Поиск

«Раба любви» — эстетство гибели и траурное солнце.


  • Кинокартина «Раба любви» совсем не о любви и тем более не о революции. Не о белых и красных, которых в этом повествовании можно спокойно менять местами, делая актрису Вознесенскую и её друга — механика Потоцкого — белогвардейским подпольем (а не красным). Я как-то попробовала смотреть «Рабу…» с этих позиций (то есть меняя знаки — удивительная штучка вышла). Однако ж гениальный фильм Никиты Михалкова — о прощании с Серебряным веком и его чарующим светом.

  • Кадр из фильма и знаменитая картина Зинаиды Серебряковой свето_созвучны.

    Это фильм-ностальгия, притом ностальгия человека, лично всё это не видевшего, не знавшего. «Раба любви» — это конец времён, а съёмочная группа во главе с эксцентричным режиссёром продолжает делать вид, что мир всё ещё прекрасен. В кадре — лавины света. Белого света и — белого цвета, который так любили в 1910-х. Его писали, им наслаждались. Безумное солнце буквально заливает пространство. «Будем как солнце!» — требовал Константин Бальмонт.

  • Модный тюрбан (справа — от Поля Пуаре) и вечно-минорное выражение лиц. При таком-то ярком свете.
  • Вся эстетика позднего Ар Нуво — это бесконечность белого и чёрного. По теории Василия Кандинского — ещё одного гения тех времён — оба цвета являют собой два разновидности безмолвия… zina-korzina.livejournal.com
  • Добавить комментарий