Поиск

The Institute by Stephen King


Горький парк

Они могут отправить Эйвери в Россию, чтобы узнать, что Путин ест на завтрак и каков фасон его трусов. “They could send Avery to Russia,” Luke said. “He could tell them what Putin had for breakfast, and if he was wearing boxers or briefs.”

Он написал "Институт" для внуков, у него их четверо, к слову, и это многое может объяснить о книге. Что, например? Нет, не сниженного, в сравнении со среднестатистическими кинговыми романами объема ненормативной лексики (а вы знаете, что Стивен Кинг лидирует среди авторов, чьи книги запрещены к выдаче в библиотеке по цензурным соображениям?) И не умягченного описания сцен насилия, когда рассказа о них требует ход повествования. Дело в другом. В нежности, с какой выписаны дети романа, в желании уберечь их от мерзостей жестокого мира. Безнадежном, но от того не менее остром. В лукавом стёбе над излишне доверчивыми поклонниками разного рода x-файлов, одним из зачинателей традиции которых является сам Кинг. Да в конце-то концов, именно Сиротка Энни, которую все в городке считают небольшого ума, первой безоговорочно верит Люку и встает на его защиту. Но по порядку.

Тим Джемисон хороший полицейский. Всегда им был, однако дерьмо, как мы знаем, случается. И не сказать, чтобы в том, что случилось с ним вовсе не было его вины. Но в той конкретной ситуации мало кто мог бы не облажаться. Судите сами, смена уже закончилась, но еще в форме заглянул в супермаркет молла, купить пивка на вечер, одну банку даже успел откупорить. И тут бежит эта женщина: "Полисмен, там убивают!" Один чернокожий подросток повалил другого на пол, избивая ногами и угрожая ему пистолетом. Собравшаяся толпа безмолвствовала, хотя расторопный доброхот успел достать мобильник. А вы думали, о лаврах звезд ютуба только наши придурки мечтают? "Брось пистолет" — крикнул Тим, а когда малый не отреагировал, сделал выстрел в воздух. Попав в крепление рекламного щита, который сорвался, упав на стихийного стрингера. Не убил, но пришиб серьезно. Пистолет, когда Джемисон отнял его, оказался имитацией, но инцидент не сочли исчерпанным: есть пострадавший, полисмен угрожал оружием афроамериканским детям, которые просто играли. Вот не будь он хотя бы в форме…

В общем, уволен, блин. И решает перебраться в Нью-Йорк, попытать счастья в тамошней полиции. С женой они еще прежде расстались, а деньгах, не то, чтобы купался, но при увольнении местное управление полиции не пожлобилось на выходное пособие. А когда в эконом-салон самолета компании Дельта, входит официальная тетенька и сообщает о необходимости для одного из пассажиров уступить свое место правительственному агенту (расходы компенсируем, улетите завтра, ваучер на ночь в отеле с ужином и завтраком предоставим, плюс четыреста долларов компенсации за неудобства), именно Тим встанет со своего места и скажет: "Восемьсот и мое место ваше". Утром, сдав билет, не от жадности, а повинуясь порыву, двинется автостопом. Спешить ему все равно некуда, а обдумать много что нужно. И так же неожиданно для себя осядет в маленьком городке ДюПрей, нанявшись "ночной колотушкой" — городским патрульным без права ношения оружия.

Люк Эллис смышленый парень, всегда им был. Хотя назвать его умным — это ничего о нем не сказать. Блестящий интеллект с задатками гения — так правильнее. А ничего, что парню только двенадцать? Ничего. У них там ценят обладателей хороших мозгов, стараются выявлять на возможно более ранних этапах и не чинят препонов при поступлении в высшие учебные заведения. Наоборот, поощряют стипендиями. Сказать по правде, без целевой поддержки семья Эллисов не потянула бы и его обучения в этой школе для гениев, где он сейчас. Но дело в том, что со следующего года парень хочет поступать в Кэмбридж для специализации по балканской истории, поэзии Эмерсона и еще чему-то сугубо техническому (Массачусетский Технологический, однако). Да, он уже зачислен. Нет, платить не придется. Родители, да и он сам воспринимают то, что когда Люк нервничает, предметы вокруг него начинают вибрировать, а иногда падают, просто как еще одну особенность — а что здесь такого? В любом случае не круче, чем в двенадцать поступить в университет Лиги Плюща.

Люди, которые входят ночью в его дом, убивают родителей и похищают мальчика, не забыв подгрузить в историю его компьютера множество ссылок на истории о подростках, которые пускаются в бега, убив родителей — эти люди так не думают. Для них его IQ с тем же успехом мог бы равняться семидесяти, а вот что касается телекинетических способностей (ТК) и потенциально возможной телепатии (ТП), которые можно разогнать специальными методиками, сильно напоминающими о методах испанской инквизиции, как раз они имеют значение. Следующим днем станет для мальчика "Еще один день в раю" — эта подпись к плакату, изображающему счастливых детей на залитом солнцем лугу станет издевательским рефреном к тому, что случится с Люком дальше. Как "Парк Горького" и внутриинститутское сокращение "горьки" взломает само понятие о памятном с детства месте отдыха и развлечений. Но об этом нельзя рассказывать, не испортив радости чтения.

Сильная умная и очень простая книга. О цели, не оправдывающей средств. О счастье мира и слезе ребенка. О распределении Бернулли и о том, что зло не только отвратительно, оно еще и тупо. Тот Кинг, которого мы знаем и любим. Король всегда Король.

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий