Поиск

Поэтическая дуэль 1918 года



Моисей Урицкий

14 января — день рождения революционера Моисея Урицкого (1873—1918), убитого 30 августа 1918 года. Его убийство и покушение на Ленина в тот же день стало прологом ответного «красного террора». Вообще, у красных и их противников есть такая давняя традиция — спорить не только пулями, но и стихами. Это стихи Леонида Каннегисера, убийцы Урицкого:

На солнце, сверкая штыками —
Пехота. За ней, в глубине, —
Донцы-казаки. Пред полками —
Керенский на белом коне.

Он поднял усталые веки,
Он речь говорит. Тишина.
О, голос! Запомнить навеки:
Россия. Свобода. Война
.


Леонид Каннегисер (1896—1918). Фотография, сделанная после ареста

Сердца из огня и железа,
А дух — зеленеющий дуб,
И песня-орёл, Марсельеза,
Летит из серебряных труб.

На битву! — и бесы отпрянут,
И сквозь потемневшую твердь
Архангелы с завистью глянут
На нашу весёлую смерть.

И если, шатаясь от боли,
К тебе припаду я, о, мать,
И буду в покинутом поле
С простреленной грудью лежать —

Тогда у блаженного входа
В предсмертном и радостном сне,
Я вспомню — Россия, Свобода,
Керенский на белом коне.

Красный поэт Василий Князев написал стихи в ответ на покушение на Урицкого «Око за око, кровь за кровь». Они были опубликованы в «Красной газете» 1 сентября 1918 года (приводится отрывок):

Мы залпами вызов их встретим —
К стене богатеев и бар! —
И градом свинцовым ответим
на каждый их подлый удар.
Довольно миндальничать с ними,
Пора обескровить врага —
Топите в удушливом дыме
Враждебные нам берега!
Клянемся на трупе холодном
Свой грозный свершить приговор —
Отмщенье злодеям народным!
Да здравствует красный террор!

Дробите терпения чашу,
Довольно и жестов, и слов!
За каждую голову нашу
пусть скатятся сотни голов.
Друзья, не жалейте ударов,
Копите заложников рать,
Чтоб было кому коммунаров
В могильную сень провожать.
Прочь жалкие лепеты-речи,
Гнилого бессилия бред —
В кипеньи губительной сечи
пощады противнику нет!


Демонстрация в сентябре 1918 года в поддержку красного террора

Ответ Леонида Каннегиссера Василию Князеву (написан в камере ВЧК):

Поупражняв в Сатириконе
Свой поэтический полёт,
Вы вдруг запели в новом тоне,
И этот тон вам не идёт.
Язык — как в схватке рукопашной:
И «трепещи», и «я отмщу».
А мне — ей-богу — мне не страшно,
И я совсем не трепещу.
Я был один и шёл спокойно,
И в смерть без трепета смотрел.
Над тем, кто действовал достойно,
Бессилен немощный расстрел…


Газета 1922 года памяти Урицкого и других большевиков, ставших жертвами покушений правых эсеров

P.S. Чтобы было ясно, что эта традиция жива и до наших дней, приведу небольшой отрывок из в чём-то похожей поэтической дуэли 2009 года. Из стихотворения поэта-антикоммуниста Юрия Нестеренко:

Это я расстрелял Че Гевару,
Это я штурмовал «Ла Монеду»,
Я читал приговор комиссару
И подкладывал бомбу комбеду.
Это мой самолёт на рассвете
Прикрывал наступление Франко,
И по окнам в Верховном Совете
Это я в октябре бил из танка…


Бывший российский, а ныне американский русскоязычный поэт Юрий Нестеренко

Из «Ответа чекиста» (опубликовано блогером pioneer83):

Это я застрелил полицая.
Это я штурмовал Перекоп.
Этот мир прекрасен.
Я знаю —
Для врагов не хватает цветов.

Это я парадной колонной
Проходил под ноябрьской вьюгой.
Я кидал к Мавзолею знамёна
С чёрной свастикой в белом круге.

Это я твёрдой волей комбеда
Справедливость нести был назначен.
И того упыря-мироеда
Это я тогда раскулачил.

Такие дела… foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий