Поиск

Свечи во тьме (1993): ESTOИIAИ ЯESISTEИCE AGAIИST SOVIET OCCUPATIOИ


Я, как и многие, люблю клюквенное кинцо про злой советский тоталитаризм, русских в ушанках и с балалайках, ядерные ракеты в каждом колодце и прочую развесистую клюкву. Главное, чтобы это было весело, даже если такое кинцо снимают как голимую пропаганду. К сожалению, все самое интересное и клюквенное уже явно снято и отсмотрено, так что волей-неволей приходится искать раритеты. И вот я таки почти случайно набрел на гениальнейший телевизионный фильм "Candles in Dark", снятый США в Эстонии (!) в 1993 году (!) с интернациональной командой американцев, русских и эстонцев, который посвящен истории о том, как очередной американский гражданин приехал за железный занавес и был втянут в диссидентское сопротивление. Товаристч, поверь — такой клюквенной Правды об оккупации коммунистами Эстонии ты больше не увидишь нигде, даже на радио "Свобода"! Мне с подручными товаристчами даже пришлось залезть в тайные архивы КГБ и найти фильм в аутентичной озвучке, чтобы адекватно его понять. Цени чужой труд — товаристч! И насладись им сполна!

Итак, неустановленный наукой год. Благодаря PERESTROYKA американка Сильвия приплывает в Таллин на корабле к своей дальней родственнице, которая осталась у нее от предка, сбежавшего в свое время за бугор. Первое, что она видит в порту — это отделяющий СССР от свободного мира Железный Занавес. Через него вооруженная армия допускает родственников и друзей прибывающих к встрече — под строгим контролем. Да, товаристч, ин Совьет Эстония Железный Занавес понимают буквально!

А знаете, что еще понимают тут буквально? Советскую оккупацию. Да, в этой вселенной абсолютно вся Эстония занята вооруженными русскими солдатами на каждому углу, которые контролируют всю жизнь в стране.

Пафосные планы на таможню. Злобный мальчик-пограничник пытается напугать американку взглядом, проверяет паспорт и медленно спрашивает: "Туризм?"

Наш человек!!!

Это вы еще не видели местных военных.

Форма с вырубленными топором петлицами, сумасшедшие головные уборы, флаг ЭССР, бюст Ленина, эбонитовый телефон довоенных времен и — внезапно! — магнитола "Вега" рубежа 1970-80-х, которая тут хрен знает зачем. Классика клюквы! Но больше всего доставила коллега этой девочки, которая в каком-то там военном учреждении внаглую носит форму железнодорожницы.

Но что доставляет еще больше, приехала Сильвия к своей сестре, оставшейся в Эстонии еще с послевоенных времен. Играет ее сестру Наталья Андрейченко, недолгое время в 90-х подвизавшаяся в иностранной клюкве типа этого фильмеца или "Авроры: операция перехват". Что, Мэри Поппинс, сбылась мечта идиотки, свалить с ветром перемен? В итоге она весь фильм изображает эстонку, но при этом с русским акцентом, что вполне веселит. Играла, к слову, на отцепись.

Радостные сестры обнимаются, и Андрейченко увозит Сильвию и свою американскую подругу Тину на жигулях. Кстати, прикольно, что весь транспорт в фильме уже с новыми эстонскими номерами, но всем по фиг, никто переделывать не стал.

Ин Совьет Эстония советиш оккупейшн эвэривэа! Советиш солджиер спик: "Хальт!" аур гёрлс энд тэйкс PASPORT оф Сильвия. Он долго и внаглую рассматривает девку, крутя в руках паспорт и показывая его какому-то своему tovaristch-жидомонголу. Оказывается, все это только для того, чтобы задержать машину и открыть проезд товаристчу полковнику на Chaika ГАЗ-13.

Он блэк Чайка ин Совьет Эстония ремувс типичный совьет полковник КГБ с простым именем Александр Аркуш. Играет его известный австрийско-американский актер Максимиллиан Шелл. Он же, как ни забавно, режиссер этого фильма. Он же — муж Натальи Андрейченко, без которого она бы даже сюда хрен пролезла.

Три не-сестры продолжают путь, Андрейченко и Тина рассказывают нашей туристке, как страшно жить в Этой Стране, и что русские оккупанты страшно угнетают несчастную Эстонию. Они не доверяют эстонцам, они нагнали сюда русских солдат, они заколотили старые эстонские церкви, даже вместо Рождества заставляют справлять какой-то Novi God с сатанинской пятиконечной звездой на елке! Но эстонский народ пробудился под веяниями перестройки! Теперь эстонские борцы проводят под видом экологических активистов демонстрации под фактическими национальными флагами! И нам даже объясняют, что они означают, как будто это кому-то интересно. А возглавляет их типичный герой таких национальных революционеров, патлатый паренек Ян Тум. Он главный подпольщик, на котором стоит все подполье — только не говори КГБ, это секрет.

Под такие веселые песни Сильвия приезжает к Андрейченко домой. Живет та, конечно, в каком-то эстонском особняке без лифта, в квартире с печкой вместо отопления и без признаков водопровода. Логично, на дворе ведь… конец 80-х, точно ведь? Точно не времена оккупации немцами Парижа? В общем, американка радует свою дикую сестру редкими подарками в виде ананаса и телефона из пластика — прикиньте, такие бывают! Андрейченко рада и с удовольствием долго нюхает ананас и ощупывает его палкой с племенем. Сцена была бы еще веселее, если это был не ананас, а хороший ганджубас.

Тем же вечером вволю налюбовавшись на эстонские достопримечательности в окна Сильвия решила сходить на улицу, погулять. На площади как раз толпа под зонтами готовилась к Новому году (ох уж этот дождливый эстонский декабрь…). Вокруг обычная советская жизнь — люди ходят в обносках как в послевоенное время, всюду мрачность и облезлость, веселые солдаты с калашами, охраняющие елку, играют воздушным шариком… И вот мимо этих балбесов проникает отважный и гордый Ян Тум! Он со своим спутником, в котором даже рожа выдает подпольного священника, с блестящим талантом проходит мимо тупых солдат прямо к елке. Под счастливую музыку небес он беспалева долезает по ней до самого верха, скидывает проклятую RED ZVEZDA и меняет на прекрасную, белую, светящуюся звезду эстонского народа. Эстонский народ встречает это бурными аплодисментами и криками одобрения и от радости запевает национальный гимн. Слава эстонскому сопротивлению! Сегодня — заменил звезду на елке! Завтра — включил джаз в радиоточку на кухне! Послезавтра — заявил русскому оккупанту в очереди за талонами на воду: "Тут вас не стояло, вали в Москву, животное!" Так победим!

Часовые-балбесы, видимо, так охренели, что испарились. Но зато вместо них на место несанкционированной акции протеста прибывают под зловещую музыку черные воронки военные грузовики. Аж целых два. Видимо, собрали весь грузовой военный парк Таллина.

Эврибади данс ран! — увидев это, орет священник, и все в панике начинают разбегаться так, чтобы массовка одновременно не уходила из кадра. Но вооруженные солдаты одного грузовика с непоколебимым машинным темпом вермахта из военных фильмов начинают оцеплять площадь. Вылетает командующий грузовика, товаристч Лейтенант с голубыми погонами и черными петлицами, который грозно спрашивает: "Кто это сделал?" Отвечает его подручный, товаристч в форме ефрейтора с ППС в руках: "Из капитилизм Ян Тум!"

Арестовать! Найти из-под земли! — приказывает Лейтенант. Снять звезду! — приказывает Ефрейтор в сердцах рядовому солджиеру и уходит ловить диссидентов. И папаша Бэдкомедиана, типичный 30-летний рядовой Совьет Армии с мосинкой, задирает голову и охреневает от мысли, какое жестокое преступление совершили коварные диссиденты с его оккупированной родиной.

КЛАССИКА БЕССМЕРТНА!!!!

Дальше натуральный цирк — пока за кадром звучит мрачный марш, подпольщик Ян, не догадавший свалить сразу, пытается бегать мимо колонн заколоченной церкви. Авось обманет тупых оккупантов! Но злобные советишен зондеркоманден из солдат ин ушанка нападают на него, месят его резиновыми дубинками (!) и забирают к себе в GULAG, пока это слушает в ужасе Сильвия, прижавшаяся к стене за углом.

Святоша возмущен избиением ни в чем не повинного подпольщика. Что вы делаете, нехристи! — кричит он на советиш зондеркомманда. Не смейте! Да здравствует Сопротивление! Слава Свободной Франции… Ой, то есть, тьфу ты, Эстонии! Что-то в этом духе кричит он оккупантам, а потом на всякий случай пропадает из кадра. Не уйти бы и Сильвии от ответственности за нахождение на несанкционированном праздновании Рождества, но ее пожалел и отпустил до дома, до хаты товаристч Ефрейтор. Советский гуманизм — всем известен.

Сильвия добегает до дома, мешком падает в кровать и засыпает в ужасе. На следующий день она закатывает сестричке бурный скандал. Думаете, это из-за угнетения несчастных эстонцев? А вот обломайтесь — она обнаружила, что у нее из багажа гнусные совки, делающие гешефт на DEFITSIT, сперли макияжный набор! Как мне теперь жить! — визжит Сильвия, глядя в зеркало и устраивает натуральную истерику с криками. Ну что же, соглашусь, кино очень ярко показывает всю суть американского национального характера…

А разгон эстонцев на единственной площади Таллина, судя по видеоряду, гораздо больше заботит власти. Их представляет Алексей Петренко с BORODA, который говорит по-английски с адским русским акцентом.

У Петренко даже имени нет — его зовут просто "товаристч комиссар". В любом случае Петренко воплощает в себе здравомыслящую и жизнеспособную реакционную и консервативную часть советской элиты, которая настроена против реформ Горбачева и хочет любыми средствами подавить зарождающееся движение эстонского Сопротивления. И эта задача возлагается на совет колонель Аркуш — поскольку никаких других властей при советской оккупации, кроме КГБ энд Блад KRASNAYA ARMIYA не существует. Обещаю оправдать доверие, тарищ партократ! — отвечает Максимиллиан Шелл, не слишком успешно пытаясь изображать русский акцент. Кстати, сидит полковник Аркуш не абы где, а в Доме офицеров Балтфлота. Явный намек — сейчас там Центр русской культуры, организованный недобитыми оккупантами.

И все свои беседы по телефону Аркуш проводит, лаская свою белобрысую наложницу. Это уже отечественная клюква, а именно — штамп эпохи перестройки о больших начальниках, которые якобы поголовно имеют любовниц из числа своих секретарш и уборщиц.

Еще в фильме есть второстепенные персонажи — господин Омельченко и его дочка Natasha. Она фигуристка, собирается выступать на соревнованиях, в общем — карьера намечена, да и папаша не последний человек. Все это имеет значение только по одной причине — Наташа это наложница любовница подруга Яна. Папаша, разумеется, требует, чтобы дочурка порвала связи с самым известным активистом подполья — а то вдруг его все-таки посадят? И их заодно… по дружбе.

Кстати, Ян откинулся, из КПЗ типичной ментовки с той же Чайкой его вытащил святоша.

А Андрейченко и Сильвия пошли в магазин покупать новый маякижный набор. В типичную очередь совьет пипл.

Ин Совьет Эстония оккупейнтс, дефитцит, зондеркомманден энд картс фор шопс!

Я одного не понимаю, где набранные оккупантами рабочие на завоеванных территориях и евреи-диссиденты, которых сюда привозят на работы из концлагерей под конвоем солдат? Чо ха-ха? Про концлагеря в Латвии 80-х вообще-то на полном серьезе рассказывали за границей.

Именно в очереди за талонами на мэйкап Ян и нашел нашу Сильвию, утащил в подворотню и изнасиловал увлек к себе в подполье. Иди за мной, Сильвия, и я покажу тебе, как глубок проход в подполье! Привел он ее в итоге в какой-то ДК или типа того, во всяком случае, там были понавешаны барельефы СОВЬЕТ ОРДЕНС и стояла сцена.

Именно тут таллинские подпольщики проводят свою работу по разрастанию движения Сопротивления, ежеминутно рискуя разоблачениями перед советским КеГстаБо. Возглавляет их вышеупомянутый святоша, пастор Хурма Хуцпа Хуита Харма. Узнав фамилию Сильвии, все бурно радуются. Оказывается, она дочь известного эстонского борца за независимость, которому удалось сбежать на благословенный Запад, и поэтому подпольщики радуются ей как живому доказательству возможности борьбы и знамени делу Сопротивления.

Все вместе эстонские борцы начинают проводить подпольную работу на оккупированной территории, а именно — совершают нападения на гарнизон, диверсии, саботаж, формируют партизанские отряды расклеивают агитлистовки. Угнетенный народ их поддерживает (морально, конечно), а вот злобные русские оккупанты, увешанные ППШ, в гневе срывают обращения к свободе со стен.

Для срыва листовок мобилизован весь гарнизон столицы. То есть, те же два грузовика, набитые советскими солдатами с разномастным огнестрелом. С криками на русском "Шнеля! Шнеля! Шиссен партизанен!" "Из машины! Направо! Налево! Давай-давай!" они разбегаются по улицам.

В этих бесчеловечных условиях угнетения и постоянной слежки несчастный Ян вынужден встречаться со своей Наташей. При этом он ежеминутно чувствует на себе тяжелый взгляд Большого брата в лице товаристча Ефрейтора. Товаристч, будь бдителен — Большой Ефрейтор следит за тобой!

Я, СУКА, МАСТЕР СТЕЛСАА!!!!!

В эту самую минуту давешняя бабулька, одобрявшая голос свободы Независимой Эстонии, видит, что кровавый оккупант с немецким китайским автоматом в ярости срывает листовку. Маразм бабулек всем известен — она начинает дергать его, хамить, как в очереди за талонами на талоны, и советский солдат, не выдержав, отталкивает контрреволюционерку.

Я ждал, что как в "Немезиде", она в ответ вытащит из ридикюля пистолет и прострелит ему голову — в этой оккупированной стране всего можно ожидать. Но вместо этого доселе молчавший эстонский народ, увидев угнетение старушки, в мгновение ока пришел в необузданную Ярость! В гневе он бросает в солдатика невесть откуда взявшиеся камни. Двух хватило — оккупант сделал вид, что потерял сознание и аккуратно сполз по стене на мостовую, на всякий случай прикрыв лицо рукой. Ободренный легкой победой угнетенный народ совершает бунт и громит камнями советский магазин, забитый исключительно водкой, матрешками и портретами вождей рыбными консервами и портретами вождей.

Начинается адское месилово на целых три минуты, в котором сошлись друг против друга разгневанный народ и оккупанты. К последним еще и срочно прибыло подкрепление солдат с мосинками на уазике. Разгневанные эстонцы в гневе переворачивает уазик и радуется не пойми чему, потому что их тут же избивают прикладами и резиновыми дубинками.

Ин Совьет Эстония брейкс виндовс — бай Ю!!!

Большой Брат не теряет времени и аккуратно фиксирует лица собравшихся для передачи в КеГстаБо.

И только хитрая старушенция тыбздит честно наворованные рыбные консервы под ликом дедушки Ленина, а завмаг-партиец аккуратно вытирает портрет товарища Горбачева. Вот оцените, кому важнее брюхо — а кому высокие политические идеалы!

Люто доставляет оружейная солянка солдат — у них есть все, что выгребли со складов киностудии: калаши, ППШ с коробчатым магазином (жаль, что не дисковым), ППС, даже мосинки, странно, что штурмгеверов с МП-40 не было!

И главное, все калаши — явно китайские! Это в постсоветской-то Эстонии! Тот неловкий момент, когда ты даже в пост-СССР не можешь калаш найти и снимаешь даже тут клюкву!

Ян спасает Сильвию, увлекая ее за собой в какую-то церквушку. Оккупанты устремляются за ними и пытаются выломать дверь. Хей, рус!.. Найн. Талап. Талап, я! Сдавайся! Эстони капут! Шнеля, шнеля!

Конечно, они обманули тупых оккупантов, сбежали, и Сильвию увела Андрейченко. Андрейченко в гневе, что родственница впуталась в местную подпольную борьбу и убеждает ее вернуться обратно в нейтральную Швейцарию Америку. Но та в ярости кричит, что любит человека, которого знает два дня, убегает и проводит с Яном романтическую ночь на сеновале в обсерватории под звездами.

Впоследствии Андрейченко, чтобы разжалобить Сильвию, отвела ее на какие-то там приморские камни за городом и показала могилу предков, пострадавших от бесчеловечного режима. Рассказала, что ее возлюбленный был пианистом, но когда его мать и отца арестовали оккупанты, он вступил в партизанское сопротивление. На этом месте он принял бой с 14 товарищами по борьбе, но в итоге они героически погибли в битве за освобождение эстонской родины от коммунистической оккупации, а тело его сожгли в печи концлагеря и развеяли теперь его не найти — потому и могила тут чисто символическая. Сделана она простыми эстонцами, которые тайно приносят сюда свечи в качестве поминовения. Нет, я не шучу, она так и сказала. Бесчисленны преступления советско-коммунистической оккупации Красного Рейха — но вечна память о борцах, павших в боях с ним.

Если так подумать, мотивация Андрейченко для борьбы против оккупантов в сто раз сильнее, чем мотивация какой-то Сильвии, которая тут два дня, а уже в подполье и влюблена в главного резистанца. Но задумываться некогда, потому что тут авторы делают контрольный выстрел — за кадром вдруг включается песня Высоцкого (!!!) "Черные бушлаты"!!!! Над изнасилованным мозгом зрителя пляжем камней начинается метель, и девушки уходят. Только на прощание Андрейченко, которая шестым чувством и сорок восьмой хромосомой поняла мотивацию родственницы, бросает в пещеру символ коммунистической оккупации — спижженную красную звезду с елки. Нда, поздновато она приесоединилась к резистансу — видимо, и впрямь эстонка. И это еще только середина фильма!..

Товарищ Петренко nedovolen разгромом демонстрантов. Оказывается, телекамеры проходивших операторов принадлежат не КГБ, а — внезапно! — зарубежным журналистам! Вот и пускай всякую тварь за железный занавес… В итоге репортаж о преступлениях Красного Рейха уже крутят по телевизору. Петренко в ярости: "Ступид Горбачев энд из идиотс энд GLASNOSTЬ!" Абсолютли, комрад, ай хэйт факинг Горбачев энд ПЭРЭСТРОЙКА, ГЛАСНОСТ ЭНД УСКАРЭНИЭ вери, вери стронг ту! Лест спик фром май харт!

Петренко, потрясая бородой, приказывает Аркушу любой ценой крашнуть Сопротивление — и не диссапоинтить его тут! Он траст ему, понятно? Андерстенд, окей? Олрайт. Аркуш, конечно, тоже раздосадован. Единственное, что его утешает — Тина, о которой вы давно забыли. Подружка Андрейченко, напомню. Я вам не сказал, но она его стукачка и… тоже… палка-сосалка.

Благодаря ей Аркуш придумывает гениальный, тонкий и продуманный (как наезд алкаша на ментов) план! Он очень хитер — подобраться к Яну через его любовницу Наташу, которой он пригрозил концом карьеры. Гениальный план, кто спорит. Небось ночей не спал, схемы рисовал, спички выкладывал как Штирлиц.

Зритель вынужден смотреть на унылый любовный треугольник трех резистанцев, как бабы бросают своего вождя, ну а Андрейченко тоже вливается в местную тусу, посещая кружки подполья. Интересно, там уже донаты на сопротивление собирают?

Здесь пастор Харма читает свои проповеди и очень хитро конспирируется. Когда оккупанты налетают, как это у них принято, целыми грузовиками, то в удивлении видят, что никакой сходки подполья нет.

Вместо этого советские оккупанты видят простых советских граждан, которые зажигательно репетируют песни о Ленине на эстонском и танцуют под его портретом, размахивая красным флагом. Ну как можно не поверить этим простым советским лицам! Явно же наши люди!

Товарищ, конспирация подпольщиков неописуема по своему коварству! Спрашивай у каждого, кто вызывает сомнение, цитаты из Ленина и Маркса и проверяй форму черепа, измененную чтением их сочинений — только так мы выявим врагов!

После болтовни, споров, криков и прочих ненужных сцен блааародный Ян СОВЕРШЕННО СЛУЧАЙНО застает Наташу во время столь же тщательно конспиративной встречи с Аркушем.

Конечно, он с ней порывает — нельзя предавать дело свободы эстонского народа ради какой-то любви. Тем более, власти не дремлют! К Аркушу прибывает лично товаристч комиссар Петренко и сурово указывает, что ситуация выходит из-под контроля. Перестройка зашла слишком далеко! Надо остановить ее тлетворное влияние и деструктивные процессы, раздавив пробуждение свободы угнетенных народов! И начать необходимо с Эстонии!

И от слов красные гауляйтеры переходят к делу! Накануне Рождества сопротивленцы собирают людей со свечками у заколоченной церкви и начинают раздавать стикеры агитлистовки. Заранее осведомленная гэбня тут же насылает на них зондеркомманды, которые кричат: "Ловите провокаторов с листовками!"

Чтобы дать сбежать лидеру сопротивления, пастор Харма предает себя в руки оккупантов. Под трагическую музыку его лупят дубинками солдаты с мосинками, а потом с подвернувшейся под руку Сильвией сажают в грузовик для заключенных и увозят на расправу, пока Андрейченко орет, бежит за ними, а потом окончательно перестает играть. В Доме офицеров Петренко радостно орет священнику про все, что они с ним сделают, ну а Сильвию выдают прямо в руки Аркушу.

Сначала тот выгоняет всех и строит из себя мальчика-конфетку. Но это только чтобы скинуть маску в нужный момент и с улыбкой маньяка-энтомолога спросить, что она знает о планах Яна.

Конечно, Сильвия плачет и цитирует меня в младшей школе: "Я не учил Я не знаю!" Но зато Ян притащил незадачливую провокаторшу Наташу к Сопротивлению. Та клянется, что она сделала это, чтобы вернуть Яна, что она его любит, и вообще, Иванушка, я тебе пригожусь. И тогда они ее по жестоким законам Сопротивления убивают и вешают табличку "Предательница" склоняют на свою сторону.

И действие переходит в терминальную стадию цельнолитой шаблонно-конвейерной штамповки. Наташа, порыдав, соглашается провести подполье в тайные казематы КеГстаБо. И подполье принимает решение о вооруженном сопротивлении! Они достают свой арсенал оружия, припасенный для формирования партизанским отрядов на оккупированной территории — ТТ и Вальтер. С этим могучим арсеналом невесть как проникшие в здание подпольщики захватывают никем не охраняемый радиоцентр. И Ян в нем читает по радио призыв к освобождению Эстонии, эстонского народа, национального суверенитета и главное, конечно — Сильвушки. Представляете, как поражены были гауляйтеры, когда услышали речь по радио?

В Доме офицеров врубается сирена. Гауляйтеры срочно связываются с Москвой и получают приказ на освобождение Сильвии. Так победило дело народа — достаточно всего лишь устроить вооруженный мятеж в центре города. Навальному на заметку!

Выйдя из КПЗ, Сильвия видит стоящего лицом к стенке священника. Сначала кажется, что он отошел в туалет, но на самом деле его тоже освободили ровно за пять минут до того, как он помер — блестящая советская отчетность, как по плану в конце месяца, товаристч. Кончаясь, он говорит, что о ни чем не жалеет (явный предсмертный бред) и пафосно умирааааает, а американка говорит ему длинную слезливую речь, не замечая, что он уже сдох. Даже выбежавший товарищ Лейтенант в ахуе от этой сцены и делает фейспалм проникаааааетсяяя…

(на съемочной площадке): "Так, как там тебя, эстонский парень… Короче, сделай вид, будто старушка потеряла зонтик и ты даешь ей свой из жалости. Сделал? Снимаем!"

Благородный Лейтенант, еще раз подтверждая высокий гуманизм советских оккупантов, отпускает ее. Плачущая Сильвия в чуйствах убегает на площадь, где эстонский народ уже празднует свою победу рок-концертом — как известно, именно рок это музыка революции.

Да, если вы еще не поняли, посреди оккупированной территории Сопротивление организовало рок-концерт в честь борцов за свободу. На какие деньги? На донаты, вестимо, на что еще. Все радуются и машут музыкантам зажженными зажигалками свечами в темноте. Лидеры читают громкие речи, и Андрейченко говорит в конце: "Эстония стронг! Ремув совок! Гад блэйс Эстония!" Все радостно кричат, машут свечами — но ТОТОЛИТАРИЗМ ЕЩЕ ЖИВ!!! Издыхающая диктатура русских оккупантов делает последнюю попытку подавить дух свободы порабощенного народа. Она вводит на концерт БТРы таллинского гарнизона. Все БТРы! Все!.. Да, тоже все два.

Броневики въезжают на площадь под такой мрачный марш, что ему бы обзавидовался бы сам Палпатин. Железная поступь тоталитаризма неумолима!

На место приезжает и Аркуш с Петренко — на Чайке с вооруженным конвоем.

Солдаты занимают все улицы и проходы, рассыпаются в цепь и берут наизготовку весь огнестрел, что у них есть. А посреди улицы становится лично Аркуш в камуфляжке и на БТР — по заветам боевиков 80-х. Жаль, босс-файт вертолета не было.

Но тут раздается рок-музыка музыка счастья, и появляется демонстрация эстонцев под предводительством Яна, которая мирно, без оружия, только с зажигательными бутылками свечами идет навстречу оккупантам. И Сильвия тут подошла, какое счастье. Какого хрена Ян никого не послал встретить ее из КПЗ? Наверно, тормознул, он же эстонец.

Все становятся перед солдатами, те угрожающе щелкают курками (на автоматах и винтовках, ага). Долгая напряженная сцена — саспенс — напряжение — тревога — и Петренко мрачно и твердо говорит: "Шут. Летс гоу!"

Но конечно, солдаты колеблются — неудобно без повода. Петренко в удивлении надрывается, кричит: "Шут! Шут!" Но тут давешний Ефрейтор безо всякой причины вдруг бросает свой ПП, оборачивается к БТР, который наводит на него ствол и пафосно рвет на себе тельняшку. Голос свободы пробился даже через черепной бетон русского оккупанта!

Даже Аркуш охреневает, пусть по каменному лицу и не скажешь!

Несмотря на старания Петренко, команды не звучит, демонстранты поют гимн, обходят солдат бочком, открывают церковь и празднуют там Рождество. А Аркуш сотоварищи, собрав монатки, уезжает на Чайке в Латинскую Америку по плану Одесса. Радостные эстонцы празднуют освобождение, размахивая флагами на БТРах. Теперь вы знаете, о каких народах, боровшихся за свою свободу и обрушивших Железный занавес коммунистической оккупации, рассказывал "Пепел в снегу". И если вы этого не заметили, то только потому, что эстонцы так медленно сопротивлялись коммунизму, что он развалился прежде, чем они начали. Как видите, неполживщина и клюква никогда не лгут. Поздравляю со знанием PRAVDA, товаристч!

Резюме. Технически — наитипичнейший малобюджетный телефильм начала 90-х. Съемки на площади, в каком-то подъезде и еще тройке комнат, массовка человек на 70, пять машин и два броневика на весь фильм, типичная работа оператора и режиссера. Кроме Максимиллиана Шелла и главных героев в исполнении сериальных актеров, никто даже не старался. Даже Андрейченко нагло халтурила, о массовке уже не говорю. Ну, и конечно, штампованный сюжет, написанный на салфетке левой лапой, который рассказывает о параллельной реальности. Ведь как хорошо известно, если в каком-то Вильнюсе и была "борьба с оккупантами", то Эстония свою хваленую независимость получила тихо и мирно, задарма. Снимать такой лицемерный припадочный бред о восстании резистанов против оккупации Советов — даже в начале 90-х надо много наглости иметь. Кстати, фильм делал со стороны Эстонии и поныне держащийся на плаву продюсер Ильмар Таска, театральный режиссер, недодеятель и недокиношник, снявший всего пару говнохорроров и… внезапно, до этого бывший продюсером боевичка "Назад в СССР", в котором антисоветчиной даже не пахло!!!

Но зато по части клюквы это ГЕНИАЛЬНЫЙ ФИЛЬМ. Советская оккупация на каждом углу, оружейная солянка, тоталитаризм в каждой щели, идиотская форма, гора отборной клюквы, а также все штампы о тоталитаризме, какие можно упомнить. И, конечно, финал, целиком до последнего слова предугадавший "V значит вендетта"! А особенно восхищала обязательная музыка в каждом кадре, подсказывающая, где бояться, а где проливать слезы. Прибавьте сюда малобюджетность и очаровательно-наивный дебилизм штампованной детской постановки, из-за чего куча сцен смотрятся как натуральная комедия. Я дико ржал при просмотре и временами даже впадал в истерику, бегая с криком по комнате, а после финала от восторга колотился (почти) об пол от восхищения. Надеюсь, вам тоже понравилось это кино — потому что оно намного веселее нынешних убогих поделий на телекАналах, которые, обладая аналогичными бюджетами и техническим качеством, отличаются фанастическим унынием. А этот трэшак хотя бы веселит. Я бы даже продавил перевод этого кинца, если бы нашлись желающие задонатить, честно. Хотя возможно, это когда-нибудь и будет сделано. movie-rippers.livejournal.com

Добавить комментарий