Поиск

«Поправка-22» Джозеф Хеллер


Поправь меня, если сможешь

Майор Майор немедленно переключился на изучение американской литературы, но ФБР уже успело завести на чего досье. На далекой ферме, которую Майор Майор называл своим родным домом, проживали шесть человек и шотландский терьер. Пятеро из этих шести, а с ними и терьер, как выяснилось, сотрудничали с ФБР. Скоро они собрали столько компрометирующего материала на Майора Майора, что могли сделать с ним все, что угодно. Однако единственное, что они смогли сделать, — отправить его рядовым в армию.

Кажется, знала о существовании этой книги, сколько себя помню. Хотя думала о ней всегда, как о "Поправке 22", не как об "Уловке". Не то, чтобы много думала, справедливости ради, просто знала, что читать не хочу (потому что про войну и политическое), но когда-нибудь придется — дхарма, уклоняться бессмысленно. Потому, когда знакомый сказал, что читает сейчас Хеллера, подумала, пора и мне. Да — это великий роман, хотя совсем не моя книга.

На внешнем уровне соединение "Швейка" с "Офицерами и Джентльменами": первым вытаскивала себя из тяжелейшей юношеской депрессии, читая по кругу, второй до сих пор вспоминаю с содроганием. На внутреннем — Достоевский и Кафка. "Уловка 22" вся такая оксюморонная: сплав того, к чему питаю глубокую нежность с тем, что вызывает острое отторжение. Второе преобладает, потому читать большей частью было мучительно. Хотя нет эпизода, страницы или абзаца, с которыми не понимала бы — это очень хорошо. Неважно, что совсем не мое. Или все-таки важно?

Когда чтение сопровождает чувство, какое испытываешь, когда кто-то шоркает пенопластом по школьной доске, это солидный дискомфорт. Но если в результате тебя становиться больше в мире, как если бы все они: Йоссериан, Нитли, Орр с его дурацкими яблочками за щеками, капеллан, несчастный живой мертвец доктор Дейнека — все были людьми, которых знала когда-то, и по внутреннему ощущению они живее, чем многие из тех, с кем сталкивалась в реальности. Так вот, если тебя прибывает в мире в результате чтения какой-то книги, хотя бы даже процесс не доставлял удовольствия — оно того тысячу раз стоило. Жизнь ведь часто тоже процесс, не доставляющий удовольствия, но она стоит того, чтобы жить.

О чем роман? Сорок четвертый год, американский летный полк, базирующийся в Италии. Необходимо сказать о логической вилке: в годы войны Хеллер был военным пилотом и спроецировал на события книги собственный опыт, но протестная идеологическая составляющая четко дистанцируется от II Мировой, привязываясь к корейской и вьетнамской войнам. Не будем углубляться в эти дебри, не обладая навыками экстремального выживания, из них рискуешь не выйти. Просто примем, как данность.

Итак, основной конфликт книги в том, что полетная норма для военного летчика пятьдесят вылетов, но когда большая часть основного состава приближается к его выполнению, полковник Кэткарт волевым решением увеличивает полетную норму еще на пять вылетов. Для людей, выполнивших свой долг, настроенных на возвращение домой и понимающих, что исход войны уже предрешен, собственные их действия бессмысленны, но каждый следующий полет может обернуться увечьем или смертью, сознавать, что ничего не можешь с этим сделать, чудовищно.

Главный герой Йоссериан пытается использовать любые доступные средства, чтобы избежать полетов. Их немного, практически только одно, быть комиссованным по состоянию здоровья. Военная медицина даже позволяет ему время от времени отлежаться на госпитальной койке, но потом снова марш-марш-левой, чтобы вернувшись, обнаружить, что за время отсутствия полетная норма подросла еще на пять вылетов.

Есть вариант мечты — тебя признают психически неполноценным и подчистую списывают. Но как раз тут и начинается действие уловки 22, смысл которой в том, что если хочешь продолжать делать боевые вылеты, ты сумасшедший. но когда попытаешься на этом основании обратиться за освидетельствованием медкомиссии — стало быть ты вполне здравомыслящий. а потому, продолжай летать, сколько полковник ни назначит. Замкнутый круг, из которого нет спасения. Как ни парадоксально, каждый из героев находит свой выход. Ни один не хорош, бороться с системой, все равно что бодаться теленку с дубом. но всякая уловка предполагает потенциальное существование способа ее обойти.

Структура романа довольно сложная и не обеспечивает читательского комфорта, практически все время это скачки вперед-назад во времени. Общий строй довольно мрачен, к финалу становится почти безнадежным. И только в самом конце блеснет надежда. Так оно и должно быть, ночь наиболее темна перед рассветом. Ну и, да, это великая книга.

— Я думал, ты не веришь в Бога.
—  Да, не верю, — всхлипнула она и разразилась бурным потоком слез. — Но бог, в которого я не верю, — он хороший, справедливый, милостивый. Он не такой низкий и глупый, как ты о нем говорил.

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий