Поиск

«Бегущий за ветром» Халед Хоссейни


Афганистан, Афганистан. Письма редко доходят домой

—  Амир-ага, ты слышал историю, как дочь Муллы Насреддина явилась к отцу и пожаловалась, что ее избил муж?
В ответ я сам невольно заулыбался. Ну нет на свете афганца, который не знает хотя бы парочки анекдотов о хитреце Насреддине!
—  И что на это Мулла Насреддин?
—  Он накинулся на дочь и избил еще раз. А потом сказал: если этот мерзавец колотит мою дочь, то я в отместку побью его жену!
Я засмеялся. Все-таки афганский юмор живуч.

Роман пытаются сравнивать то с "Унесенными ветром", то с "Маленьким принцем", но на деле ключом к его пониманию может стать единственно "Шахнаме" (которого в России никто, кроме вашей покорной слуги, не прочел). Это сейчас не с целью похвалиться пользовательской продвинутостью. но для того, чтобы объяснить: невозможно оценить написанное носителем одной культуры, находясь целиком на позициях иной. И не суть, что Халед Хоссейни был дипломатическим ребенком, в одиннадцать лет увезенным из страны, чтобы впервые посетить ее снова спустя четверть века. Голос крови. ментальности, национального сознания, найдя подходящего носителя для идеи, которую намеревается высказать, вложит в его уста и нужные слова.

Об Афганистан (я ненавидела и боялась его девчонкой, старший брат был там, когда служил в армии) не случайно обламывали зубы такие монстры мировой политической арены, как Британия, СССР и США. Чего, казалось бы, проще прижать к ногтю, чтобы и не дернулись? Однако гиганты приходят и уходят, а маленькая, отброшенная в вековую дикость, страна продолжает существовать. Почему так? Над ними незримо витает дух цивилизации. расцвет которой опередил античность; память о подвигах легендарных героев, которых по сей день чтят в тех краях.

Это культура чрезвычайной степени маскулинности, целиком ориентированная на патриархат, женщине если и отводится в ней какая роль то вспомогательная: предмет вожделения, наложница, служанка, мать. Одно из немногих исключений составляет легенда о Ростеме и Сухрабе. Когда величайший из богатырей Ростем отправился мир посмотреть и себя показать, странствуя по землям Турана он разбил в одном месте шатер, отправив верного коня Ракша пастись на воле (читай — травить туранские поля) к нему пришла возмущенная дочь местного правителя, требуя урезонить чудовище которое уже значительную часть будущего урожая попортило, да не устояла перед обаянием богатыря, отдалась ему. А спустя девять месяцев родила мальчика, названного Сухробом. Его происхождение скрывали от туранского шаха, заклятого врага Ирана. и больше всего на свете Сухроб мечтал встретить своего отца, ставшего к тому времени уже человеком-легендой.

Там все скверно заканчивается для сына. Во время очередной войны, а Иран с Тураном только и делали, что воевали, Сухроб, ставший цветом туранского войска, несколько суток подряд бьется поединщиком с богатырем инкогнито из войска иранского. Перевес то на одной, то на другой стороне и в критические моменты боя юноша умоляет соперника сказать, не Ростем ли тот. Но гордыня не позволяет Ростему признаться, и когда он таки побеждает, то умирающий Сухроб просит передать отцу медальон, который тот подарил его матери. Ростем понимает, что убил собственного сына, единственного, равного ему во вселенной, оплакивает Сухроба, но сделанного не воротишь.

Такая легенда, и в ней ключ к "Бегущему за ветром". А почему так низко оценила? Потому что автор постоянно пытается усидеть на двух стульях: и свою историю рассказать, и западному менталитету угодить. Многое в книге потому гротескно искажается, выглядит притянутым за уши или откровенной слезодавилкой. Все же, коли ты избран, надо идти по своему пути до конца, а не метаться из стороны в сторону заячьим скоком.

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий