Поиск

Союз словоблудия.


  • Эти два фильма неминуемо подвергают сравнению — «Звезду пленительного счастья» и «Союз спасения». Можно коротко: «Звезда…» — это искусство, а «Союз спасения» — проект. «Звезда пленительного счастья», вышедшая в разгар брежневского благорастворения, казалась печально-эстетской вещью — мол, все дворянско- интеллигентские порывы (и позывы) кончаются виселицей или каторгой. Но тот фильм — очаровал.

    Сочная, пряная линия «второстепенного» заговорщика Ивана Анненкова с игривой, но верной Полиной Гебль нарисовалась волшебно, а просьбу «не обещать любови вечной» запевали тогда не только на радио, но и во дворе под расстроенную гитару. Но главное — петь это будут ещё долго. И смотреть «Звезду…» — пусть фрагментарно, пару сценок с участием Костолевского в белом мундире, а вот «Союз спасения» — продукт одноразовый. Хотя, и качественный.

    Это не убогость современности — это её конструктивная данность — склёпывать клипы. Завтра — другие, не менее красочные и добротные. Свистящий ритм бытия заставляет ваять одномоментное — вечность не волнует. Нравится — хит. Посмотрели-послушали-забыли. Потому что завтра — новизна. Ещё Герман Гессе предрекал всё это: засилье быстрых, лёгких, с виду наукообразных произведений, где не существует ни глубины, ни крепкого начала…

    «Признаемся, мы не в состоянии дать однозначное определение изделий, по которым мы называем эту эпоху». В эру пост-пост-модерна, когда мы вынуждены ловить аллюзии аллюзий, умиляет подбор актёров: так, Сергея Трубецкого и Кондратия Рылеева играет отлаженный дуэт — Максим Матвеев плюс Антон Шагин. Оба, засветившись в серпантинно-открыточных «Стилягах» у Тодоровского-младшего, перешли в сериал «Бесы», где уже представляли Ставрогина и Петеньку Верховенского.

    Несомненной удачей фильма является образ Николая I – пожалуй, самого заплёванного и оклеветанного русского государя. Кинематографическая судьба Николая — столь же скорбная. Он выступал то полудурком, то бабником, то — пустым местом, истуканом при усах, жирноватых ляжках и тугих ботфортах. Лишь в «Звезде…» Василию Ливанову довелось сорвать эту клоунскую маску и показать лицо умного, бесстрашного, но — злобно-мстительного правителя. Увы, на этом всё и кончилось — последующие Николаи Павловичи (особливо гротесковый царь-каска — Юрий Яковлев из перестроечного «Левши») малевались всё теми же вариациями.

    В «Союзе спасения» наконец-то мы видим статного мужчину с выразительными глазами. Актёры, выбранные на роли декабристов, не имеют портретного сходства с прототипами, а здесь — если не точное попадание, то хотя бы встраивание в типаж. Артист Иван Колесников и его Николай I настолько органичны в этом формате, что постоянно кажется: фильм-то не о декабристах, но о власти, а царь — базовая фигура. Все вихри закручиваются вокруг претендента — Николай то испуган, то зол, то решителен. То — печален.

    Зрители и кинокритики задаются вопросом: «Где, в каком месте авторы не дотянули до оценки пять?» — после просмотра остаётся звенящая пустота, хотя фильм шёл на едином дыхании — без провалов, простоев и ненужных длиннот. В своём клипо-жанре «Союз спасения» — вещь пристойная. Финальный аккорд выглядел бы значительно сильнее, если бы справка о царствовании Николая и — последующей гибели Александра II была бы не так сухо подана…

  • Полностью текст — тут. zina-korzina.livejournal.com
  • Добавить комментарий