Поиск

Очные ставки растут


Дело Худояна: попытка решить коммерческий спор была предпринята прямо в кабинете следователя?

В понедельник 8 июля Московский городской суд изменил меру пресечения с домашнего ареста на содержание в СИЗО владельцу компании Optima Development Альберту Худояну. При этом основной упор в судебном решении был сделан на то, что Худоян может скрыться от следствия.

Уполномоченный при президенте РФ по правам предпринимателей Борис Титов раскритиковал решение Мосгорсуда, заявив, что довод о возможности скрыться «не очень убедительный». Хотя бы даже потому, что обвиняемый сдал следствию загранпаспорт. «Кроме того, конечно же, есть все основания смотреть на часть 1.1 статьи 108 УПК, которая запрещает заключать под стражу обвиняемых по экономическим преступлениям в сфере предпринимательства. А дело Худояна связано с имущественным спором», — подчеркнул Титов.

Не только арест, но и само уголовное дело в отношении предпринимателя, который обвиняется в «незаконном приобретении права долгосрочной аренды земельных участков» выглядит очень странным.

В распоряжении «Новой» есть «Заявление о преступлении», зарегистрированное еще 23 августа прошлого года, и «Постановление о возбуждении уголовного дела», вынесенное старшим следователем 11-го отдела СЧ ГСУ МВД России по городу Москве майором Мариной Малышкиной.

Фрагмент титульной страницы заявления о преступлении в отношении Худояна Альберта Ашотовича. Дата регистрации: 23 августа 2018 года

Дело возбудили 14 декабря 2018 года

Второй документ датирован 14 декабря.

Получается, что следствие долго (почти четыре месяца) не решалось возбуждать уголовное дело.

Возможно, потому что из заявления о преступлении четко следует, что еще в 2016 году у бизнес-партнеров возник корпоративный спор. Но сторона, посчитавшая себя ущемленной, почему-то не начала отстаивать свои якобы нарушенные права в арбитражном суде, а решила привлечь на свою строну МВД. Примечательно, что «Заявление о преступлении» было подписано неким Сергеем Говорухиным, который и на момент подачи заявления, и сейчас находится в розыске по другому уголовному делу.

После возбуждения уголовного дела полгода следствие велось ни шатко ни валко. Того же Худояна вызывали на допросы в качестве свидетеля. Получая повестки, он добросовестно приезжал в полицию, давал показания. А в июне следственные действия неожиданно были форсированы. 13 июня следователь Малышкина вынесла постановление о приводе Худояна на «следственные действия». Хотя никаких повесток Худояну, который находился на тот момент в статусе свидетеля, не направлялось.

Понадобилось чуть больше часа, чтобы оперативники привезли Худояна к следователю. Тут же были проведены две очные ставки. Во время одной из них — с представителем компании, признанной потерпевшей, — произошло событие, описанное в заявлении о преступлении, направленном Альбертом Худояном руководителю Следственного комитета России Александру Бастрыкину.

В заявлении, зарегистрированном в приемной СКР 5 июля 2017 года, Худоян написал, что представитель потерпевшего сразу дал ему понять: после завершения очной ставки Худояну будет изменен статус со свидетеля на обвиняемого, и он будет задержан и отправлен в СИЗО. И предложил «урегулировать» вопрос. За многомиллионное вознаграждение. «…пообещав, что в этом случае уголовно-правовое давление на меня закончится. Находившиеся в кабинете сотрудники правоохранительных органов на происходящее никак не реагировали, вели себя пассивно, допуская и поощряя таким образом незаконные требования…» — написал Худоян в заявлении на имя Бастрыкина.

Следственные действия продлились до глубокой ночи. Когда уже наступило 14 июня, Альберт Худоян действительно был задержан. Сутки спустя Худояна повезли в Тверской райсуд Москвы на рассмотрение ходатайства о содержании обвиняемого в тюремной камере. Но суд ограничился домашним арестом.

8 июля Худоян самостоятельно (без сопровождения сотрудников ФСИН) приехал в Мосгорсуд на рассмотрение сразу двух апелляционных жалоб на решение суда первой инстанции: сам предприниматель просил заменить домашний арест на подписку о невыезде и залог, а прокуратура настаивала на том, чтобы содержать Худояна в СИЗО.

До начала судебного заседания мне удалось переговорить с Альбертом Худояном.

— Это уголовное дело — попытка отнять мой бизнес, оцениваемый в 400 миллионов долларов, — сообщил Худоян «Новой».

— Я читал ваше заявление, направленное на имя Бастрыкина. И, признаюсь, не верю, что в здании МВД в кабинете следователя возможно вымогательство… — спросил я Худояна.

— Я и мой адвокат готовы пройти допрос с применением полиграфа. И мы будем настаивать на том, чтобы точно так же при помощи «детектора лжи» допросили «потерпевшего», его адвоката и следователя Малышкину, — решительно заявил Худоян.

«Новая» будет следить за развитием событий.

Ирек Муртазин
спецкор

irek_murtazin.livejournal.com

Добавить комментарий