Поиск

Офицерье хуже дедовщины…


Страна продолжает обсуждать трагедию в Забайкалье, где 20-летний солдат-срочник Рамиль Шамсутдинов расстрелял десять человек, восемь из которых погибли, двое – получили тяжелые ранения.

РШ

Выясняется, что парень еще в детстве мечтал стать офицером. В 2013 году в районной газете был опубликован репортаж из военно-патриотического лагеря, в котором были приведены и слова 14-летнего Рамиля: «Я приезжаю в этот лагерь пятый год…. С детства мечтаю о военной службе, после школы буду поступать в военное училище».

В 2019 году поступить в военное училище Рамиль не смог — не прошел по конкурсу. 2 июля его призвали в армию. А в Забайкалье парень столкнулся не с дедовщиной, нет, а именно, судя по всему, с «неуставными отношениями» со стороны офицеров. Нашлись и свидетели. Бывший солдат-срочник воинской части № 54160 Дмитрий Д. рассказал тюменскому изданию 72.ru:   «Я предполагаю, что это связано со старшим лейтенантом Пьянковым. Во время моей службы несколько лет назад, когда мы шли в караул, то он постоянно требовал, чтобы мы ему купили что-то поесть. Он постоянно всех унижал».

Данил Пьянков, командир взвода Шамсутдинова, в роковой день 25 октября был как раз начальником подразделения немедленного реагирования, в составе которого находился и рядовой Шамсутдинов.

Старший лейтенант Пьянков и капитан Евсеев оказались первыми, кого расстрелял Шамсутдинов. Всем остальным, находившимся в караульном городке, солдат скомандовал «лежать» и добивал одиночными выстрелами. Удивительно, что погибшие офицеры то ли не увидели, то ли не успели среагировать на то, как Шамсутдинов достал магазин, уже находившийся в подсумке, пристегнул его к автомату и передернул затвор» (подробности здесь).

Офицерье в воинской части – это хуже дедовщины…

Бывший подчиненный Пьянкова вспомнил, что «когда он заступил в свой первый караул, ему не давали спать четыре ночи подряд и заставляли учить устав. По словам бывшего солдата, был и еще один инцидент: Пьянков сам совершил проступок и выместил злость на солдатах — заставил их пять часов подряд снимать и надевать защитный костюм» (отсюда).

Когда я командовал взводом, а потом ротой, мои бойцы не надевали ОЗК пять часов подряд. И вообще не делали ничего такого, чего не делал бы я сам. Если бойцы совершали марш-бросок километров на десять-пятнадцать, значит впереди был я. И тоже с полной выкладкой, не в хромачах, а в кирзовых сапогах… Если подразделение бежит кросс, значит, впереди я. Если идет тренировка по облачению в ОЗК, значит, и я надеваю и снимаю защитный костюм. Если отрабатываем стрельбу на полигоне, значит, в первом заезде стреляю я. На спортгородке, или полосе препятствий тоже руководствовался принципом «делай, как я». Даже в ПХД ствол орудия на своем танке я чистил сам, со своим командирским экипажем. Это был неписаный закон частей, в которых мне довелось служить.

Но если в части среди офицеров есть офицерье, позволяющее себе издеваться над солдатами, это, повторюсь, хуже дедовщины. И трагедии в таких частях неизбежны.

На снимке: Шамсутдинов в казарме под конвоем военной полиции. Фотография отсюда

irek_murtazin.livejournal.com

Добавить комментарий