Поиск

КАРТИНА ОСТАПА БЕНДЕРА


Знакомый сюжет.

«Лёжа в тёплой до вонючести дворницкой, Остап Бендер отшлифовывал в мыслях два возможных варианта своей карьеры.
Можно было сделаться многожёнцем и спокойно переезжать из города в город, таская за собой новый чемодан с захваченными у дежурной жены ценными вещами.
А можно было ещё завтра же пойти в Стардеткомиссию и предложить им взять на себя распространение ещё не написанной, но гениально задуманной картины «Большевики пишут письмо Чемберлену», по популярной картине художника Репина — «Запорожцы пишут письмо султану». В случае удачи этот вариант мог бы принести рублей четыреста.
Оба варианта были задуманы Остапом во время его последнего пребывания в Москве. Вариант с многожёнством родился под влиянием вычитанного в вечерней газете судебного отчёта, где ясно указывалось, что некий многоженец получил всего два года без строгой изоляции. Вариант № 2 родился в голове Бендера, когда он по контрамарке обозревал выставку АХРР.
Однако оба варианта имели свои недостатки. Начать карьеру многожёнца без дивного, серого в яблоках, костюма было невозможно. К тому же нужно было иметь хотя бы десять рублей для представительства и обольщения. Можно было, конечно, жениться и в походном зелёном костюме, потому что мужская сила и красота Бендера были совершенно неотразимы для провинциальных Маргарит на выданье, но это было бы, как говорил Остап: «Низкий сорт. Не чистая работа». С картиной тоже не всё обстояло гладко. Могли встретиться чисто технические затруднения. Удобно ли будет рисовать т. Калинина в папахе и белой бурке, а т. Чичерина — голым по пояс. В случае чего можно, конечно, нарисовать всех персонажей картины в обычных костюмах, но это уже не то..
— Не будет того эффекта! — произнёс Остап вслух».


Однако Остап Бендер сомневался зря.
Похожая картина на репинский сюжет была создана — и ещё за четыре года до его размышлений в дворницкой.
В шестом номере журнале «Красный перец» за 1923 год на седьмой странице была напечатана карикатура «Большевики, пишущие ответ аглицкому керзону».
В этом 1923 году журнал и начал выходить.
И, как видим, сразу стал переосмысливать русскую классику.

И Васнецов, и Репин были тогда живы — интересно бы узнать их реакцию.
Впрочем, Виктор Васнецов в 1918 году принимал участие в конкурсе по разработке обмундирования для молодой Красной армии. Но Репин жил в Финляндии — и в СССР не вернулся, как ни уговаривали.
Самое время оригинал посмотреть.
Сравнить.

Только подписчики
«Красного перца»
смеются
от всего сердца.
Эту рекламу  сочинил Маяковский, с журналом сотрудничавший.
Но подписчики смеялись не так уж долго — в 1926 году журнал слился с «Крокодилом».

Вернёмся к «бендеровской» карикатуре.
Товарищи Калинин и Чичерин на ней присутствуют — Чичерин, как нарком по иностранным делам, письмо и пишет, — а вот бурок и папах нет, больше шинели да будёновки. Голым по пояс изображён Радек, судя по разным воспоминаниям, товарищ и впрямь эпатажный. Сталина и Троцкого, наверное, и так узнали. С большими усами не Будённый — Будённый крайний левый, с усами поменьше, — а Каменев. Но не тот Каменев, который «Каменев и Зиновьев», а военачальник, Сергей, его усы и впрямь были рекордсменские. А «тот» Каменев, Лев, тоже тут, как раз рядом, с поднятой рукой. Да и Зиновьев имеется — самый правый. Спиной сидит Демьян Бедный. Которого, кстати, звали стать автором «Красного перца», да он не среагировал. Может, потому спиной и посадили? А вот молодые Ильф и Петров в журнал пришли — но попозже.
А вообще-то скрывшийся под псевдонимом Межерепин художник своих героев подписал.

И ещё одно отличие. «Красноперчёные» большевики отвечали «аглицкому керзону» — именно так, с маленькой буквы. Британский министр иностранных дел лорд Джордж Натаниэл Керзон направил ультиматум Советскому правительству 8 мая 1923 года. В ответ и пошла мощная волна. «…на всякий ультиматум Воздушный флот сумеет дать ответ!» — это из «Авиамарша», где  ещё про стальные руки-крылья и пламенный мотор. Отголоски можно найти в «Как закалялась сталь» и «Двух капитанах», а у опять же Ильфа и Петрова в «Золотом телёнке» — дважды. В одном месте — плакат, в другом —  самолёт с кукишем вместо пропеллера и подписью «Ответ Керзону» на спичечной коробке.

Но в 1927 году — время действия «Двенадцати стульев» — британский МИД возглавлял уже Джозеф Остин Чемберлен. И он тоже послал нам ноту — 23 февраля. Так что и отвечали бы уже ему.
Но тут в дворницкую вошёл Ипполит Матвеевич — и великий комбинатор о картине уже не вспоминал.
Впрочем, если вы думаете, что ныне по стопам Межерепина и Бендера никто не идёт, то ошибаетесь.



Или всё же лучше многожёнство?

Михаил ГУРЕВИЧ
foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий