Поиск

Операция Wunderland — как немцы пробрались в глубокий тыл СССР


В августе 1942 года фашисты оказались в глубоком тылу Советского Союза. Они дошли… до устья Енисея — реки, протекающей по территории Красноярского края. И это не шутка. Правда, немцы не дошли туда, а доплыли — на линкоре «Адмирал Шеер».

НЕУДАЧНАЯ ОХОТА

Линкор вышел из Норвегии 16 августа 1942 года. Дата была выбрана неслучайно. Август — сентябрь — лучшие месяцы для навигации в северных широтах. Солнце подтапливает льды Ледовитого океана, и они отступают, обнажая Северный морской путь. Немцы знали, что десятки советских кораблей выйдут в открытую воду, чтобы доставить на отдаленные острова и зимовки продовольствие, а в гарнизоны и на метеостанции — военнослужащих и специалистов-полярников. И решили устроить охоту на советские плавучие караваны. С этой целью немцами была разработана операция Wunderland, то есть «Страна чудес».

В силу секретности операции команда корабля не знала, куда и зачем они идут. Поначалу крейсер не встретил на своем пути ни одной потенциальной жертвы. Тогда в воздух был поднят гидроплан «Арадо» — он и обнаружил с десяток советских судов. Напрасно капитан «Адмирала Шеера» Вильгельм Меендсен-Болькен направил свой корабль наперерез каравану: заметив в воздухе самолет-разведчик, командование конвоя просто изменило курс и увело его от грозящей опасности.

А вскоре радист линкора получил с базы шифровку о том, что ему навстречу движется большой караван из 23 судов и ледоколов. Информацию отчасти подтвердил летчик гидроплана. Но оказалось, что плавсредств не 23, а всего 10. Возможно, это был тот самый, упущенный линкором несколько дней назад конвой. Однако капитан 1-го ранга Меендсен-Болькен не решился атаковать суда, рассудив, что если с каждого из них откроют огонь, то линкору мало не покажется. А если еще и ветер изменится, то «Адмирал Шеер» может оказаться запертым во льдах.

Ветер действительно изменился. И пока линкор с большим трудом лавировал между огромными льдинами, чудом избежав столкновения, караван в очередной раз ушел от морского «хищника». В довершение неудач на глазах у всей команды разбился гидроплан-разведчик. По странному стечению обстоятельств это был единственный самолет на «Адмирале Шеере», хотя их должно было быть как минимум два.

ГИБЕЛЬ СИБИРЯКОВА

Тем не менее капитан решил продолжить поиск. И 26 августа совершенно случайно столкнулся в Карском море с ледоколом «Александр Сибиряков», который доставлял смену для полярников на отдаленных метеостанциях и островах, а также перевозил горючее, стройматериалы, продовольствие и снаряжение. «Сибиряков» успел сообщить об «охотнике» в Диксон до того, как фашисты потребовали спустить флаг и отключить судовую радиостанцию. «Адмирал Шеер» самонадеянно приказал нашему ледоколу предоставить всю необходимую информацию о ледовой обстановке в Карском море. В ответ «Сибиряков» подошел ближе и дал по линкору залп из четырех своих пушек. Оторопевший поначалу от такой дерзости, Вильгельм Меендсен-Болькен приказал открыть по «Александру Сибирякову» огонь на поражение.

Первые же выстрелы немецкого линкора уничтожили три пушки из четырех и устроили пожар на ледоколе. Морской бой превратился в форменный расстрел, во время которого погибло более 100 пассажиров и членов команды. Понимая, что их все равно добьют, тяжелораненый капитан Анатолий Качарава приказал уничтожить секретные документы, а затем открыть кингстоны и затопить ледокол. Красного флага он так и не спустил.

Из всех членов команды и пассажиров «Александра Сибирякова» уцелели только 19 человек, включая капитана. Все они попали к немцам в плен.

А ведь этой трагедии могло и не случиться, прими командование Севморпути вовремя меры. Лондон несколько раз предупреждал Москву о рейде немецкого крейсера в Карское море. Но русские понадеялись на авось. В результате — неоправданные жертвы.

В ОСАДЕ

Благодаря предупреждению радиста «Сибирякова» появление «Адмирала Шеера» в ночь на 27 августа в акватории острова Диксон не стало неожиданностью для командования гарнизона.

На территории базы располагались склады, метеостанция, порт, радиоцентр, штаб морских операций с картографическим отделом, несколько артиллерийских батарей, а также поселок семей красноармейцев.

Меендсен-Болькен решил уничтожить все это вместе с военнослужащими гарнизона и мирными жителями. Он рассчитывал захватить карты и пленить командование.

Но не тут-то было. Как только крейсер начал приближаться к порту, намереваясь высадить усиленную роту десанта, наперерез ему на всех парах устремился сторожевой катер «Семен Дежнев», чтобы сесть на мель в самом неглубоком месте фарватера. В этом случае десантникам пришлось бы высаживаться с помощью шлюпок. А это, учитывая огневую мощь островных орудий и пулеметов, было чревато последствиями. Капитан линкора, разгадав уловку наших моряков, тут же приказал открыть по сторожевику огонь, но капитан «Дежнева» успел-таки загнать пылающий катер на мель.

Такая же участь постигла и другой советский маломерный корабль—«Революционер». А когда крейсеру перегородили вход в бухту, по нему дружно ударили батареи острова. К сожалению, орудия только-только установили на позиции, у них не было дальномеров, а потому наши артиллеристы вели огонь наугад.

ДРАЧЛИВЫЙ БОБ

Тем не менее Меендсен-Болькен испугался не на шутку: наличие крупнокалиберной артиллерии было для него полной неожиданностью. Если бы шальной снаряд попал в борт «Адмирала Шеера», ему бы понадобились ремонтная база и подкрепление. А все это находилось за тысячи миль от места сражения. К тому же капитан был уверен, что к Диксону уже идет подмога. Он понимал: если его корабль не добьют пушки, то это сделает советская авиация.

Ни о каком десанте речи уже не было. Впору было делать ноги: не до жиру — быть бы живу. Напоследок Меендсен-Болькен приказал уничтожить на острове все, что только возможно. Несколько часов «Драчливый Боб» — это прозвище приклеилось сначала к самому адмиралу Рейнхарду Шееру, а потом и к линкору, названному в его честь, — расстреливал из всех орудий порт и суда, стоящие у причалов, а также саму базу со всеми ее постройками и поселком.

Благо мирных жителей эвакуировали на время в тундру. А все остальное потом быстро восстановили. В результате несолоно хлебавши Меендсен-Болькен распорядился выставить дымовую завесу, под покровом которой и отбыл восвояси. Он получил достойный отпор и по сути проиграл битву.

А полярники острова до сих пор празднуют дату 27 августа как день победы над фашистским «морским монстром». Что ни говори, а слабоват оказался «Драчливый Боб» для настоящей драки.

(с)

См.также:

«Адмирал граф Шпее». Пиратские будни и конец линкора-обреза

Операция «Страна чудес», или Александры Матросовы Северных морей

Последний немецкий рейдер или Битва сухогрузов

Спасение ТР «Марина Раскова» эсминцами «Гремящий» и «Громкий»

Гибель линкора "Бисмарк"

picturehistory.livejournal.com

Добавить комментарий