Поиск

Автостопом по Албании, Черногории, Боснии


Всего вчера, 26 октября, мы с товарищем traveler62rus Кулешовым покинули столицу Албании. Сперва хотели было воспользоваться поездом. В сей Албании есть еще несколько поездов, но ходят они не из столицы, а из портового города Дуррес (в самой Тиране ж.д.станция деградировала и поезда тоже). С Дурреса всего один поезд в день на нужный нам Шкодер, в 13.00, и ещё пара поездов в ненужные города. Хотели доехать до Дурреса, потом усладиться поездом. Но, обдумав вернее, пришлось отказаться от поезда. Темнеет тут рано, оказаться в центре Шкодера в 16.50 — верный способ остаться ещё на одну ночь в Албании, и выехать из неё только 27-го, и тогда за один день придётся пересекать две границы и ехать до Боснии, а ведь мы не должны были задерживаться, ибо в Боснии заранее забронировали себе платное жилище, собираясь получше посмотреть Сараево, этот знаменитый город. Он чуть было не стал городом Дома для всех, но человек, едущий туда, Дом не создал, и мы решили просто так создать себе Сарай Дом для себя на несколько дней.

Поэтому, спеша в Сараево, мы решили отвергнуть албанский поезд и прям с утра 26 октября заняться албанским автостопом. Не зря ж его считают лучшим в Европе! Многие надёжные люди хвалили автостоп в Албании, похвалю его и я. Главное было выехать из столицы на городском-пригородном автобусе и оказаться на трассе.  А там не прошло и десяти минут, как мы уже ехали в направлении Шкодера, города на севере Албании, в ста километрах от столицы.

Прошлись и пообедали в Шкодере, а на выезде из него продолжили автостоп. Там нас сперва подобрал человек-пенсионер со сломанной правой рукой. Одной левой он управлял рулём и переключал передачи. Я спросил его, хорошо ли ему жилось при Энвере Ходже. Тот в ответ постучал кулаком оставшейся руки по приборной панели. Это означало, что при Э.Ходже жилось не очень хорошо.

Однорукий дед свернул в свою деревню, а нам остановилось семейство с англоговорящим водителем. Они довезли нас прям до границы, но через границу везти не стали, опасаясь чего-то. Поэтому мы границу перешли сами и оказались в Черногории, бывшей югославской республике. И вот опять перед нами славяне-товарищи, социализм бывший, в общем, всё родное и понятное, чуть прикрашенное европейскими красками, и денюжка — евро, а не своя собственная.

Соответственно, всё было (стало) дороже, чем в Албании. А транспорт стал сильно дороже, особенно черезграничный. Автобус из Шкодера в Подгорицу на 60 км стоит 10 евро (т.е. 700 рублей — более 11 рублей за километр!), хорошо, что мы им не поехали; с Подгорицы до Сараево — 17 евро, т.е. свыше 1000 рублей, и не так романтично.

Ещё один автостоп, уже на черногорской земле — и мы почти в самой столице, Подгорице. Там сходили в мечеть, перекефирили, прошли городок — час постояли, черногорцы не спешили нас брать — и вот наконец мы уже в Подгорице. Столица эта небольшая, 150 тысяч жителей — в сто раз меньше Москвы! Я в ней уже был, вместе с Ксенией ksunray четыре года назад; ну и Лёша тоже был. Поэтому мы проследовали на выезд из этой небольшой и (мне кажется) наименее интересной европейской столицы, сразу на выезд в сторону города Никшич. Некоторым платным транспортом извлеклись в сторону Никшича и даллее, по моей инициативе, до города Плужине; Лёша не скрыл своего возмущения этим транспортом. Но цель была достигнута (а в вечерней темноте мы могли б и не уехать туда автостопом). Тьма, мы приехали в небольшой черногорский городок Плужине, окружённый горами. Висели звёзды, рядом текло искусственное озеро (запруженная река).

Так как вписки у нас не было, и искать её не хотелось, мы поставили палатку на траве недалеко от этого длинного озера. В темноте мы подумали, что там стоит уже ещё одна чья-то палатка (наутро оказалось — стог сена). Нужно указать читателям, что мы собирались на Африку, то есть одеты не тепло, и палатка у нас без тента: в Африку же едем. Поэтому на ночь одели на себя все одёжки; спальник у меня тоже летний. И не зря одевались. Ночь в горах (она ж всё таки Черно-Гория, и самый конец октября) оказалась прохладной. Мне пришлось просыпаться, делать физические упражнения; шевелился и Лёша, а утром на траве оказался иней. В общем, переночевали в палатке, наутро, в семь часов утра, её собрали — как только солнце осветило вершины гор — и пошли заваривать чай в моей кружке. Кипяток очень быстро был получен, и вот мы уже греемся у печки и пьём чай с конфетой, а потом выходим на трассу.


или вот так:

Трасса тут очень красива, идёт вдоль реки, меж гор, по ущелью, проходит через сто тоннелей, нас подвозит какой-то утренний спосонья мужичок до самой границы.

Граница проходится быстро по деревянному мосту, это какая-то глухомань. Пограничники в будочках, топящихся печками, ставят нам штампики в самые укромные места паспортов, не мешая остальным штампам и визам. Мы стоим и постепенно одёжки снимаем. Тут нам стопится микроавтобус с надписью "РЖД" — RZD-International, вернее.

Вот чудеса! российские железные дороги! За рулём — работники РЖД. Говорят по-русски (серб и русский); они реконструируют железную дорогу в Белграде (Белград — Новый Сад) по подряду, полученному РЖД. А сейчас они ездили куда-то к себе на дачу в Черногорию на этом микроавтобусе. Работники РЖД провезли нас некоторое расстояние, откуда мы уже выловили автомашину прямо в пригороды Сараево.

a-krotov.livejournal.com

Добавить комментарий