в некоторых темах, подозреваю, Хэнсон вдохновлялся в том числе Даймондом), не мог не отметить то, что из 26 видов первых одомашненных растений 16 вошли в историю сельского хозяйства именно благодаря своим семенам: пшеница, горох, рис, просо, кукуруза, бобы, подсолнечник, марь (то, что нам известно как киноа), сорго, африканский рис, кофе, тэфф (мелкий злак), мак, овес, кунжут, чуфа (земляной миндаль). С незначительной натяжкой сюда можно добавить сикомор (что-то типа инжира), оливковое дерево, бананы, баклажан и тыкву, потому что их выращивают не ради семян, а плода ради. Но, как мы догадываемся, не было бы семян, не нужен был бы и плод.

Всю жизнь был уверен, что перец-горошек, как и положено горошку, растёт в стручках (есть ведь даже понятие «стручковый перец», вот в нём он, видимо, и должен расти!), как тот самый, с которого я начал пост. Но нет. Перчинки — это вообще «ягоды»-костянки. Но это даже не самое удивительное, что надо знать о перцах. Куда интереснее географический экскурс, про который известно, наверное, всем без исключения, но далеко не всё. Когда Колумб отправился в Индию за специями, одной из его главных целей был как раз чёрный перец. Долгое время именно он был чуть ли ни самой-самой пряностью в Старом свете, при этом рос чёрти-где, дорога была опасна и стоил он из-за этого очень дорого. Колумб отправился на поиски пути покороче и приплыл сами знаете куда. Чёрного перца он там не нашёл, зато «В изобилии растёт здесь ахи, род пряности, который употребляется в пищу. Все люди приправляют пищу ахи, и растение это крепче, чем наш перец», — писал он, отобедав с туземцами на Эспаньоле. Хотя он никогда не видел, как растёт чёрный перец, разница в аромате и остроте, не говоря о форме и цвете семян и плодов, говорила ему, что это совсем другая пряность. И вот, спустя полтыщи лет стручковый перец не просто вышел на лидирующие позиции мирового рынка пряностей он, внимание! стал пряностью номер один в Азии, где до путешествия Колумба в поисках чёрного перца, о нём слышать не слышали. Да, та самая азиатская кухня, которая сегодня не представляется без перчика чили, всего 500 лет назад даже не знала о его существовании!

527102_900.jpg
Фото lili_ber Кто, кстати, сообразит, что это тут растёт?

В книге научно-популярные тезисы очень удачно перемежаются множеством увлекательных историй: про огромные зернохранилища (в том числе то самое «Судного дня», в котором собран генофонд основных культур планеты), про трагическую судьбу Николая Вавилова и его работ, про кофе, пшеницу и хлопок, про эволюцию, про «личинку волынщика», про гуаровую камедь (да-да, ту самую, без которой сейчас ни один йогурт не обходится) и её роль в добыче нефти, про то, зачем перцам капсаицин и чем он оказался полезен людям, и, наконец, даже про то, почему семена из растений, выращенных из пакетиков, на следующий сезон оказываются бесплодными.

Мой безусловный фаворит прошлого года, издательство Альпина Нон-Фикшн, продолжает радовать прекрасными книгами. «Триумф семян» — одна из них. К прочтению для общего развития однозначно рекомендуется даже тем, кто хорошо учился в школе. chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий