Поиск

Цена ошибки — жизнь


b353de0bc5f43e77c1f24af89ed4422a.jpg

В годы Великой Отечественной действия разведгрупп, пытавшихся взять языка, всегда были сопряжены с большой опасностью. Для успеха разведпоиска требовалась тщательная подготовка к акции, так как действия нахрапом часто не давали результата и приводили к потерям. Однако и подготовку следовало вести осторожно, не «намекая» противнику о возможной вылазке разведчиков, ведь неприятель мог разгадать замысел операции и подготовиться к «тёплой» встрече. Именно такой случай и произошёл в канун Нового 1944 года на 2-м Прибалтийском фронте. Готовясь к разведакции, советская сторона допустила ошибки, которые привели к трагедии: вышедших за языком разведчиков ждала засада.

Неудачная разведка
В апреле 1944 года штаб 2-го Прибалтийского фронта разослал в части сводку обобщённого боевого опыта с описанием неудачного случая ведения разведки. Речь шла о разведпоиске, проведённом в ночь на 30 декабря 1943 года. К сожалению, документ не содержит подробного описания этой акции. Единственное, что из него следует, — это то, что действие происходило у посёлков Часовня и Чёрное. В это время там находились позиции частей 22-й армии, державшей оборону между городом Холм и станцией Насва на стыке Новгородской и Псковской областей.

93ecd330701f1c2990bff49ab6278f17.jpg

Фрагмент карты расположения войск 2-го Прибалтийского фронта в декабре 1943 года. Отмечен участок обороны 23-й отдельной стрелковой бригады у посёлков Чёрное и Часовня. Южнее находятся Образцово и Екимово.

В конце декабря наблюдение выявило, что на участке немецкой обороны у Часовни находятся траншеи с открытыми огневыми точками, а восточнее посёлка установлен ложный ДЗОТ. Кроме того, по ночам там слышался шум моторов передвигающихся машин. Судя по всему, противник перегруппировывал войска. Чтобы подтвердить или опровергнуть это предположение, командование решило организовать разведпоиск. Разведвзводу из 23 человек предстояло захватить контрольного пленного у ложного ДЗОТа. В случае неудачи разведгруппа должна была отойти на виду у противника, а затем совершить бросок на огневую точку на дороге Часовня — Чёрное и взять там языка.

На подготовку к акции ушло четверо суток. Артиллерия, задействованная в поддержке разведчиков, вела пристрелку района их действия. Сапёры заранее проделали проход в немецком проволочном заграждении, при этом концы проволоки «заделываются так, чтобы было незаметно нарушение её».

Разведпоиск производился в ночь с 29 на 30 декабря 1943 года. Стояла тёмная ночь, со стороны противника дул сильный ветер. Эти обстоятельства помогли разведчикам прокрасться к вражеским позициям незамеченными. Однако, когда они миновали проволочное заграждение, немцы всё же обнаружили разведгруппу и открыли по ней огонь из пулемётов и винтовок — прямо с того места, где был намечен захват языка, то есть от ложного ДЗОТа.

Разведчики залегли, а потом стали отходить. Противник, предположив, что они уходят в сторону дороги Часовня — Чёрное, начал обстреливать их из пушек и миномётов. Командир разведгруппы решил воспользоваться поднявшейся шумихой и повёл своих бойцов ко второму объекту — огневой точке у дороги. Когда до цели оставалось 20–25 м, противник снова обнаружил группу и обстрелял её. Заговорил пулемёт, но смолк после второй очереди. Затем немцы открыли огонь из автоматов и гранатомётов. В этой ситуации все действия по захвату языка не имели смысла. По приказу командира разведчики стали отходить к проходу в проволоке. Увы, преодолевая его, кто-то из бойцов задел шнур мины натяжного действия. Прогремело два взрыва.

1d710260c982396dd9a3c687b3938120.jpg
Полковник Казанкин ставит боевую задачу разведчикам.

Понеся потери убитыми и ранеными, разведчики вернулись в свои окопы, так и не выполнив задания. Разбирая впоследствии причины неудачи, командование предположило, что разведгруппа преждевременно себя обнаружила, что и привело к срыву задания. Однако эти выводы были верны лишь отчасти. Как стало ясно из документов штаба 1-го батальона 559-го пехотного полка 331-й дивизии вермахта, захваченных 14 января 1944 года, противник не просто обнаружил советских бойцов — он ждал их. К сожалению, подготовка советской стороны к разведпоиску с головой выдала противнику все её намерения.

Русские идут
Как следует из донесения командира 5-й роты 1-го батальона, приблизительно с 25 декабря советская артиллерия стала вести огонь по немецким позициям у Часовни, а также по траншеям южнее и юго-восточнее посёлка. Обстрел продолжался два дня. Немцы обратили внимание, что разрывы снарядов ложились в форме эллипса вокруг ложного ДЗОТа, и предположили, что русские готовят операцию в этом месте, ведя пристрелку своими батареями. Ротная разведка, высланная к перекрёстку дорог Часовня — Чёрное, подтвердила их подозрения:
«В двойном проволочном заграждении был проделан проход шириной около 1 м., при том концы проволоки были аккуратно загнуты. Проход к проволочному заграждению был сильно утоптан, следы шли в сторону противника по дороге, до хода сообщения, минуя наши минные поля».

Немцы поняли, что надо ждать гостей. Неприятель подготовил отдельные стрелковые ячейки, в которые выставил боевое охранение из десяти человек. Проход в проволоке оставили, но по обеим его сторонам были установлены четыре мины натяжного действия. Охота началась.

0f0fed479c2c64628c5037535ea674db.jpg
Немецкие солдаты с пулемётом MG-34 залегли у тел погибших красноармейцев.

Разведчики появились тёмной ночью с 29 на 30 декабря. Сильный южный ветер мешал слушать, что делается на советской стороне. В 01:30 немецкое боевое охранение с правой стороны прохода обнаружило восемь русских, скрытно подбиравшихся к ДЗОТу. На них были белые маскхалаты, поэтому немцы прохлопали момент, когда те пробрались через проволоку. Согласно немецкому документу, далее произошло следующее: «Пулемётная очередь заставила русских залечь. Из положения «лёжа» русские начали бросать ручные гранаты. Наши солдаты немедленно открыли огонь из трёх автоматов и трёх гранатомётов (пулемёт вследствие попадания в него песка отказал в работе). У русских один солдат был убит, остальные ползком стали отходить в северном направлении, их отход прикрывался огнём миномётов и артиллерии».

Когда умолкла советская артиллерия, заговорила немецкая, обстреливая дорогу Часовня — Чёрное — место вероятного отхода советской разведгруппы. Однако русские не отошли. Далее события развивались так: «Вскоре русские наткнулись на другую нашу группу, которая, обнаружив их, открыла огонь из левого пулемёта и автоматов. Русские приняли боевой порядок и расположились фронтом на запад, открыли огонь из автоматов и забросали окопы гранатами, одной гранатой был ранен ефрейтор, второй ефрейтор успел выбросить из своей ячейки русскую гранату. Левый пулемёт и автомат командира отделения вследствие утыкания патрона получили задержку, однако огнём ружей и ручных гранат противник был отброшен.
Сопротивляясь, русские отползли назад.
При отходе через проход в проволочном заграждении взорвались две мины, один русский будучи тяжело ранен у проволочного заграждения был взят в плен, но допросить его не удалось, так как он вскоре умер. Двух других раненых русские унесли с собой.
Потери наших войск — один легко ранен. Потери противника: двое убитых, несколько раненых, из них два тяжело. Убитые при себе документов или каких-либо других бумаг не имели. Трофеи: два автомата».

0cbebc6db0cc824ccb674cd20cfe6899.jpg
Красноармейцы в зимних маскировочных халатах на привале лесу.

Кто сражался?
Из немецкого документа можно сделать вывод, что советская разведгруппа держалась очень достойно, несмотря на тяжёлое положение. Разведчики грамотно вели бой, пытаясь отбиться от противника. Кем же были эти храбрецы, не дрогнувшие перед неприятелем?

Установить, разведгруппа какой части действовала у Часовни, оказалось непростым делом. Согласно отчётной карте 2-го Прибалтийского фронта за декабрь 1943 года, фронт в том месте держала 23-я отдельная стрелковая бригада. Однако ознакомиться с её документами не удалось. Бригада входила в состав 22-й армии, но документы последней не внесли в дело ясности. В штабных сводках, донесениях и журнале боевых действий за этот период не содержится информации об интересующем нас разведпоиске.
Журнал 22-й армии отмечает, что 30 декабря 23-я бригада успешно отбила нападение вражеского взвода, который вёл разведку боем у Образцова. В тот же день на участке юго-восточнее Екимова разведгруппа бригады, которой командовал старший сержант Петр Чиженко, взяла пленного из 2-го батальона 559-го полка. Тот показал, что его батальон обороняется у Екимова, а слева от него действует 1-й батальон того же полка.

3512793c4ff01f6f634472f8e8f16bad.jpg

Боевое донесение штаба 22-й армии за номером 657 о событиях 30 декабря 1943 года. В нём содержится указание на успех разведгруппы 23-й отдельной стрелковой бригады под командованием Петра Чиженко и взятии контрольного пленного.

Это единственное упоминание о 23-й бригаде в документах армии за 30 декабря. Но Екимово и Образцово находятся южнее Часовни, где неизвестная разведгруппа попала в засаду. При этом в документах 22-й армии потери разведчиков в тот день всё же отмечены. Прежде всего речь идёт о правом соседе 23-й бригады по обороне — 33-й стрелковой дивизии 44-го стрелкового корпуса. Разведка корпуса произвела 30 декабря девять неудачных поисков, два из которых завершились с потерями. Оба имеют отношение к 33-й дивизии: «164 сп (…). Проведённый поиск РГ 1 сб в районе Полудино успеха не имел. Разведчики преодолели минное поле, проволочное заграждение и выдвинулись к завалу. При преодолении завала взорвались мины (завал был минирован). Противник обнаружил группу, открыл пулемётный и миномётный огонь, имея потери 3 убитыми и 5 раненными, РГ отошла на свою сторону.
73 сп (…). Взвод пешей разведки полка в р-не Жарки (южн.) проводил ночной поиск. Разведчики преодолели проволочное заграждение и выдвинулись к траншеям противника, где были обнаружены и подверглись пулемётному огню. Взвод понёс потери: ранено 12, пропало без вести 5 (предположительно убиты и остались в обороне противника)»
.

Оба случая не имеют отношения к бою у Часовни. Значит, мы можем сделать вывод, что по неизвестным причинам донесения о нём сделано не было или же оно не попало в документы 22-й армии и 2-го Прибалтийского фронта.

0d205e6d807f10a5e1df1de47840a675.jpg

Описание боевого подвига старшего сержанта Петра Чиженко во время разведакции 30 декабря 1943 года. За этот успех разведчик был награждён орденом Красного Знамени.

Ошибки караются смертью
Остаётся ответить на вопрос: почему же в декабре 1943 года разведка несла такие потери? Причины можно найти в сводке обобщённого боевого опыта 22-й армии за этот месяц, где характеризуются действия противника:
«Противник (…) оказывал огневое сопротивление действиям разведгрупп и разведотрядов 22 армии. Ведение разведки противником характеризуется действиями мелких разведывательных групп и групп высылаемых в засады.
Засада с задачей захватить пленного выставляется на ночь в составе 15–20 чел. и выдвигается с наступлением темноты к своему проволочному заграждению. Перед выходом в засаду группа инструктируется командиром батальона или (…) командиром роты. Обычно ставится, как показали пленные, задача: «пропустить разведку русских через проволочное заграждение, затем закрыть проделанные проходы, окружить группу, частично её пленить, а большую часть — уничтожить».

Обеспокоенные активностью советских разведгрупп немцы объявили на них охоту. Советские разведчики были вынуждены действовать в исключительно сложных условиях, когда враг ждал их и готовился к захвату и уничтожению. Любая ошибка во время подготовки или во время самого поиска была смертельной — провал разведакции у Часовни 30 декабря 1943 года служит тому наглядным подтверждением. Открытая пристрелка артиллерией места поиска и заранее подготовленный проход в проволочном заграждении оказались грубейшими ошибками, которые привели к провалу задания и потерям среди разведчиков.

Источник


picturehistory.livejournal.com

Добавить комментарий