Поиск

О диалогах в операционной — 232…


— Еще вопросы есть? — это директор на утреннем рапо́рте (Алексей Романович не забывает об элементах своего военно-морского прошлого, поэтому и его волчья стая операционной произносит слово «ра́порт» с таким ударением)..
— Марк Олегович, а давайте мы все рации на смартфоны скачаем. Zello или что-нибудь другое. Быстрее необходимого сотрудника находить будем.
— Есть такие приложения?
— Да сколько угодно. Все включили и на одной волне работаем.
— А там слышно все, что говорят?
— Конечно. У раций алгоритм работы именно такой.
— Тогда нет. Вот представьте — я какой нибудь даме (слово «даме» выделено интонационно) титьки щупаю, а вдруг Алексей Романович по рации кому-нибудь, как он говорит, неодобрение выражает. Нельзя…

Алексей Романович, кажется, немного устал. Как последняя сволочь. Месяц практически без выходных до 19.00. И проверка Росздравнадзором именно его службы, которую пришлось героически принимать на себя. Не в первый раз. «Российский офицер должен первым подниматься в атаку. Это экономически неоправданно, но так исторически сложилось» — его в свое время учили именно этому. Хорошо учили. Отбились.
В 19.00 РМ он печатает протоколы наркозов за весь день. Забылся, расслабил мимическую мускулатуру. С последним обходом появилась шеф гинекологической службы Светлана Петровна. Долго смотрит в лицо шефу анестезиологической службы и вдруг тихо спрашивает:
— Устали, Алексей Романович?
— Если честно, то я не устал. Я за-и-бался… nadie_escribe.livejournal.com

Добавить комментарий