Поиск

«Народ, или Когда-то мы были дельфинами» Терри Пратчетт


Когда мы будем дельфинами

Один человек — ничто. Два человека — народ.
—  А три человека тогда что?
—  Народ побольше.

Философский роман в жанре альтернативной истории, которой сэр Терренс немало озадачил своих издателей, ждавших от него продолжения приключений Тиффани Болит. Иногда случается, что книга рвется из писателя и нет человеческих сил противиться. Двенадцать лет назад, сразу после известия о страшном диагнозе, такой книгой для Пратчетта стал "Народ". Это вообще не о Плоскомирье. Вернее не так, роман мог бы быть очень отдаленным приквелом к событиям цикла. С равной вероятностью мог бы и не быть.

Середина XIX века, Англия, эпидемия "русского гриппа" (прообраз "испанки") только что убила короля и ближайших претендентов на престол. Согласно извилистым законам о наследовании, губернаторствующему в колониях сэру Генри Феншоу (вдовец, имеет тринадцатилетнюю дочь Эрментруду) надлежит немедля прибыть в метрополию, дабы не допустить даже гипотетической возможности смуты и безвластия в Империи. Когда становится ясно, что отцу предстоит занять престол, девочка отправится следом за отцом. К несчастью, именно тогда чудовищной силы цунами проносится над Тихим океаном, сметая с лица земли маленькие островки со всеми их обитателями и губя бесчисленное множество кораблей.

В это же время тринадцатилетний Мау проходит инициацию на отдаленном Острове мальчиков. Согласно обычаям племени, мальчик становится мужчиной лишь после того, как проведет в одиночестве месяц, построив за это время каноэ, на котором должен вернуться к своему народу. Из инструментов в ретрит положено брать лишь нож и каким образом посредством такого примитива умудряешься построить лодку, совсем непонятно, но абсолютное большинство испытание проходит, а количество не сумевших справиться столь ничтожно, что само упоминание о них в языке Народа скорее имя нарицательное, чем собственное. Опережая вопросы: Мау справится, заботливые односельчане заранее припрячут острый топор в таком месте островка, где нельзя не найти (спойлер: этот топор станет ружьем, которое выстрелит в четвертом акте — но сейчас сделаем вид, что я этого не говорила, а вы не слышали).

Вы уже догадались, что корабль девочки потерпит крушение, выживет в котором она одна. А мальчик, достигнув на построенном каноэ родного берега, найдет лишь разрушенные дома и множество трупов. Которые нужно будет похоронить в море. Потому что после смерти мы превращаемся в дельфинов. А отдав последнюю дань соплеменникам и самому отправиться за ними, потому что зачем жить в мире, где ничего не осталось? Он сделал бы это, если бы не призрак белой девочки, который то и дело маячит на периферии зрения. Дальше будет увлекательная робинзонада от Пратчетта, в ходе которой люди, принадлежащие к разным культурам будут учиться находить общий язык, защищать слабых, противостоять злу.

Роман не займет место среди любимых пратчеттовых книг. Да ведь и разные части Плоского мира мы любим по разному: Ведьмы для меня с самого начала были вне конкуренции, а Ринсвиндом прониклась очень нескоро. Или Номы из "Угонщиков" — сэр Терренс говорит, что начал писать книгу в пять лет (ну, то есть, идея пришла к нему тогда), и предназначена, вроде как, для детей, а вот поди ж ты, именно с этой эпопеи, запиваемой декалитрами пива, началась моя большая любовь к нему. Это хороший роман, он плохого просто не умел делать. И очень новогоднее чтение.

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий