Поиск

Близкий человек горюет


Здравствуйте!
Я бы хотела услышать мнения и советы по поводу достаточно деликатной ситуации, поэтому пишу с пустого аккаунта.
Мы с мужем живем вместе больше 20 лет, женаты почти 19. Женились по большой любви, при этом у каждого из нас была возможность заключить более материально выгодный брак. Прошли вместе через ситуации, которые потенциально могут привести к разводу (как примеры — эмиграция и проблемы с деторождением), но справились с эмоциональными сложностями и продолжаем жить вместе. У нас практически одинаковые моральные установки, мы единомышленники в политических вопросах, на равных в интеллектуальном плане (у обоих ученые степени), устраиваем друг друга в интимном плане, у нас есть общие увлечения (плюс у каждого свои личные), знакомые считают нас красивой парой. Все, казалось бы, идеально.
Увы, не совсем. К тому моменту, когда я познакомилась с родителями мужа, мы встречались год и уже решили заключить брак. Встреча с будущими свекрами вызвала у меня одно-единственное желание — немедленно бежать куда глаза глядят. Нет, ничего совсем ужасного, никакого криминала, но… Родственница мужа, с которой я познакомилась раньше, чем с его родителями, предупредила меня: «Ты не пугайся, они люди простые, но добрые». Ну вот да, вот это самое — простые. Та самая простота, которая хуже воровства. Они были в состоянии сказать/сделать что-то абсолютно неприемлемое, хамское, унизительное — и даже не понять: а в чем дело-то? (Как пример — в качестве подарка на свадьбу свекровь преподнесла мне… свои старые золотые часы! Со словами: «Они сейчас не ходят, их надо почистить — и будут как новые». В другой раз свекровь пыталась подарить мне книгу о здоровой половой жизни издания ещё советских времён.) Но при всём этом — добрые, да. Ну, незлые, по крайней мере, специально они мне гадости не делали. Кроме «простоты», меня отпугивала их глубокая «провинциальность» — специфические бытовые привычки (особенно за столом), «деревенский» говорок (например, до встречи с ними я и подумать не могла, что люди могут использовать слово «лисапет» не с целью поприкалываться, а на полном серьезе). Дело в том, что у меня тоже есть родственники, склонные к подобной провинциальности, и я недолюбливаю такие привычки с детства.
Однако, поразмыслив, я все-таки не сбежала от тогда ещё будущего мужа. Во-первых, его родители жили далеко — чтобы поехать в гости, нужно было потратить выходные полностью, поэтому частые визиты к ним не предполагались. Во-вторых, мой муж уехал из дома в 16 лет, после этого проводил у родителей только каникулы, с каждым годом сокращая время пребывания у них. Ну и, конечно, у него не было подобных привычек.
А потом родители мужа умерли. Если смерть свекрови от рака была хоть и трагической, но ожидаемой (в том смысле, что у нас было несколько месяцев на то, чтобы как-то осознать и примириться с неизбежным), то внезапная смерть свекра от сердечного приступа стала тяжелым ударом для мужа. Уже после смерти свекрови в его речи стали проскальзывать специфические словечки его родителей — но редко. После смерти свекра же это пошло по нарастающей. Появились их характерные бытовые привычки. Более того, он стал использовать в воспитании нашего ребёнка те же методы, которые его родители использовали при воспитании его сестры (у них большая разница в возрасте — я познакомилась с ней, когда ей было 12 лет и могла наблюдать воспитательные подходы родителей). Результаты воспитания оказались, мягко говоря, неприятными.
В общем, у мужа развился некоторый инфантилизм — в том плане, что он пытается воссоздать обстановку своего детства (когда родители были живы). Я понимаю, что у него так проходит процесс горевания, поэтому старалась относиться к этому спокойно, за исключением вопросов воспитания ребёнка. Однако прошёл год, а ситуация не изменилась (на данный момент прошло уже полтора года после смерти свекра). Из того, что я читала, процесс горевания по родителям продолжается, в среднем, год (когда умерла моя мать, я серьезно горевала чуть больше полугода — правда, мы не были особо близки). Я надеялась, что муж справится со своим горем, но у меня складывается впечатление, что все становится только хуже. Из-за того, что у него все чаще проявляются бытовые привычки «из детства», у нас возникают серьезные трения. (Да, я понимаю, что у него горе, но я не хочу всю оставшуюся жизнь провести в психологическом плане на могилах его родителей.) Возможно, из-за этих трений, а возможно, из-за долгого непроходящего горя, у него стал портиться характер — он стал истеричен, может внезапно накричать на меня, наговорить гадостей.
Я пыталась разговаривать с ним об этом. Он все отрицает: «Ничего подобного, ты выдумываешь всякие глупости». Я попыталась предложить ему сходить к врачу — здесь есть специалисты именно по преодолению горя — но он отвергает всякую мысль об этом.
Пока что я терплю, хотя мне очень сложно. Кроме того, я понимаю, что мужу очень тяжело, но не вижу возможности помочь ему. Ситуация усложняется наличием ребёнка. Мне не хотелось бы, чтобы ребёнок видел это все в семье, но в случае развода будет серьезная война за ребёнка, что может оказаться ещё хуже. Материально я смогу обеспечить себя и ребёнка в случае развода, хотя мой муж будет, скорее всего, настаивать на активном участии в жизни ребёнка, в том числе финансово. В любом случае, я считаю развод крайней мерой, на которую могу пойти только в том случае, если увижу, что любые другие возможности восстановить нормальную обстановку в семье исчерпаны. ru-psiholog.livejournal.com

Добавить комментарий