Поиск

Начало творческого пути


P1010056

Первые годы учебы в школе почему-то не оставили воспоминаний. Теперь не могу представить школу так живо, как «Гигант», какая она была и где находилась, как будто и не было никакой школы. Осталось в памяти бедная рождественская ненаряженная елка — прямо какой-то парадокс. Объяснить это видимо можно тем, что начало учебы нам было мало интересным. Букварь, который в начале учебы предмет главный, нам был просто не нужен. Учились только письму и счету. Нас больше интересовали поэтические сказки Пушкина, рассказы для детей Толстого и другая детская литература, которую мы читали дома родителям.
Память сохраняет то, что оставляют эмоции. Об этом хорошо свидетельствует эпизод в первом классе, который запомнился четко. На первых порах я не проявлял интереса к преподаванию рисования, равнодушно выполнял симметричные картинки, рисовал как все, простые пирамиды, шары, кубики и получалось у меня не хуже и не лучше других. Но однажды Андрюша принес из школы гипсовую модель ноги — ступни человека, брат учился в 7 классе, хорошо рисовал и получил сложное домашнее задание. Я видел, как он рисовал и мне захотелось сделать то же самое. Работал увлечением. Готовый рисунок модели я принес в класс на урок по рисованию. Учительница, увидев рисунок спросила: «Это откуда?».

Я ответил, что нарисовал дома. Она возмутилась, видимо решив, что это работа старшего брата и начала меня срамить на весь класс: — «Как не стыдно выдавать чужую работу за свою! Стыдиться надо!" Я от неожиданности только растерялся, не нашел что ответить, беспомощно бормотал как утка из сказки: — «Это я, это я!» и покраснел. B подобных случаях я всегда страдал этим недостатком. На перемене с досады изорвал рисунок и выбросил в урну. Сейчас вспоминая, я думаю, учительница могла бы легко проверить свое подозрение, предложив нарисовать что-нибудь подобное. Но она этого не сделала и поступила со мной, как теперь говорят, не педагогично.

Ей можно и простить, в то время всеобщего обучения в стране, профессионалов не хватало. В учителя шли все кто как-нибудь мог. И это понять можно. Так моя первая естественная потребность не получила так необходимого поощрения и стала жертвой непрофессионализма учительницы. Я, затаив видимо обиду, не стал больше рисовать, кроме того, что задают в классе. Следующий порыв к рисованию я испытал в другом месте и в другой школе уже в седьмом классе. Но об этом расскажу потом, в своем месте.

Василий С. Филатов. Воспоминания. История семьи

foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий