Поиск

Почтовый роман


1арзамас

Вспоминая мелкие эпизоды жизни, я сейчас смотрю на них как на явления, которые плавают наверху жизни и потому не могу вдаваться в сущность этих явлений, ибо все переживания, ощущения давно забыты. Вот когда ощущаешь отсутствие дневников, записей о первых впечатлениях детских раздумий, волнений, которые тогда заполняли жизнь! Так или иначе, но это было и кажется сейчас невероятным. Хорошо помню летние месяцы, знойные дни в Кирилловке, кажется всё спало в селе, на улице не души.

Мне исполнилось двенадцать лет, а я увлекся девочкой одноклассницей. Она жила в семье священника, в доме напротив нашего. Мы учились в 4-м классе. В школе я кажется, на нее не обращал внимания, а на каникулах у нас началась переписка, в некотором роде «эпистолярный роман». Хорошо помню, я, написав записку, свертывал фантиком и относил напротив и вставлял письмо в щель столба около подворотни, ворот ее дома. Уходил и с трепетом ждал, когда она возьмет мое письмо, отнесет домой, напишет ответ и принесет на тоже место ответ. Боже мой! Сколько волнений, какие страсти волновали сердце! Все как в лучших завлекательных романах 18 века. Что писал я, как отвечала она, это навсегда осталось в секрете. Память бережно сберегла нашу тайну.

«Почтовый роман» продолжался до конца каникул, когда наступило время переезда нашей семьи в Арзамас. Что означают эти увлечения в двенадцатилетнем возрасте. Но они, эти явления довольно широко распространены. Кто не видел на стенах и заборах изображений «романов» из трех слов в виде уравнения скажем: «Петя+Вера= любовь». Не осталось без внимания и наше увлечение. Много лет спустя, в одном романе, я встретил упоминание о французской песне: "Влюбляйтесь, влюбляйтесь в пятнадцать лет!" Это во Франции! А тут в холодной восточной стране, да еще в двенадцать лет! «Тайна сия велика есть».

***

Так в чем же "тайна сия?" Я, думая, что первая любовь, это второе рождение человека, когда у него проявляется кристально чистое желание счастья другому. Здесь я позволю себе нарушить хронологию рассказа. В 1956 году, то есть через 30 лет, мне вновь удалось быть в Кирилловке и я не мог удержаться, чтобы не повидать ту, которая первой покорила мое сердце. Из рассказов я узнал, что она по-прежнему живет в этом доме. Дети ее, выросли, живут в городе, муж ее в местах заключения, отбывает наказание за бытовое хулиганство. Она глуха, что является следствием побоев. Вооружившись авторучкой и блокнотом, я вместе с двоюродным братом Семеном Павловичем сделали визит.

У нас снова состоялась переписка, но за столом. На листке блокнота, я представился, напомнив ей о нашем «почтовом романе» с помощью щели в подворотне. Она прочитала. На лице ее я увидел выражение того же, какое испытывал сам. Она тут же написала ответ и подала мне с грустной улыбкой. О чем мы писали в детстве? Этого мы не могли вспомнить и тут же согласились, — это была переписка о чувствах двух ангельских сердец. В переписке за столом, я не стал тревожить ее вопросами о дальнейшей судьбе, дав понять, что в общих чертах знаю все. Ее папа в начале 30-х годов после продолжительной болезни умер, Мама, не перенесла смерти мужа, умерла. Дочь осталась одна сиротой в самом начале юности… Вот уж действительно: — «нет печальнее истории на свете».

Воспоминания. История семьи. Филатов Василий Сергеевич (24.02.1914 по ст.стилю — 08.09.2006) foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий