Поиск

Марафонозависимость.


Марафонозависимость- это когда ты знаешь, что не готова на такие «подвиги». Когда прогноз погоды такой, что хороший хозяин учит собаку пользоваться унитазом. Когда всю неделю колеблешься от состояния «кажется я заболела» до «уф, кажется обойдётся». Когда на вопросы:
— А ты бежишь в воскресенье марафон?
Твёрдо отвечаешь:
— Нет, конечно. Я что, псих что ли…

А потом в пятницу на ночь глядя едешь и покупаешь слот. Потому что «ну, мало ли…»

В субботу тихо умираешь, потому что магнитные бури и вообще всё как-то не так.

А в воскресенье встаёшь в шесть утра. Гуляешь с собакой. Завтракаешь. Собираешься и идёшь в метро. И там вливаешься в уже вполне солидный ручеёк людей с белыми пакетами за спиной. Ручеёк к «Спортивной» перерастает в огромную реку.
А дальше всё по накатанной: раздевалки, камера хранения — а где здесь тринадцатитысячные номера?, выстоять очередь в заветные пластиковые кабинки — не потому, что хочется, а потому, что традиция, зайти в свой кластер, прослушать гимн, дождаться наконец старта, побежать, финишировать, получить медальку, сделать с ней фоточку…

И потом уже, по дороге к раздевалке, вдруг почувствовать подкативший к горлу комок и глаза наполнившиеся слезами.
— Чёрт, а ведь я снова это сделала…
Я когда устаю, такая сентиментальная бываю.

D8E076C8-CAEA-4ABC-922F-0251B3E73C27

42 километра 195 метро. 4 час 30 минут. Не самый лучший мой результат, но и не самый худший.

Мне тут в комментариях про забег в прошлые выходные по суровым Суворовским карьерам написали:
— Ну, вот как можно про каждый забег писать, как про первый?
И проиллюстрировали картинкой, как обычно пишутся отчёты о марафонах.

310619_original

Несмотря на комплимент, на самом деле мои отчёты о марафонах вот также стремятся в сторону малых планет.
И в принципе, можно было бы отчёт о моём девятом марафоне (да-да, он уже девятый) завершить всем вышеизложенным.

Конечно он разительно отличается от первого. Где та тщательная подготовка? Тот нервный трепет, бессонная ночь на кануне забега, мандраж — смогу/не смогу? То море восторга, когда понимаешь — смогла!

И думаешь — ну, вот и зачем же это тогда? А ни за чем. Такая вот штука — марафонозависимость.

Ну а тем, кому не лень читать простыню эмоций и впечатлений, тем добро пожаловать под кат. Я, конечно, не как про первый марафон, но и краткость — не моя добродетель.

Бежать этот марафон я не собиралась.
То есть конечно в мыслях было его пробежать, потому что и я в Москве, и марафон в Москве. А ещё я знала, что уже к вечеру воскресенья вся моя лента в ФБ будет в фотографиях людей с медальками. У меня ж нормальных друзей мало — сплошные бегуны.
В прошлом году я решила с асфальтовыми марафонами закончить и перейти на трейлы, потому что это веселее, но мысль про Московский марафон всё равно постоянно маячила.

Я даже подумала «вот пробегу суровый трейл по Суворовским карьерам, посмотрю, как оно будет, и решу, что с марафоном делать.»
Но я же не знала, что там придётся по каким-то ужасным песчаным горам лазать, и что после тех 55 километров я понедельник и вторник буду приходить в себя, слабо шевеля болезными конечностями.

Но в среду я превозмогая приступ лени выбралась на тренировку по фридайвингу. Там мы два часа чудно плавали — максимально расслабленно и медленно. Я прям чувствовала, как расправляются все мои утоптанные позвонки, как растягиваются и расслабляются мышцы.
Для восстановления лучше и не придумаешь.

В четверг я почувствовала, что в принципе готова бежать. Но не 42, а 10 километров. Просто так ради 10 километров вставать в шесть утра не хотелось, поэтому я предложила одному товарищу, желавшему когда-нибудь пробежать десятку, побегать с ним в качестве поддержки.
Но он предпочёл диван. Так что мой коварный план провалился.

Это не помешало вечером в пятницу зачем-то поехать на Экспо.
Типа, я только одним глазочком гляну, и домой.
Потом: я на всякий случай слот куплю, и домой.
Хорошо, что Экспо уже закрывалось, и я пробежала мимо многочисленных торговых точек, при взгляде на которые мне всегда начинает казаться, что причина отсутствия моих беговых рекордов — явная недоэкипированность.
Раньше я спасалась тем, что не брала с собой деньги и карточку. Теперь при наличии телефона уже мало что может остановить…
В итоге удалось отделаться покупкой слота и гелей.

А вот в субботу настал трындец.
Я до сих пор не знаю, что это было. С утра начала раскалываться голова. Боль была такая, что трудно было шевелить глазами. Хотелось лечь и умереть. Но мы целый день мотались с Глашей по делам. А когда вернулись домой в семь вечера, то упали и уснули. Ей тоже было нехорошо.
Глаша уснула до утра, я же поспала час и пошла гулять с Плюшей. И наконец в полдевятого поставив будильник на шесть утра — на всякий случай — вырубилась. В три часа ночи пришла Глаша и сказала, что она проснулась.

В общем, подготовка к марафону у меня была что надо.
Но как ни странно, встав в шесть утра, я поняла, что жизнь-то налаживается. Голова не болит, общее самочувствие на редкость хорошее, а на улице не так противно, как обещали.

Ну а дальше вы уже знаете. Метро, раздевалки, стартовый коридор.
По дороге прослушала, как ведущий описывает масштабы события: почти 14 000 участников только на марафонскую дистанцию (сколько было на 10 км, я не запомнила), 13 тонн бананов, 130 000 литров воды… Впечатляет.

Я скромно заявилась на 4.14, так что мы стартовали через 20 минут после начала забега.

На улице конечно было мерзковато и холодновато, но я предусмотрительно запаслась серебряной накидкой с прошлого забега, поэтому ожидание старта было не так ужасно.

Всё было как-то спокойно, буднично. Где то былое волнение? Нет его. Потому что это раньше я чего-то переживала смогу или нет. А теперь — сплошной математический расчёт: как-нибудь за шесть часов добреду.
Хотя накануне, когда я пребывала в полуживом состоянии, мне первый раз в голову пришла мысль: а что происходит с теми, кто сходит с дистанции? Вещи все на финише в камере хранения, ты весь такой спортивный, но почти обездвиженный…
Но мысли я эти прогнала, быстро успокоив себя, что на этом марафоне двадцать седьмой километр дистанции — почти у меня дома. Главное до него продержаться.

С утра же эти мысли меня больше не посещали. Зато появились другие.
Например, непонятно с какого перепугу я вдруг решила, что смогу удержаться за пейсерами на 4.14.
Единственный раз мне удалось это сделать в прошлом году на Московском марафоне.
Кстати, пейсом был тот же Волошин, что и в этом году маячил впереди загорелым затылком. Но в прошлом году я была разбеганная и натренированная. Чего я ждала в этом — не понятно. Но до двадцати одного километра я упорно держалась за ними.

За эти двадцать один километр чего только не было. Первые пять прошли в приятном медитативном движении. Потом стало сложнее. Потом начались горочки. Потом пошёл дождь.

Погода, конечно, устроила сегодня испытание. То ледяной дождь и ветер в лицо (особенно приятно, когда изображаешь бег в горку), то солнце, дающее надежду, то снова дождь с намёком на град.
Как написал один мой знакомый «пробегая почти горизонтальный дождь осознал, зачем на самом деле я тренировался зимой в любую погоду».

А я-то — создание нежное, в любую погоду меня на пробежку не выгонишь. Тем более зимой. Поэтому подобные сюрпризы погоды были не очень. Хотя мелкий моросящий дождь вообще не замечался, как и лужи под ногами — сказывался опыт трейлов.

После первого километра крикнули «Ура! Осталось всего 41 километр!»

После десятого километра я подумала: «А ведь могла бы уже домой пойти…»

В этот раз я решила не есть еду, обойтись гелями. Четыре штуки на четыре часа. Поэтому останавливалась только воду попить.

Пока бежала первую часть пути, разглядывала людей вокруг. Читала надписи на футболках.
Уже примелькавшиеся футболки какого-то клуба «if you can dream about it, you can do it». И другого клуба пёстрые футболки «Wake and Run»
Несколько человек в футболках фабрики «Красный Октябрь» — видимо у них что-то корпоративное. С надписью «Не косолапый, техника бега такая».

К двадцать первому километру я стала сдуваться и снизила темп, понимая, что в таком никак не могу удержаться.

А после двадцать пятого началась извечная торговля самой с собой — до какого километра я буду бежать, а с какого потом пойду пешком. Ну хоть немного перейду на шаг, ну, ненадолго, только отдохнуть…

Сначала это был двадцать седьмой километр (но там дом рядом, а вдруг кто увидит…), потом тридцатый, потом тридцать пятый, потом тридцать седьмой, потом сороковой. Последний раз я подумала, что перейду на шаг, когда увидела надпись «До финиша осталось 200 метров». Но это было бы совсем глупо…

В этот раз почему-то показалось, что было много горок. Таких неприятных затяжных подъёмов на мосты и по бульварам. Когда стараешься изо всех сил бежать. Вернее, думаешь, что бежишь. Но по рядом идущим людям понимаешь, что наверное нет — на бег это уже не очень похоже.
В прошлый раз, мне кажется, горок было в два раза меньше. Впрочем, не берусь утверждать точно. Хотя приборы у меня намерили аж 600 метров подъёмов.

Несмотря на более чем мерзкую погоду, нашлись люди, которые вышли поддержать бегунов. Они стояли вдоль трассы с плакатами, кричали, хлопали, протягивали пять.
Мне всегда интересно было, кто эти люди, которые вот так самоотверженно стоят. Ну, половина — это родственники бегунов. Но часть — просто стоит и орёт всем подряд.
На самом деле — это классно. Иногда реально поддерживает.

Где-то ближе к сороковому километру видела людей с большой коробкой пиццы с надписью «Free Pizza». Они шли и раздавали её всем желающим бегунам.

Не помню на каком километре увидела двух пацанов совсем небольшого возраста с плакатами «Папа, ты лучший!» и «Папа, беги!»
Тут же подумала, что надо бы было и моих дочерей к делу приспособить. Могли бы для мамы намалевать пару плакатиков.
Но нет. Саша накануне проводила меня словами «Ты купила слот за пять тысяч?! Ну всё, теперь как минимум две медали надо принести.» А Глаша утром проводила добрым напутствием «Иди и без медали не возвращайся!»

К тридцать пятому километру остатки радости от бега и интереса к происходящему вокруг растворились окончательно. Начали болеть мышцы, и всё сильнее хотелось уже пойти пешком. Тем более, что вокруг всё больше народу переходило на шаг.

Я даже уже почти решила перейти на шаг, но задала себе вопрос: «Я же могу ещё бежать?»
Конечно нелегко, конечно тяжело. Но вот этого — ах, я сейчас умру! — и близко не было.

А потом случился сороковой километр. И под крики «До финиша всего два километра! Вы в любом случае сделали это!» я как-то даже ускорилась. Оказывается сил-то было ещё немеряно. Ну, по крайней мере, хоть немного, но было.

И вот он — долгожданный финиш. И заслуженные медальки.

IMG_5254

Я шла и думала о том, что пусть нет того дикого восторга первых марафонов, того счастья до слёз на финише.
Зато теперь есть спокойная уверенность, что я это могу сделать. Пусть не быстро. А когда я быстро бегала? Да никогда.
И в этом тоже есть свой кайф.

И конечно же потом были фотографии в ФБ, где мои знакомые реально и виртуально делились фотографиями с медальками.
И комментарии от «мы — герои!» до «я смог, значит и вы сможете».

Лично мне ближе второй вариант. Если я смогла, то и любой другой человек сможет. Было бы желание.

IMG_5266-1 olly-ru.livejournal.com

Добавить комментарий