Поиск

Герой времени


Под классикой отечественного кино принято понимать кино сложное: Эйзенштейна, Тарковского, Германа или Хуциева. Но есть ведь и кино легкое, которое тоже давно уже находится в анналах истории, несмотря на несерьезность жанра. И даже если ему не найдется места в монографиях и исследованиях, то в сердцах зрителей оно поселилось прочно.

Юрий Чулюкин снял около пятнадцати фильмов, но в памяти остался как автор двух – «Неподдающиеся» (1959) и «Девчата» (1962). Они очень похожи и в то же время такие разные. Общее настроение картин, схема построения сюжета и, конечно, Надежда Румянцева в главной роли бесспорно роднят их. Но интонации совершенно разные, и, конечно, эта разность во многом зависит от главных героев, сыгранных Юрием Беловым и Николаем Рыбниковым соответственно.

Режиссеру удалось ухватить дух времени, показать его нам и оставить в памяти его невероятно пленительный след. Чулуюкин никогда не претендовал на летописца «оттепели», но именно ему удалось ее запечатлеть наиболее объемно. Причем выбирал он для этого не поэтические вечера в Политехе или острые нравственные конфликты, а ставил в центр своих картин простые ситуации из жизни обычных людей, далеких от центров общественных дискуссий. Нам сложно представить себя на месте Ани из «Заставы Ильича», а вот на месте Нади Берестовой – легко.

Казалось бы, что общего у заводского лоботряса Толи Грачкина и интеллигентных работяг Марлена Хуциева? В чем типичность ситуации перевоспитания двух лентяев комсомольской активисткой? Ответ, как мне кажется, на поверхности: в вере в себя и в свое будущее.
Ироничная и заразительная в своем задоре комедия «Неподдающиеся» уловила время внутреннего раскрепощения человека, который может и на летней эстраде в парке устроить танцевальное шоу, и на вышку для прыжков в воду выйти в семейных трусах. Это время песен под гитару, отчаянных прыжков в реку с моста, глупых безрассудств и, конечно, первой любви. В ней-то и ищут смыслы все «оттепельные» герои: и Саша Савченко («Весна на Заречной улице»), и Сергей («Застава Ильича»), и Колька («Я шагаю по Москве»), и Толя с Надей («Неподдающиеся»).

Надежда Румянцева говорила в интервью о том, что Чулюкин придумывал образ героини именно под нее, но в итоге фильм стал бенефисом Юрия Белова. Который тоже был типичным героем своей эпохи, и карьера которого завершилась фактически вместе с эпохой. Но вместе с «Неподдающимися» — истинно народной киноклассикой – Белов стал и народным (в самом точном и первозданном значении этого слова) артистом. Его Толя Грачкин вроде бы должен воплощать на экране собирательный образ простого и доброго малого, который лоботрясничает в общем-то тоже исключительно по причине своей простоты. Но виртуозная игра актера, его способность к импровизации (что чувствуется даже на экране) сделали образ его героя сложным, многослойным и далеко не простым. Актер сумел объединить в Грачкине непосредственность и принципиальность, чуткость и тонкий юмор, обаяние и легкость.

История перевоспитания как комсомольского задания, производственная комедия превратились в руках Юрия Чулюкина в искрометную историю о весне, молодости, надежде и любви. Любви к жизни и к человеку – самой загадочной и притягательной теме важнейшего из искусств. marie_bitok.livejournal.com

Добавить комментарий