Поиск

О диалогах в операционной — 235…


Алексей Романович получил свой блок, три листка — информированное согласие на анестезию (единую форму которого наркомздрав так и не создал, хотя за его неправильность нагибают кого-то регулярно), анкету пациента (творчески переработанное Алексеем Романовичем чье-то изобретение, в нашем герцогстве не применяется, хотя именно там patient, что в переводе означает «терпила» собственноручно расписывается в наличии или отсутствии всяких разных аллергий и заболеваний, а это хоть и хреновый, но запасной парашют) и осмотр терапевта (а терапевт у нас полезный — если в плен кого взяла, то обязательно параллельную болячку найдет, но может и отменить). Кстати, компоновка документа «История болезни» блоками — у каждого врача свой — тоже полезное изобретение, что в переводе означает «life hack», Алексея Романовича — после операции, когда наступает суровое и страшное время описания на электронно-вычислительной машине сделанного руками и головой, не надо саму историю болезни друг у друга из рук вырывать, а сами блоки из распечаток потом склеиваются.
И надпись ОМС на анкете, что означает не столько «Обязательное Медицинское Страхование», сколько «Будь готов!». Аки юный пионер за дело Ленина. Не, ну так-то Алексей Романович всегда готов, особенно если выпить, но бдительность — наше оружие. Итак…
— Вы это подписали? Значит, во всяком случае, я на это надеюсь, прочитали? Вопросы по сути бумаги есть? — Алексей Романович помахал перед лицом потребительницы медицинской услуги типа «наркоз» информированным согласием.
— Прочитала. Сейчас вы мне про наркоз расскажете. — Утвердительно. Это хорошо.
— Да? — услышав ласковый, практически медовый голос Алексея Романовича, медсестры подтягиваются поближе. Плохо это — наш герой становится предсказуемым.
— Вы обязаны рассказать. — Кажется Алексей Романович это совсем недавно где-то слышал. Или читал.
— Обязан — расскажу. — Нет, не прав был рязанский и тверской вице-губернатор, когда писал, что строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения. Скрупулезное исполнение российских законов смягчает их еще больше, если не заканчивается театром абсурда. — Заснете, проснетесь, операция будет сделана.
— Нет, я хочу подробно.
— Кто ищет, тот обрящет. Сначала я вам сделаю пропофол. Пропофол- это препарат, изобретенный британской фирмой «Зенека» в…
— Я в ваших препаратах ничего не понимаю, объясните попроще.
— Попроще? Тогда так… Про Майкла Джексона читали? Читали. Вот и хорошо. Он именно от пропофола уснул. Так понятно? Понятно. Тогда дальше. После пропофола я вам сделаю тракриум. Про тракриум тоже попроще? Про яд кураре читали? Вот это он и есть. После него животные, на которых индейцы Южной Америки охотились, дышать переставали и вы дышать перестанете…
— Я что, дышать во время операции не буду?!
— Не будете. За вас будет дышать наркозный аппарат, который я отключу, когда решу, что вы в состоянии дышать самостоятельно. А дышать в вас я буду через устройство именуемое ларингеальной маской. Если попроще, то она вот такой длины и вот такого диаметра. — Кстати,ни разу не преувеличил, когда руки разводил. — Но давайте продолжим. Параллельно вы будете вдыхать севофлуран. Это испаряемый препарат, если попроще, то был не очень давно, несколько лет назад сюжет в телевизоре, про девочку, которая погибла из-за севофлурана от злокачественной гипертермии, лекарство от которой в России не зарегистрировано. Кстати, и ближайшие лаборатории по диагностике злокачественной гипертермии, если я не ошибаюсь, расположены в Кракове и Хельсинки. Еще я вам введу фентанил, если попроще — это синтетический наркотик, в сто раз сильнее морфина. Вот примерно и все. Подробно, но попроще. Я ответил на ваш вопрос? nadie_escribe.livejournal.com

Добавить комментарий