Поиск

Василий Губарев и Иван Сидоров – солдаты, поймавшие Гиммлера


Понимая, что поражение Третьего рейха неизбежно, Гиммлер затеял тайные переговоры с американцами. Причем таких попыток было несколько. Но как только что-то всплывало наружу, Гиммлер тут же прерывал их, безжалостно уничтожая свидетелей и своих агентов-переговорщиков. Но конец уже был близок, советские войска стояли у Берлина, и надо было что-то решать.

20 апреля 1945 года Гиммлер в очередной раз клянется в верности Гитлеру, а через пару часов сбегает из Берлина и пытается форсировать переговоры с Западом. Он встречается со шведским евреем Мазуром и пытается убедить того, что в концлагерях никого не убивают, и что «выживаемость там чрезвычайно высока». Для того, чтобы подкрепить свое наглое вранье, отдает приказ об освобождении двадцати тысяч заключенных. Оно понятно, Гиммлеру необходимо иметь в копилке хоть какие-нибудь добрые дела. Ведь иначе с палачом и убийцей никто за стол переговоров не сядет.

Через пару дней он встречается со шведским графом Бернадотом и представляется официальным лидером новой Германии. Предлагает сообщить западным союзникам, что готов заключить с ними мир и начать совместную войну против Советского Союза. Только очень самонадеянный кретин мог на это надеяться.

Гитлер, узнав по английскому радио о переговорах Гиммлера, приходит в ярость. За несколько часов до самоубийства он объявляет «друга Генриха» предателем и изменником. Гиммлера лишают всех должностей и наград, исключают из нацистской партии. И всесильного рейсфюрера уже нет. Весь его авторитет, всё его влияние держалось за счет Гитлера. Лишенный званий и должностей он уже никому не нужен – ни Германии, ни вермахту, ни даже своим доселе верным эсэсовцам.

Гиммлер в сопровождении туповатых и потому верных приближенных бежит к адмиралу Деницу, официальному преемнику Гитлера, формирующему новое правительство в городке Флесенбург. Сначала предлагает себя в роли заместителя, потом просит назначить в правительство, в конце концов, умоляет хоть о какой-нибудь должности. Но и Деницу одиозный палач не нужен.

Гиммлер пытается скрыться с помощью им же созданной организации «ОДЕССА», предназначенной для спасения офицеров СС и переправки их в нейтральные страны. Но и организации он не нужен и даже опасен. Деятели «ОДЕССА» понимают, что если они помогут скрыться Гиммлеру, то по их следам помчится свора спецагентов и разведчиков всего мира. Тогда никакие парагвайские и аргентинские друзья уже не помогут. Даже Папа Римский не спасет.

Получив отказ, и резонно опасаясь, что Дениц его сдаст союзникам в качестве откупного бонуса, Гиммлер 6-го мая покидает Флесенбург. С ним кучка офицеров СС, которым уже нечего терять – все руки в крови. Пробираются в британскую зону оккупации, несколько дней прячутся на какой-то ферме, пытаясь наладить контакт с фельдмаршалом Монтгомери. Но тому Гиммлер, как политическая фигура, тоже не интересен. Тогда, смешавшись с массой демобилизованных солдат и ополченцев, они решают перебраться в Баварию, в американскую зону оккупации – глядишь, там на что-то сгодятся. Для этого у них заготовлены настоящие, но «липовые» документы. К тому же, Гиммлер сбривает усы и снимает очки. Без них у него заурядная, ничем не примечательная физиономия. Для пущей маскировки он перевязывает один глаз – типа ранен.

18 мая часть группы во главе с врачом-убийцей Карлом Гебхардом (позже казненным), отправившись на разведку, попадается британскому патрулю. Чистенькие, ухоженные солдатики с наманикюренными ноготками вызывают естественное подозрение. «Настоящие» документы тоже не проходят – слишком они новые и чистенькие, да и выданы всем в один день. Пойманные эсэсовцы тут же сдают своего босса, и за Гиммлером отправляется погоня, но тот, по-видимому, что-то заподозрив, успевает скрыться.

Верные соратники продолжают покидать некогда всесильного рейхсфюрера. В итоге с ним остаются лишь два адъютанта – Гротман и Махер. Гиммлер больше всего боится попасть в советский плен, но по иронии судьбы именно два советских солдата и ловят кровавого палача.

Простые красноармейцы, русские мужики, 25-летний Иван Сидоров и 29-летний Василий Губарев, еще в 41-м году попали в плен. Четыре года лагерей, непосильной работы, голодухи, издевательств и унижений. Нередко они находились на краю гибели – у Губарева рассечена рука, охранник метил в голову, но тот успел увернуться. В 45-м британцы освободили их из лагеря Зеедорф и как наиболее крепких определили в комендантскую роту, созданную для поддержания порядка в лагере и помощи британским солдатам в патрулировании местности.


Довоенная фотография Василия Губарева

Пленные красноармейцы не в пример англичанам относились к своим обязанностям добросовестно. Когда вечером 21 мая британские «томми», поужинав и попив чаю, завалились спать, Губарев и Сидоров вышли в патруль. Заметив, как трое немецких солдат крадучись вышли из лесочка, приказали им остановиться. Немцы пытались бежать, но красноармейцы, дав предупредительный выстрел, взяли их на мушку. Задержанные предъявили документы, сказав, что они больны и идут в госпиталь.

Вроде все в порядке, но красноармейцев, проведших четыре года в плену и знакомых с особенностями немецкой формы, насторожил их внешний вид – рядовые солдаты были в кожаных офицерских плащах. Кроме того, один из них был одет в штатские брюки, а на голове у него красовалась обычная шляпа. Позже выяснилось, что так «замаскировался» сам «гений шпионажа и политических интриг». Для дисциплинированных немецких солдат даже после поражения подобное нарушение формы было немыслимым. Подозрительных типов доставили к британцам. Заспанный командир патруля сержант Морис проверил их документы и, посчитав их настоящими, решил отпустить. Скорее всего просто не хотел заморачиватся с задержанием и конвоированием. Но Губарев и Сидоров воспротивились – смутили их холеные физиономии «солдат», белые ручки с наманикюренными ноготками. У настоящих солдат руки грубые, с мозолями и царапинами, под ногтями въевшаяся насмерть грязь и порох. И пахнут солдаты не дорогим одеколоном, а гарью и порохом, воняют карболкой лазаретов и дерьмом окопов.

По настоянию русских солдат задержанных отконвоировали в сборный лагерь для более тщательной проверки. Человек, который росчерком пера отправлял на смерть тысячи людей, не выдержал тягот обычного лагеря даже два дня. Он пришел к коменданту и признался. Капитан Том Сильвестр вначале посчитал это бредом сумасшедшего. Неужели этот тщедушный, невзрачный человечек и есть кровавый палач Генрих Гиммлер, именем которого пугали детей? Но все-таки он сообщил в контрразведку, откуда вскоре примчался майор Райс. Гиммлера осмотрели, провели предварительный допрос, обыскали, впрочем, не особенно тщательно, и повезли в штаб армии, к начальнику контрразведки полковнику Мёрфи.

Гиммлера заставили раздеться. Обидевшись на грубое обращение, он сказал об этом Мёрфи. Военный врач капитан Уэллс стал проводить тщательный осмотр, сверяя антропометрические данные. Заметив в челюсти инородное тело, хотел более тщательно его осмотреть, но тут Гиммлер инстинктивно дернулся, и ампула с ядом, спрятанная в пломбе зуба, раскололась. Палач в конвульсиях упал на пол. До сих пор неясно, раздавил Гиммлер ампулу с цианидом сознательно или случайно, отдергиваясь. Три дня труп бывшего рейсфюрера пролежал в камере, затем его вывезли в лес и сожгли.


Василий Губарев и Иван Сидоров

Губареву и Сидорову рассказали, кого они задержали. Солдат даже наградили – выдали по посылке Красного креста. После фильтрации они вернулись на Родину. Губарев – в Рязанскую область, Сидоров – в Саратовскую. Один работал в колхозе, другой – на шахте. Они женились и растили детей. О войне вспоминать не любили, но изредка переписывались и встречались. Обиды за то, что их обошли наградами, не держали. Они были простыми солдатами. Солдатами, которые закончили кровавый путь палача Гиммлера.

(с)

См.также:

Операция "Санрайз" — побег от правосудия с согласия США и Великобритании

«Коричневый кардинал» Мартин Борман

Почему Сталин спас гауляйтера Эрика Коха

Тайное убежище Ангела Смерти

Тайны немецкой подводной лодки U-977 – о чем умолчал капитан?

picturehistory.livejournal.com

Добавить комментарий