Поиск

О диалогах в операционной — 251…


Кстати, вот за что я люблю наш Наркомздрав, так это за стратегических планов громадье и их удачную реализацию. Только в мою, простимулированную вкусными этанолсодержащими напитками память врезались:
1) Врачи общей практики (GP, если пользоваться аббревиатурами вероятного противника) одинаково успешно умеющие лечить и глаз, и жопу после трехмесячной переподготовки из кого угодно и радостно стремящиеся в деревню Дальние Ябеня, чтобы за одну зарплату заменить отсутствующих и окулиста, и жополога;
2) Освоение выделенного на модернизацию бюджета, когда Дальнеябенская ЦРБ закупала технику исключительно экспертного класса, ибо только её отсутствие мешало превзойти качество медицинских услуг на 5/6 части суши;
3) Оптимизация, когда благими намерениями был выстлан плевок в основной критерий оценки качества здравоохранения — длину очереди.
Теперь мы проходим непрерывное медицинское образование (НМО по-нашему). Вместо того, чтобы раз в пять лет прогулять месяц за счёт бюджета, прогуливаем (хотя знаю места, где на это дело приходится неделю из отпуска брать) по неделе в год за свой, преимущественно, счёт. Но мы с подельником из Клиники Федерального подчинения в тот раз попали на лекции за счёт бюджета и перевода в дежуранты. В наш местечковый институт усовершенствования, ныне переименованный в акадэмию. Учиться оказывать экстренную помощь при аллергических заболеваниях. В толпе участковых терапевтов.
— …При анафилактическом шоке нужно сразу ввести преднизолон!..
— Бля-а-а! Она же ху… э-э-э… ерунду несёт! — нерасчетливо громко прошипел оторвавшийся от чтения художественного произведения Алексей Романович, уверенный, что лечить анафилактический шок надо адреналином. Он не раз видел, как доктор Хаус из одноименного сериала это проделывал, используя готовый раствор, расфасованный в шприцы. Кстати, расфасовка в шприцы противоречит марксистской идеологии — у нас он хранится в ампулах и в холодильнике, иначе Росздравнадзор оштрафует.
— Тихо, Алексей Романович! Вот запомнит она вас — прогуливать не сможете! — подельник Алексея Романовича по Клинике Федерального Подчинения выразил ему своё неодобрение тем же шёпотом.
— Ну, ху… э-э-э… ерунду же… — наш герой был непреклонен в отстаивании своих идеалов.
— Прекратите разговоры, записывать мешаете! — попытался прервать диалог кто-то из социально активных участковых терапевтов, равный тысяче участковых гигапевтов. Или миллиону мегапевтов.
— Бля-а-а! Они эту ху… э-э-э… ерунду ещё и записывают! — Алексей Романович продолжил свой славный путь к посещению всех лекций. nadie_escribe.livejournal.com

Добавить комментарий