Поиск

«Давайте все убьем Констанцию» Рэй Брэдбери аудиокнига


Тысячеликая

Какой Шекспир из кабачка
Домой вернувшись на рассвете,
В бреду сползая с тюфяка,
В таком спасается сюжете?
Александр Кушнер

После шквала упреков, обрушенного мной на «Кладбище для безумцев», логично было бы ожидать, что с продолжением связываться не стану. Но: а) мы не ищем легких путей; б) за системный подход; в) нельзя же вот просто так взять и перестать слушать Брэдбери; г) в исполнении Князева. Потому «Давайте все убьем Констанцию», заключительная книга кинотрилогии Рэя Брэдбери. И – блаженны терпеливые, ибо их будет царствие небесное. В смысле – впечатление от «Констанции» оказалась куда лучше, чем ожидалось.

Детективная история начнется с того, что в бунгало героя-рассказчика, жена которого по удивительному совпадению в отъезде, темной грозовой ночью постучится Констанция Раттиган. С очаровательной взбалмошной экс-кинодивой пятидесяти шести лет, более всего любящей ночные купания нагишом, мы познакомились в предыдущей книге (кто начал, как положено, с начала – еще раньше, но я со второй, за что и поплатилась жестоким непониманием).

Итак, Констанция, с которой потоками стекает вода, врывается к герою, потрясая двумя обложками, под одной из которых обнаруживается телефонный справочник Голливуда за тысяча девятисотый год, под другой старая телефонная книжка самой героини, против некоторых фамилий, совпадающих с ее собственной, поставлены жирные красные кресты.. Звезда твердит, что загадочный злоумышленник, приславший макулатуру, хочет убить ее. А после ночи, проведенной в объятиях Билли (нет, исключительно, чтобы согреться, ничего не было, хм) бесследно исчезает.

Что сделали бы в подобном случае девятьсот девяносто девять мужчин из тысячи? Правильно, махнули рукой Но герой последний романтик, и он пускается по следам подруги, все время оказываясь на шаг позади, в том месте, где она только что побывала. Попутно вскрывая многие тайны, связанные с творческим становлением и личной жизнью Раттиган, предстающей в этой книге стопроцентной Femme Fatal. Мужчин, некогда любивших ее, Конни без жалости оставляла, чтобы двигаться дальше, к своей мечте стать звездой экрана.

И если кто подумает, что рецепт известен: путь на экран лежит через диван, тот сильно ошибется. Констанция девушка серьезная, она не искала легких путей и исповедовала системный подход (в смысле, диван был среди практикуемых методов, но предпочтение отдавалось актерскому мастерству, сценическому движению, постановке голоса и прочим подобным вещам). Иными словами, она неустанно огранивала свой алмаз, чтобы добиться бриллиантового блеска. И засверкала, в конце концов.

Я уже сказала, что Билли (к расследованию которого подключаются, кляня «этого ублюдка» Крамли, Фриц Вонг и слепой Генри), всегда оказывается
на шаг позади Констанции: он сейчас там, где она только что побывала. А в шаге за ним следует смерть. Потому что всякий посещенный друзьями-детективами тотчас после их ухода трагически погибает и способы смерти всякий раз диковинно-извращенные.

И не скажу, чтобы так уж сильно хотелось распутать головоломку, но мегатонны информации об истории американского кино, сообщаемые в процессе расследования, кажутся неожиданно интересными. А романтические порывы Билла предстают проявлением подлинного благородства. И голоса, множество голосов книги, которые так дивно удаются моему любимому исполнителю. Круче всех белокурая тевтонская бестия Фриц (я даже поймала себя на мысли, что хотела бы примерить монокль (кто понимает).

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий