Поиск

Неприличная Мэри.


  • Героиня Любови Орловой — цирковая дива Мэрион Диксон пела: «Мэри верит в чудеса — Мэри едет в небеса!» На самом деле, она уже приехала. Туда, где она не будет изгоем. Много сказано о том, что в те времена чёрный ребёнок у белой женщины был величайшим позором и, хотя, слабо верится в то, что за «осквернительницей расы» бежала бы столь огромная толпа, даже в южных штатах, судьба такой дамы не могла быть радужной в США 1930-х — её попросту выгнали бы с работы и не дали бы никуда нормально устроиться. Её исключили бы даже из циркового круга, где нравы никогда не отличались строгостью — во всех отношениях.

    Тут ещё и другое — нам показывают западную циркачку, родившую вне брака (а браки между белыми и цветными были запрещены), как некий прекрасный идеал. Именно женщине из американского шапито достаётся прекрасный принц — белокурый, светлоглазый, работавший на Севере и — со значками парашютиста и «Ворошиловского стрелка» (свою стрельбу Мартынов демонстрирует, сбивая шашечку со старинной ширмы). Именно этот идеальный человек, для которого цирк — это продолжение подвига, и должен достаться сомнительной дамочке, меняющей парики и боа.

  • В общем-то, наша Мэри, которая потом браво шагала в колонне приличных людей по Красной Площади, наверняка прошла через такую грязь, что становится дико zina-korzina.livejournal.com
  • Добавить комментарий