Поиск

Эволюция автомобильных путешествий на примере семьи Французовых


Недавно с женой вспоминали, что в этом году исполнилось ровно 10 лет с тех пор, как мы увлеклись автомобильным туризмом. Решил вспомнить, как всё начиналось, тем более, в конце года принято подводить итоги, так что попробую рассказать о том, что нам больше всего запомнилось.

1. В 2005 году я стал владельцем Тойоты Селики. Год спустя моя будущая супруга, увидев сообщения на форуме Селика-клуба, постучалась ко мне в «аську» (помните такой мессенджер?) с просьбой помочь найти ей подходящий вариант среди множества «утопленных американских перевёртышей«, которые в избытке были представлены на российском рынке. «Аська» почему-то сглючила и сообщила, что судя по профилю Юля из Казахстана. Я решил, что это какой-то спам и едва её не заблокировал. Потом выяснилось, что живем на соседних улицах, и с тех пор мы не расставались.

Итак, у нас было две Селики в одинаковых обвесах «а-ля Ламборгини». Пока красненькая месяцами стояла в сервисах, ездили на беленькой.

В то время спутниковая навигация и мобильный интернет в авто были ещё относительной экзотикой, а я примерно в то время увлёкся «строительством карпьютера» — это когда энтузиасты самостоятельно устанавливали в машины сенсорный экран, «обычную» материнскую плату и специальный автомобильный блок питания для неё. Про Алиэкспресс тогда не слышали, в наличии ничего не было, всё только под заказ, очень многое приходилось делать руками. В центральную консоль было врезано два экрана — под мультимедиа и под навигацию.

За пару лет написал оболочку, заточенную именно под управление сенсорным экранам. Когда пришла в голову мысль про видеозапись происходящего на дороге, покупка обычного регистратора показалась слишком скучной — была куплена вебкамера и самостоятельно написан софт.

С завода отсутствовал климат-контроль, на консоли были только «крутилки» печки. Добавил к ним сервоприводы, спаял для них силовой блок управления, который подключался к компьютеру через LPT-порт. Этот же блок управлял люком и стеклоподъёмниками, зажиганием и открытием багажника.

С брелка сигнализации отдельной кнопкой включался «карпьютер», который после загрузки поднимал вайфай-сеть. К ней в режиме удалённого рабочего стола можно было подключиться со смартфона, открывалось окно моей оболочки, оптимизированное под маленький экран, с которого можно было управлять любыми функциями. В общем, тачка заводилась с телефона задолго до того, как это стало мейнстримом. 🙂

2. На форуме Селика-клуба «легендарному ЛеоКару» (а точнее, его доработкам) был посвящён не один десяток страниц бортового журнала. Закончилось всё установкой мотора и полноприводной трансмиссии от предыдущего поколения «Селики ГТ-Фор». Через какие-то полгода после этой фотографии машина уже бодро валила боком в поворотах. Но вместо езды по треку мы зачему-то начали кататься по природе и заброшкам. 🙂

3. 2009 год. Поездка на «Белую гору» химических отходов под Воскресенском. Именно с того момента я начал вести блог 10 лет назад.

В те времена штрафы были ещё не столь суровыми, так что по Москве мы катались без переднего номера, так как было жалко дырявить бампер. Стационарных камер ещё практически не было. Однажды нас остановили за «небольшое» привышение в населённом пункте. Когда я сказал сотруднику ДПС, что на снимке «номер не читается», тот с улыбкой предложил достать его из-под лобового стекла и повесить туда, где он должен быть. 🙂

Молодость, в общем. При этом на дороге всегда вели себя вежливо: обочины, пешеходные переходы, тротуары — это внутреннее табу, которое никогда не нарушали. Хотя как-то раз заехали в торговый центр:

4. Собственно, даже несмотря на полный привод, возможностей ЛеоКара вне асфальта нам быстро стало не хватать. Диагональ она не ехала по причине полного отсутствия электроники («мозги» мотора 3С-ГТЕ были подключены тремя проводами). В машине, которая изначально почему-то была спроектирована заводом как переднеприводная, в центральном тоннеле разместился карданный вал, а труба выхлопа торчала под ней, так что реальный дорожный просвет был не больше пачки сигарет.

После очередного съезда в поле сзади справа что-то загудело. В сервисе приговорили ступичный подшипник, но идентифицировать, какая именно ступица стоит в этом «Франкенштейне» они не смогли. Посоветовали связаться с человеком, который вживлял полный привод.

— Валерыч, привет! Подшипник полетел, подскажи, что делать?
— Поищи на праворульных разборках «Тойоту Короллу Филдер». Нужна ступица в сборе. Если не найдёшь в Москве, поищи во Владике. Только там посадочные отверстия шпилек под колёсный диск не твои, найди токаря, который пересверлит. Забыл уточнить — «Филдер» нужен синий, а сверлить лучше в новолуние, иначе опять быстро выйдет из строя. Так, дружеский совет.

С тех пор я зарёкся от любого «свапа» в своей жизни.

5. Мы начали смотреть более подходящие машины для путешествий, и в итоге влюбились в Хонду Элемент. Диагностика показала, что в США он был немного битым в морду и задницу, но это мелочи. Зато был полный привод и огромный салон, в котором жена могла ходить на ходу, извиняюсь за каламбур. Через год я «лифтанул» его проставками на 3 дюйма и поставил «злую» АТшную резину.

6. Два ряда сидений раскладывались в ровную кровать, так что с этого момента мы забыли про палатки и стали ночевать исключительно в машине. Был сделан первый шаг навстречу комфорту настоящего кемпера.

7. В багажнике у ЛеоКара лежал большой сабвуфер. Когда друзья приехали в гости и попросили открыть багажник Элемента, то, судя по их лицам, были удивлены. Поездки поездками, а горячая еда по расписанию! 🙂

8. В общем, в те годы у нас конкретно «сорвало крышу» от того, сколько интересных мест, оказывается, можно посетить на обычном кроссовере. На 1500 рублей тогда можно было залить бак 95-го бензина, так что на этой машине мы объездили вначале все заброшки и интересные места близлежащих областей.

2011 год. Решили, что задние сиденья для экипажа из двух человек не нужны, так что можно от них избавиться, установив в машине спальник «как у взрослых экспедиционеров». С материалом не мудрствовал лукаво — на строительном рынке было куплено два огромных листа ламинированного ДСП. Во время их перевозки лифтованная задняя часть ощутимо просела, но я не обратил на это внимание.

Во время испытания спальной системы при подъёме на крутой холм где-то в Липецкой области слегка загудела коробка-автомат. Либо от старости (пробег приближался к 230 тысячам), либо от «небольшого перегруза». А у нас как раз была запланирована первая «большая» поездка в Крым на целых две недели!

9. Решив, что ремонт займёт много времени, отправились как есть. Доехали нормально, а вот подъёмы и серпантины коробку окончательно добили. Нормально работали вторая и четвёртая передачи, первая по настроению, а третья попрощалась сразу. Трогалась машина с сильным гулом. На подъёмах приходилось раскручивать вторую передачу «в звон» и бросать педаль газа, чтобы коробка сразу переключилась на четвёртую. И очень аккуратно работать педалью, чтобы она не «убежала» на третью, иначе тяга пропадала, приходилось останавливаться. А когда упирались в медленно едущий грузовик, то обгон превращался в приключение.

В итоге неспешно посетили половину мест из запланированных, очень много гуляли пешком, а под конец сунулись на песчаные пляжи (рукалицо), где машина почему-то отказалась ехать.

Домой всё-таки добрались своим ходом. Когда где-то в Орловской области остановились на обочине, из коробки доносился грохот даже на «паркинге».

Коробку отремонтировали за 4 дня и 45 тысяч рублей, из них 2 дня ушло на снятие-установку. Х — Хонда — Хорошо. Но, как говорится, «неприятный осадок остался».

Пришли к выводу, что настоящий экспедиционный автомобиль должен быть простым, железным, без электроники и с МКПП, чтобы можно было починить молотком в поле. И случайно пересеклись на парковке супермаркета с бывшим одноклассником жены.

У него был Дефендер.

Простой, железный, квадратный. По чужим рассказам сформировалось мнение, что там с эргономикой вообще всё плохо, но посидел за рулём — понравилось. Настоящий Внедорожник!

10. Нашли подходящий вариант с пробегом 95 тысяч. После небольших доработок (колёса-бампер-лебёдка) отправились на Кавказ.

Тогда мы ещё не умели ездить медленно. На трассе М4 я разогнал его до 130 километров. И вот странно: стрелка температуры на приборной панели показывает середину, тогда как экранчик маршрутного компьютера «Мультитроникс» утверждал, что температура растёт. 105… 110… 115 градусов. Лишь после этого стрелка резко взмыла вверх. Видимо, английские инженеры решили, что негоже отвлекать водителя от дороги такой ерундой, как перегрев мотора, а я понял, что электроника в нашей машине всё-таки присутствует.

Спального места ещё не было, салон был не утеплён, на улице поздняя осень. Ночевать приходилось у родителей в Кисловодске. Та поездка запомнилась мне перевалом Гум-Баши, мы были там 7 или 8 раз. Только стартанёшь из дома, что-нибудь посмотришь, как короткий осенний день уже закончен и пора возвращаться обратно через перевал.

По пути в Москву машина почему-то съела два литра масла.

11. 2012 год. Поучаствовали в нескольких лесных покатушках, после чего поняли, что «грязь ради грязи» нам совсем не интересны. Отправились в Карелию. Смотрели церкви и часовни, застревали и лебедились на свежем воздухе. Как-то утром в Нильмогубе придавил мороз за тридцаточку. После запуска двигателя загудела турбина, вначале совсем чуть-чуть. Но пока добрались до дома, гул стал сильным, частично пропала тяга.

Поменяли турбину, машина поехала прям круто. Мотор тянул так, что не верилось, что там 122 лошади. Но недолго. Подойдя к Дэфу на следующий день, увидел большое пятно масла на асфальте, которое выдавило из поддона двигателя по всему периметру. Трансмиссия, рама и даже задняя дверь были в чёрных каплях. Когда вытащил масляный щуп при работающем двигателе, оттуда вырывалась тугая струя выхлопных газов. Мотор при работе откровенно грохотал.

12. Так на пробеге 105 тысяч километров началось небюджетное, но очень увлекательное мероприятие под названием «капитальный ремонт дизельного двигателя«. С прощальным гулом старая турбина накидала стружки в цилиндры. Поршни шатались пальцем туда-сюда. Мастера сказали, что Дэф «бодро вваливал» на смеси моторного масла и дизельного топлива. Агония напоследок.

Уж не знаю, в чём было дело. Либо в фордовском моторе «Пума», либо в том, что мы его изрядно погрели, либо «привет» от предыдущего владельца, который на прощание как-то излишне настойчиво просил не менять масло — мол, только залили новое. В итоге ремонт делали долго и сделали очень хорошо, расхода масла не было вообще. Мотор надо было обкатать. И тут семейство Климовых позвали нас в экспедицию в Киргизию.

— А что в Киргизии?
— Там очень, очень, ОЧЕНЬ красиво!

По странной случайности накануне выезда мы посмотрели фильм TimeScapes — «Пейзажи времени». Постоянно ставили его на паузу, разглядывая детали и споря друг с другом, что так не бывает, пейзажи не настоящие, а Млечный путь нарисован в «фотошопе» и приклеен. А следующим утром стартанули в Киргизию.

13. Там оказалось, что «так бывает»: снежные горы, тянь-шаньские ели, бездонное чёрное небо и яркий Млечный путь, проплывающий над головой. Тогда мне снова «сорвало крышу», но уже от двух вещей: интервальной съёмки всей этой красоты и пьянящей свободы, которую способен подарить внедорожник в дальних путешествиях.

Планировалось, что на всю «экспедицию» нам хватит две недели. Но в итоге пришлось всё переигрывать и сажать девчонок на самолёт, а самим перегонять машины, чтобы выиграть драгоценные деньки. Уложились в три недели, из которых 12 дней заняла дорога туда-обратно (магистраль «Западная Европа — Западный Китай» только строилась, и дорога была просто ужасной) и 9 дней мы, собственно, катались по горам.

Это была как первая любовь: всё, что рядом, стало вдруг неинтересным, а все последующие поездки мы долгое время сравнивали именно с тем путешествием по Кыргызстану.

14. 2013 год. Солевые озёра Эльтон и Баскунчак, первые поездки по бескрайним астраханским степям одной машиной, когда вокруг никого и надежда только на себя. Потом озеро Маркаколь на границе России, Казахстана, Китая и Монголии. И первое «соло» по казахстанскому Тянь-Шаню вдоль границы с Киргизией. Пришло понимание, что задний ряд сидений нам не нужен, а раз так, то в машине освободилось куча места. Был установлен самодельный кухонный модуль с газовой плиткой и раковиной, холодильник и автономный отопитель, бак для воды с подогревом от ТЭНа через инвертор, сзади добавлен каркас душевой кабины, так что при открытой задней двери можно было принимать на улице горячий душ, спрятавшись от ветра и посторонних глаз.

2014 год. Со всем этим мы попытались взлететь отправились покорять просторы полуострова Мангышлак в Казахстане. В самом красивом месте — урочище Босжира — случайно встретили Евгения Заичкина, на легендарном «крузаке» которого было написано большими буквами слово «Монголия». Той ночью был майский поток метеоров. Глядя, как очередная звезда срывается на небосклоне, я загадал поехать в Монголию.

Сбор информации, получение виз, подготовка машины. За две недели до старта внезапно потек насос ГУР. Поменяли. Я отправился в дорогу, а Юля должна была прилететь в Новосибирск самолётом через 4 дня.

15. В паре сотен километров от Омска запарковался в лесу и включил «вебасту», чтобы погреть салон перед сном. Криворукие мастера, которые меняли сальники в раздатке, не стали «заморачиваться» с выхлопной трубой отопителя и кинули её поверх основной косы электропроводки. В машине случился небольшой пожар, о котором я узнал, когда заведённый в тот момент двигатель начал глохнуть. Выбегаю на улицу — поляна в дыму, металлический шланг выхлопа закоротило на силовой «плюс», он раскалился и красиво подсвечивал днище машины и полярку вокруг оранжевым цветом. Потушил, скинул клемму аккумулятора и лёг спать, решив придумать что-нибудь утром.

На следующий день, к моему удивлению, мотор завёлся, но почти вся электрика не работала. Кондиционер, печка, стеклоподъёмники, центральный замок — ничего. Зато зажглось салонное освещение и отказывалось выключаться. Сдох спидометр, лампы на приборной панели, а у мотора пропала тяга. Дотянул до Омска, но был выходной день, и во всех сервисах, куда я звонил по пути, не было электрика. Решил двинуть в Новосибирск, заодно попробовать восстановить проводку самому. Не доезжая до города несколько десятков километров, дорога идёт по высокой насыпи, а по сторонам заболоченные места. Нашёл подходящий съезд, но чтобы не блокировать дорогу, пришлось проехать от трассы километров пять, пока не встал на крошечной полянке.

Выложил кучу вещей из салона, снял центральный подлокотник между сиденьями, снял расположенный под ним автономный отопитель, демонтировал кусок пола, чтобы добраться до проводки. Разобрал блоки предохранителей и реле, чтобы была возможность ослабить натянутую косу проводов. И в тот момент понял, что нашёл «самое удачное» место для ремонта, так как ни один эвакуатор ко мне просто не доедет. Вечером появились комары, а когда они неожиданно исчезли, пошёл дождь…

После зачистки и сращивания примерно 40 сгоревших проводов, сборки блоков реле и замены кучи предохранителей, я накинул клемму на аккумулятор. К удивлению, всё заработало «лучше, чем до аварии», как в том анекдоте. В 6 утра забрал жену в аэропорту и мы отправились на самую красивую дорогу России — Чуйский тракт. Нас ждала Монголия.

16. Катаясь по озёрам Монгольского Алтая, умудрились сломать переднюю (!) пружину, из-за чего морда забавно просела, как на заниженной «приоре». Во время моих неудачных попыток открутить амортизатор сорвал все шлицы на гайке. Оставалось только срезать. Или сам амортизатор, или ставшие «ненужными» витки пружины, которые на нём болтались. Под грохот обломков пружины, вернулись в местный центр цивилизации — Баян-Улгий.

Покатались по сервисам, болгарки НИ У КОГО НЕТ! С трудом нашли болгарку у мужиков, которые занимались изготовлением деревянной мебели. Диски, соответственно, у них были не те, что режут металл, а те, которые шлифуют дерево. Несколько часов срезали стальную пружину, по сути, куском наждачной бумаги…

Начали решать, что делать. До дома примерно 4500 километров, а до Гоби — каких-то 1200. Кто не хочет, тот ищет причины. Кто хочет, тот ищет возможности. У нас возможность была.

И вот мы отправились в пустыню Гоби. Туда, где песчаные каньоны, кости динозавров, пропавшие английские экспедиции и вот это всё. Вдвоём. На «ломучем английском уазике» с палёной проводкой и перекошенной как у «лоурайдера» мордой.

По пути датчик скорости на раздаточной коробке перешёл в квантовое состояние — он «работал», «не работал» и «работал неправильно» одновременно. В первом варианте машина ехала как надо. Когда «работал неправильно», стрелка спидометра прыгала на отметку «200 километров в час», мозги, действуя по логике «джентльмены не спешат и поэтому не опаздывают» отключали подачу топлива. Когда «не работал», стрелка падала на «ноль», а мозги отрубали наддув турбины — зачем он нужен, если машина стоит на месте?

Хуже всего датчику становилось после бродов. А бродов там было много. Один раз мы ехали в грозу около 20 километров по дну ущелья, которое внезапно превратилось в реку, а уровень воды поднимался на глазах. Но в итоге всё-таки добрались до пустыни.

https://instagram.com/p/xEHVdbTQwd

17. В Гоби, конечно, космос. То, ради чего стоит ехать в Монголию. Когда смотрю на карту, висящую на стене, то не верится, что мы там были. Надеюсь, когда-нибудь расскажу и про ту поездку, хотя прошло уже больше пяти лет.

В пустыне мы встретили путешествующую семью москвичей, которые жили на соседней станции метро. Ночью сидели у костра, а глава семейства, в силу специфики своей работы, рассказывал нам много любопытного про добычу сланцевой нефти в США и что нас ждёт в ближайшие несколько месяцев. Да быть не может, подумал тогда, бред какой-то…

Из Гоби мы поехали на север Монголии, увидеть «младшего брата Байкала» — озеро Хубсугул. Спасаясь там от грозы, попытались переехать глубокую речку, в которой сломали вторую переднюю пружину. Морда Дэфа после этого стала «выглядеть аккуратненько» — симметрия всегда к лицу. Но до границы оставалось около ста километров и было уже как-то всё равно. Перед выездом встретили растянувшуюся колонну из 20 внедорожников под предводительством Алексея Мочалова. Ребята по очереди подъезжали к нам, спрашивали, с кем мы едем, мы гордо говорили: «одни», а те в ответ крутили пальцем у виска.

Когда оказались в России, я поцеловал асфальт. За 40 дней отсутствия родина встретила соляркой по 36 рублей и новостями про какие-то «санкции». Переночевали на Байкале, поставив очередную «галочку» в списке, дальше Юля самолётом в Москву, а у меня был длинный и интересный перегон многострадальной машины.

18. К чему я это всё? Когда кто-то начинает рассказывать про то, что готовить и принимать еду надо исключительно на улице, а кухня в кемпере ни к чему, я советую посетить Монголию, «страну ветров». В ту поездку мы поняли, что спасительного места в машине как-то мало. Часть вещей ночевали на улице. В дождь приходилось затаскивать их обратно. Вдвоём не развернуться. Нам нужно было больше места.

Не устали от рассказа? Концовка уже близко! 🙂

19. 2015 год. Берём Дефендер и отрезаем снимаем всё лишнее.

20. Изготавливаем на заводе алюминиевый жилой модуль, устанавливаем на машину. Длительный этап внутреннего обустройства. Пробный выезд на поиски мёртвых кораблей вдоль берега высохшего Аральского моря. 600 километров диких степных дорог и полной автономии.

21. После чего было «путешествие года» через Россию, Казахстан и Узбекистан в Таджикистан, почти месяц на Памирском тракте среди «высокогорной пустыни», безжизненных гор и нетронутых озёр, откуда мы спустились в Киргизию, где провели ещё месяц.

22. У нас получился идеальный кемпер. Холодильник, газ, отопление и вентиляция, огромная спальная кровать, куча ящичков для хранения, горячая вода и даже душевая кабина в машине. Плюс впечатляющие внедорожные возможности. В общем, хоть завтра на край света. А потом узнали, что семейство Французовых ждёт пополнения.

23. Начал рисовать планировки салона с детским креслом. Требовалось перенести холодильник и большой бак для воды. Но куда? Текущая планировка была выверенной и испытанной тысячами километров, любые изменения выявляли кучу минусов в дальнейшей эксплуатации. Показал супруге несколько вариантов. На что та спросила: ок, а что будем делать, когда появится второй ребёнок? Ответа, понятное дело, не было. Машину, изначально построенную для двоих, оказалось проблематично переделать для проживания четверых человек и двух собак под одной крышей.

2016 год. На Новый год случайно нахожу на Авито «Фольксваген Калифорнию». Пробег 15 тысяч, максимальная комплектация, всё «заводское» и очень удобное. А главное — «второй этаж» из-за подъёмной крыши и 4 спальных места. А самое главное — бюджет, который сильно выходил за наши возможности, и отсутствие торга — «она идеальная, весной заберут«.

Но как-то сразу появилось чувство, что Буся всё-таки будет именно наша.

24. Тут вмешался случай. Курс рубля снова начал снижаться и в какой-то январский день за евро стали просить 90 рублей. На следующее утро (это была пятница) мы поняли, что терять нечего, сейчас или никогда. Позвонили хозяину, сказали, что есть определённая сумма в валюте стран Евросоюза на руках, можем либо подвезти их сейчас, либо подождать до понедельника, но в таком случае, судя по всему, высота денежной стопки будет меньше. Человек согласился, и вечером того дня мы неожиданно стали обладателями новенького кемпера на летней резине, с тремя разряженными в хлам аккумуляторами и летней соляркой в баке.

25. Юля, к удивлению, поддержала мою авантюру съездить зимой в Карелию, чтобы посмотреть Северное сияние. Перед поездкой купил новенькую беззеркалку, с которой через три дня провалился под лёд…

Друзья говорили, что Буся не съедет с асфальта, но мы-то твёрдо знали, что у нас — внедорожник.

26. Застрять в 20-градусный мороз в тупиковой мертвой деревне в перекошенной машине с беременной женой и двумя собаками — бесценно! А ещё в тот вечер был красивый закат.

— Мда, Дэф бы тут проехал.
— Дэф тут набок бы лёг.
— Ну у него хотя бы лебёдка!
— И за что её цеплять в чистом поле?

27. 2017 год. Начались первые поездки с Витюшкой. Ездить стали медленнее, а удовольствия от этого почему-то лишь прибавилось. Важнее оказалось не «на чём», а «как» ты путешествуешь.

28. Кавказ и Крым. Карелия. Приэльбрусье. Кабардино-Балкария. Киргизия. Машина, на которой «не съедешь с асфальта» позволила посетить кучу красивейших мест. За три с лишним года владения мы прожили в ней больше семи месяцев.

29. 2019 год. Так как снова ожидалось пополнение, то поездки начались ранней весной. Калмыкия, цветение тюльпанов, солевые озёра Эльтон и Баскунчах, барханы Астраханской области. Через месяц пути вернулись домой, Юля показалась врачу и вновь отправились в дорогу, на этот раз в Чечню и Дагестан.

30. В этом ноябре были планы посмотреть осенний Кавказ вчетвером, хотя места в машине стало откровенно не хватать. Но неожиданно на Бусю нашёлся покупатель, а через несколько дней родилась Алиса.

Что дальше?

Впервые за много лет мнения разделились. Жена настаивает на двухместной машине с мощным мотором, желательно белого цвета и с трёхлучевой звездой на капоте (один раз живём). Я по-прежнему уверен, что «однушка» в Москве будет практичнее. В общем, ищем варианты. При этом максимализм не даёт жить спокойно. Если квартира, то хочется красивый вид из окон. Если купе — то обязательно полноприводное и с понижайкой. На днях Алисе исполнилось три месяца, так что строительство дальнейших планов в самом разгаре.

Время покажет!

frantsouzov.livejournal.com

Добавить комментарий