Поиск

Зачем император Павел I развел на Дворцовой площади костер за 5 миллионов рублей



Фрагмент портрета императора Павла I работы В. Л. Боровиковского

У богачей, как известно, свои причуды. В мировой истории сохранилась легенда о том, как богатейший банкир Средневековой Европы Якоб Фуггер принимал у себя короля Карла V.

Дабы показать, что для столь почетного гостя ему не жалко ничего, он растопил у него в спальне камин из коры коричного дерева (а стоила она тогда целое состояние). Но мало того, огонь в камине он развел с помощью бумажки стоимостью в 50 тысяч талеров!

Это были огромные деньги по тем временам, которые поместились всего лишь на одном листе бумаги. Все просто: банкир поджег долговую расписку короля на ту самую сумму.

Но русский император Павел I намного переплюнул Фуггера в искусстве «прожигания денег». Во времена его правления на Дворцовой площади в Петербурге разгорались костры на миллионы!

А невольной виновницей торжества стала покойная матушка императора – Екатерина Великая. Среди ее многочисленных реформ была и денежная: в 1769 году в России впервые были введены в оборот бумажные ассигнации.

В обеспечение новых дензнаков в столичных банках (Санкт-Петербургский и Московский) разместили миллион рублей от государственной казны (в золоте, серебре и меди). И – понеслось.

Печатный станок заработал: пачки новеньких купюр устремились в народные массы. Они призваны были компенсировать «черную дыру» в бюджете из-за нехватки серебра.

Екатерининские ассигнации разменивались исключительно на медные монеты – так что к концу ее царствования в «денежном» ходу были лишь медяки и бумаги.

Но законы экономики не отменить даже императорским указом. Чем больше печатал станок, тем больше росла инфляция и тем меньше стоили ассигнации.

Сравните с тем самым 1 млн рублей банковского обеспечения эту цифру: 158 млн рублей. Приблизительно на такую сумму было выпущено бумажных ассигнаций к концу правления Екатерины II.

От бумажных денег все старались избавляться, принимать к оплате стремились только медные монеты. Курс одной бумажной ассигнации опустился до 75 копеек серебром. Взошедший на российский престол император Павел вознамерился всерьез взяться за дело и исправить ошибки своей матери.

Он затевает новую денежную реформу: ввести в оборот золотые и серебряные монеты, а бумажные ассигнации признать государственным долгом. А где взять столько ценного металла, особенно в условиях острого дефицита серебра?

Император принимает благородное решение: собрать все столовое серебро во дворце и переплавить его в монеты. «До тех пор, пока империя не достигнет благоденствия, я и на олове поем» – вот слова, которые не помешало бы запомнить многим современным политикам.

Правда, экономический итог такого решения оказался, мягко говоря, убыточным: серебряной посуды ценою на 800 тысяч рублей ушло на то, чтобы выплавить серебряных рублей всего на 50 000.

По эскизу Павла I были созданы талеры, на которых не было портрета императора, но красовалась гравировка: «Не нам, не нам, а имени твоему» (сокращенный вариант девиза тамплиеров).

А вот бумажные екатерининские ассигнации ждала незавидная участь: из них на Дворцовой площади устроили очень дорогой костер. Цена такого «огонька» обошлась примерно в 5 млн рублей.


Фрагмент портрета императора Павла I

Что ж, поистине, царский размах. Павел положил начало новой традиции в русской экономике – сжигать деньги. До революции на площади перед Зимним дворцом еще не раз сжигали бумажные деньги, борясь с инфляцией.

Все желающие могли прийти и своими глазами посмотреть, как миллионы превращаются в пепел. Ну а ныне живущие свидетели советской эпохи наверняка помнят, как в 1990-е в одночасье и без единой искорки в сберкассах сгорели миллионы банковских вкладов.

(с)

См.также:

Альбом монет. От Екатерины II до Александра I

25 самых богатых людей в истории России

Деньги России и история страны

Денежная реформа 1961 года и её тайна.

17 августа 1998 года правительство России объявило дефолт

picturehistory.livejournal.com

Добавить комментарий