Поиск

Португалия 4: Загреш


Предыдущая серия

От Лагуша до Загреша километров 40-50. Около часа езды по узким и неспешным португальским дорогам. За этот час климат меняется радикально. Температура падает градусов на десять сразу после выезда из Лагуша. Только что я обливался потом под палящим солнцем и купался в теплом ласковом океане, и вот уже приходится доставать из недр чемодана какую-никакую накидку и прятаться за любым укрытием от холодного ураганного ветра. Загреш находится на самом юго-западном мысе материковой Европы. Дальше только Канарские острова, Мадейра, всё такое. Ветер в Загреше дует как в аэродинамической трубе. То, что у нас ураган, для немногочисленных аборигенов обычный ветерок. Все дома каменные, вросшие в землю так, что не сковырнешь. Растительность под таким ветром не поднимается выше колена. Пальмовые рощи сменяются каменистой пустыней. Зато вместо растительности поднимается берег. Мягкий песчаник уступает место гораздо более твердому известняку. Береговая линия представляет собой отвесные скалы высотой до ста метров.

А вот какой пейзаж встречает нас на плоской как стол поверхности утесов:

Сомнительная красота. Стоит ли вообще сюда ехать? Места в высшей степени дикие, неприветливые, и очень холодно. Естественно, цены на гостиницы сразу становятся очень привлекательными. Не Альбуфейра отнюдь. Но даже с такими низкими ценами отели пусты и гулки. Номера просторны, но их состояние вызывает жалость и сочувствие. Все разваливается, повсюду тлен и запустение.

Вид из нашего окна. Вроде классно, но в бассейне может плавать только морж со стажем. Невероятно… Два часа назад я лично болтался на жарком пляже в Лагуше.А вблизи у бассейна можно заметить, как всё в нем разваливается.

В Загреше есть крепость. Говорят, туда надо сходить. Не знаю… Так же, как и крепость Фаро, это сооружение неплохо отреставрировано, но внутри зеленая тоска без какой-либо достопримечательности, которая могла бы обрадовать глаз.

Вот самый выразительный из нескольких невыразительных кадров из этой крепости. Сама крепость занимает гигантскую территорию, которая выглядит как пустырь с редкими постройками. Справедливости ради, стоит упомянуть, что в 1755 году эта крепость была разрушена сильным землетрясением и – не поверите – цунами, высота волны которого оказалась выше этих утесов. Тем не менее эта точка на карте имеет большое значение для португальской истории. Правитель Алгарве, известный как Энрике Мореплаватель, при котором началась великая эпоха географических открытий и зародилась Португальская империя (была и такая), сделал эту крепость своей резиденцией. Отсюда планировались маршруты походов вдоль африканского побережья. Мадейра, Азорские острова, острова Зеленого Мыса, весь западный берег Африки вплоть до Сенегала, все эти территории были открыты и исследованы флотилиями Энрике. Он умер в Загреше в 1460 году.

Далеко в дымке проглядывает маяк с небольшим гостевым комплексом. Снимок сделан из крепости на максимально увеличении. Скала возле берега и есть самая юго-западная точка Европы. Туда, конечно, надо съездить отметиться. Чтобы было. Не многократно растиражированный мыс Рока, куда мы не попали, но хоть что-то. Зато народа — почти ноль. И все зябко кутаются кто во что придется.

Ну вот, собственно… Что еще можно добавить? Вернемся в Загреш.

Там, где волнам удалось отвоевать кусочек пространства от скальных утесов, возникают вполне себе приличные пляжи. Народ на них толпится, но купальщиков незаметно. Немудрено: вода градусов 15, да и волны не располагают. Что же все эти люди здесь делают?

Загрешу суждено было бы быть несчастным местом без перспектив, если бы не относительно недавнее новое увлечение человечества: серфинг. Береговая линия состоит из множества уединенных бухт, отделенных друг от друга высокими скалами. Бухты открыты к морю в разные стороны. Любой серфер может найти себе место по своему мастерству и вкусу. Я очень хотел понаблюдать за тренировками серферов на загрешских пляжах, но не сложилось. Вечером не было времени, а утром волнение утихло, и серферы просто кучковались у кромки воды и ждали погоды и прилива.

Таких однотипных фотографий, навевающих изрядную меланхолию, я нащелкал предостаточно. Возможно, этим конкретным недурственным кадром можно было бы и закончить этот короткий фотоотчет, но нам выпала удача, которая случается раз в год. И об этом можно рассказать.

Когда я в легком изумлении зашел в турбюро Загреша, чтобы спросить, чем вообще тут можно заняться, сотрудник сказал, что, вообще-то как-то он сам не знает, но именно сегодня ура-ура – в соседней деревне проходит ежегодный фестиваль персебес. КОГО?! Ну, персебес. Как, мы не знаем, кто такие персебес? Откуда только такие туристы темные берутся. Ну, эти, как это по английски?… goose barnacles. Я ничего не понял. Какие такие гуси и что такое barnacle? Но больше ничего из работника сферы туризма выжать не удалось. Он сунул нам рекламный буклет на португальском и потерял к нам интерес.

И мы поехали. Можно было б ехать по шоссе, но это не для сильных духом и долго. Поэтому, налюбовавшись на самый юго-западный маяк, я решительно попылил по грунтовке прямо сквозь унылую португальскую пустыню, рассчитывая попасть в искомую деревню, ориентируясь по солнцу.

Это был смелый поступок. Пыльная грунтовка сначала раздвоилась, потом еще и еще, потом сменила направление. Вскоре я совершенно потерял ориентацию. Колючки и камни иногда оживлялись видом разрушенных древних сараев. Там были следы людей, но невозможно было догадаться, что они могли бы делать в этой разрухе. Живых никого не было точно. Возле одного из сараев с обвалившейся крышей я остановился в полном отчаянии. Навигатор показывал пустой серый экран. А что если задать ему эту деревню как точку конечного назначения? Это подсказала мне умная жена. Ну что ж, делать-то что-то надо. К моему изумлению, навигатор ожил и указал мне совершенно не то направление, которое я считал правильным. Я поехал. Некоторое время точка ползла через пустой экран, потом под ней появилась белая полоска дороги. И в конце концов мы приехали точно куда хотели. Это удивительно. Было еще рано, праздник только начался, но уже все улицы и пустыри вокруг были не то что заставлены – завалены машинами. Волонтеры размахивали руками и помогали найти место.

Запарковавшись, мы завернули за угол и увидели гигантскую армейскую палатку человек на триста. Она стояла вроде бы крепко, хотя при этом подозрительно скручивалась и изгибалась на ураганном ледяном ветру. Уже от входа в палатку начиналась очередь. Когда мы уходили спустя полчаса, очередь выплеснулась на улицу и извивалась стометровой змеей. Внутри палатки бурной рекой разливалось пиво и щедро раздавались персебесы, камарао, навалхейросы и еще дюжина таких понятных каждому деликатесов. Дрожащей от холода рукой я сфотографировал антураж на телефон.

Перейдем к прямому цитированию. Лучше всего на этот счет написала газета “Коммерсант” в 2011 году. Оттуда и похватаем информацию с минимальными изменениями в оригинальном тексте:

Персебес ловят круглый год, артельным способом. Вырастают они колониями в местах сильных притоков, предпочитают прохладную воду. В мире всего несколько мест, где они размножаются.

Персебес состоит из двух частей: кожистой ножки и костной головки в форме утиного клюва. Поэтому у нас их называют морскими уточками. Ножкой они накрепко лепятся к скалам, питаются персебес так же, как устрицы и киты — фильтруют планктон усиками. Лично мне «морская уточка» внешне напоминает черепашью лапку, а растет ну точно как гриб! Колонии персебес крепятся к скалам и постоянно промываются волной. Это очень чистый продукт: рядом с персебес не могут вырасти даже водоросли! К тому же сколько нам ни приходило персебес — ни один еще не попался испорченный. Причина та же: погибая, персебес разжимает мышцу и отлепляется от скалы, и его тут же вымывает волна. Второе, из-за чего цена на персебес варьируется до 120 евро за килограмм,— сам процесс добычи. Говорят, при ловле морских уточек ежегодно в Испании гибнут 2-3 опытных рыбака. Все потому, что «уточки», как и опята, растут только на скалах и видны бывают только в период отлива. Лодка плывет на скалы, дальше ловцы спешиваются, вручную снимают эти «грибницы», складывают в лодку. Чтобы не загубить популяцию, всегда оставят одно-два семейства. В шторм невозможно даже подплыть к «грибным местам», а значит, существует сезон, когда ловля «морских уточек» сильно сокращена — вот тогда-то и взлетает цена на этот чистейший белковый продукт.

Культивировать морских уточек пока не научились, поэтому и культ потребления не создают. А если бы этого ракообразного знал весь мир — съел бы за день всю мировую популяцию. Может, поэтому энтузиасты пытались выращивать персебес на скалах Черного моря… Не получилось. Ну не растет персебес в других водах!

Для того чтобы есть персебес, нужен фартук, чтобы не забрызгать себе и соседу одежду. Второе: берем за кожистую часть «уточку», а другой рукой держим костную часть и сворачиваем «шею» у основания. В этот момент персебес может «плюнуть» теплой морской водой, в которой мы и хранили, и везли, и зашпаривали его. Доворачиваем руки одна против другой и вытаскиваем розовое мясо, прикрепленное к костной ткани, едим. Рассказываю, почему внутри вода теплая… Есть только один рецепт персебес — отварить их в морской воде, даже не отварить — бросить в кипящую воду и еще раз довести до кипения. Это секунды. Подаем только с лимоном, да и то — чтоб руки протереть.

Снимок утянут с Википедии. А вот морские уточки позируют на моем подносе:

Тарелка с уточками в нижнем левом углу. Хотел бы я вспомнить, что там за навалхейросы с лимоном по центру…

Собственно, меню этого мероприятия, вот оно. Я его сохранил.

Цен нет, но цены были очень незначительными. Самыми дорогими были морские уточки – по 30 евро за килограмм вареных. Это просто ничто. Ведь те 120 евро за кило, что упоминал повар в интервью “Коммерсанту” в 2011 году, эта цена на рынке, не в ресторане. В ресторане будет дороже. Я бы никогда не попробовал этого деликатеса, если бы меня не занесло в армейскую палатку в глухой португальской деревне. На вкус уточки интересны, но, к сожалению, очень солены. Их положено ошпаривать морской водой по каким-то причинам. Ну, в общем, мероприятие прошло на высоком идейно-вкусовом уровне. Было интересно.

Для того чтобы лучше ориентироваться в этом замечательном месте, я подошел к парню на кассе и попробовал его расспросить. Он достал телефон, включил переводчик и довольно быстро объяснил мне всё про мехильхао и навалхейросов. Если бы мне было поменьше лет, это имело бы смысл. А так я почти всё забыл в ту же минуту. Сам я смартфоном не пользуюсь и повторить этот финт с переводчиком, стоя в очереди, не смог. Я попытался соригинальничать, но не очень успешно, и на подносе оказали крабы, которые вообще-то я и сам дома могу сварить сколько угодно. И что-то вкусное, что я действительно хотел попробовать, я так и не заказал. Очевидно, что в правом верхнем углу рубленый осьминог, но что же, черт побери, в центре? Ладно, неважно. Главное – позитивные воспоминания.

А уточек помню, да. У них надо отламывать голову, потом запихивать ножку в рот и, надавливая зубами, выдавливать крошечный кусочек соленого вкусного мясца. Эх!

И эти самые уточки забили последний гвоздь в мое путешествие по стране Алгарве, что находится в стране Португалия. Наутро по дороге в аэропорт Лиссабона я сделал всего пару снимков. Дорога меж печальных холмов вьется к очередному пляжу. Треугольник океана почти неразличим на фоне бледного неба. Прощай Португалия, больше я тебя не увижу. А жаль.

К началу
andanton.livejournal.com

Добавить комментарий