Поиск

Как меня травили в колонии


Алексея Навального выписали из больницы… Вспомнил, как меня отравили в колонии… Вот дневниковая запись, обнародованная еще в 2010 году.

в колонии

В Мамадыш меня увезли в ночь с 25 на 26 февраля. Увезли на «скорой». Всю ночь в меня вливали какие-то растворы (насчитал двенадцать 250граммовых флаконов), вены и задницу искололи уколами. А днем 26-го врач сказал, что если бы меня ночью не привезли в больницу, то до утра я мог и не дожить. А отправился бы к праотцам из-за обезвоживания организма, которое уже привело к повышению температуры…

# # #

24-го февраля на вечерней проверке задал вопрос:
— В 3.30 начнется игра сборных России и Канады на Олимпийском турнире в Ванкувере. Можно посмотреть игру не в ущерб распорядку?
— Нельзя – отрезал дежурный офицер.
После проверки разговор продолжился:
— Олимпиада бывает раз в 4 года. В этом году, возможно, в последний раз НХЛ объявил перерыв, чтобы в сборных могли быть представлены сильнейшие составы. Если некоторые осужденные, подчеркиваю, те, кто хочет этого, посмотрят игру, как это отразится на исправлении осужденного?
— Осужденным положен 8-часовой непрерывный сон.
— Всегда?
— Всегда.
— Без исключения?
— Без.
— Тогда какого черта на прошлой недели подняли нашу секцию в 4.30? Мол, дежурная секция. И отправили на погрузку машины. Надо было дождаться подъема…
— Это другое.
— Нет, это тоже самое. Если Вы считаете, что осужденным положен 8-ми часовой непрерывный сон, то будьте любезны не нарушать правила никогда. Да и вообще, получается, что нефиг было поднимать вопрос о просмотре хоккея. Надо было просто встать и просто смотреть. Без разрешения.
— Вот и надо было так сделать – пошел на попятную дежурный.
— Так ведь хочется, чтобы всё было законно, чтобы не было возможности обвинить в злостном нарушении распорядка дня.

# # #

Но посмотреть хоккей не удалось. Когда началась игра, мне было уже не до хоккея: каждые 10-15 минут я бегал в туалет. Жидкий стул и рвота довели организм до изнеможения. После полудня начала подниматься температура. А я всё лежал и лежал. Не ходил ни на завтрак, ни на обед, ни на ужин. К вечеру мне стало совсем худо. Настолько, что это заметили и окружающие. Вызвали врача. Врач вызвал скорую. Из Мамадыша. Позже узнал, и что вызов скорой был согласован на самом высоком уровне. Добро дал чуть ли не шеф УФИН Татарстана.

— Когда были сделаны анализы, поставили диагноз – «Пищевое отравление». Правда, этот диагноз не вписывался в то, что во всех Дигитлях отравился я один, и это в то время, когда я ничего не съел такого, чего не ели бы другие осужденные. То, что привозят друзья-родственники, всегда выкладываю на общий стол, в столовой ем то же самое, что едят другие.

Врачи высказали версию, что меня могли отравить. Чем-нибудь не очень смертельным, но в расчете на то, что я буду скрежетать зубами и лежать, лежать, лежать… (отсюда)

irek_murtazin.livejournal.com

Добавить комментарий