Поиск

Секс-скандал при дворе кайзера Вильгельма


Сама я готовлю пост о люто запутанной, страшной истории из жизни высшей аристократии Британии ( разумеется, все будет: секс, алкоголь, опять секс, наркотики, измены, убийства и самоубийства в экзотическом антураже), а пока цинично утаскиваю пост у joeck_12 ха что прошу у неё прощения и https://joeck-12.livejournal.com/107733.html

Все началось с романтической прогулки морозным воскресным днем в январе 1891 года…

Замок Груневальд

Вдоволь накатавшись на санях по заснеженным полям Бранденбурга, с наступлением сумерек группа дам и господ приехала в охотничий замок Груневальд на окраине Берлина….

Их было 15 человек — все аристократы или высокие чины при дворе императора Вильгельма. В общем Crème de la Crème, так называемые «сливки»…

Разгоряченные весельем, с ярким румянцем на щеках, они скинули свои шубы и насладились приготовленным прислугой ужином, запивая его согревающим глинтвейном, шампанским и дурманящим вином…Шумная вечеринка перешла в сексуальную оргию…Присутствующие безудержно предавались своей сексуальной фантазии: обмен партнерами, групповые акты, лесбийские и гомосексуальные игры…

Дальше синим выделены некоторые имена тех, кто был в числе тех 15 человек.
Шарлотта принцесса Прусская (1860—1919) — сестра императора Вильгельма II и старшая внучка королевы Виктории:

Шарлотта с детства слыла «трудным» ребенком. С тяжелым эксцентричным характером, склонная к интригам и сплетням, она, чтобы избавиться от влияния родителей, рано вышла замуж за слабовольного принца Саксен-Майнингенского и с головой окунулась в веселую разгульную жизнь берлинского высшего общества, пренебрегая обязанностями жены и матери единственной дочери.

А через пару дней все участники свингер-вечеринки стали получать анонимные письма порнографического содержания. Там в самой неприличной манере детально описывалась оргия в замке, а также в скабрезных выражениях давались характеристики участникам. На порнографические открытки и картинки приклеивались вырезанные из фотографий лица участников. Письма были написаны печатными буквами и, судя по штемпелю, отправлялись в Берлине. В письмах были упомянуты детали сексоргии в замке Груневальд, которые могли быть известны только ее участникам.

Письма и порнографические картинки из архива полиции:

Кто писал эти письма — это навсегда осталось загадкой. Аноним ничего не требовал, никаких денег, он просто порционно выдавал интимные тайны — кто с кем, где и когда…. Насколько была достоверна эта информация — это вопрос… Письма подписывались по-разному: «Берта М.», «Один из многих», или «Комитет». Иногда из письма было очевидно, что писала женщина, в другой раз было похоже на то, что тут замешана целая группа лиц…
Эрнст Гюнтер герцог Шлезвиг-Гольштайн (1863-1921) — брат императрицы Августы Виктории и шурин императора Вильгельма II:

Из-за своих многочисленных любовных связей принц получил прозвище «Prinz-Rammler» (нечто вроде «принц-трахальщик»). Однажды при посещении борделя он потерял там орден Черного Орла (высшая награда Прусского королевства), и одна честная труженица этого заведения принесла орден в полицию.

Распространению этой информации поспособствовал и личный персонал. По заведенному порядку прислуга клала утреннюю почту на стол, где завтракали господа. Конверты должны были быть уже открытыми (если не было указано «секретно»). И прислуга часто из любопытства заглядывала в конверт….

Император Вильгельм был в шоке. Сначала надеялись, что скандал удастся замять, но вскоре стало ясно, что при таком количестве писем и проинформированных лиц ничего скрыть не удастся.

Шарлотта графиня фон Гогенау (1863–1933) — дальше просто «графиня фон Гогенау», чтобы отличить от вышеупомянутой тезки Шарлотты Прусской — и ее супруг Фридрих граф фон Гогенау (1857-1914), сын от морганатического брака принца Альбрехта из династии Гогенцоллернов.

Склонному к гомосексуализму графу фон Гогенау брак служил прикрытием. Супруги вели «открытый» брак и имели каждый своих любовников.

Досталось всем…Графиня фон Гогенау в письмах называлась «вонючей Лоткой», «прусской Лоттхен» (синоним проститутки), которая якобы «задирает юбку перед каждым принцем и больше всего мечтает раздвинуть ноги перед императором, которого она преследует своими похотливыми взглядами». Говорилось, что дом графини на Йоркштрассе это тайный бордель, где вереницами ходят ее любовники и любовницы, и что у нее бешенство матки. Аноним не оставил без внимания и ее происхождение — мол выскочка из мелких дворян влезла в высшее общество и задирает нос, будто она из королевской семьи.

Луис риттер фон Бергер (1851-1907) с женой Софией и ее сестрой Евой
Офицеры Макс (1850-1912) и Пауль (1851-1917) бароны Шулер фон Сенден.
Людвиг барон фон Кнорринг (1858 – 1930) — российский дипломат на службе в Гессене.
Письма получили не только 15 участников оргии, но и непричастные к этому персоны: политики, общественные деятели, журналисты, аристократы, монархи, родители и родственники свингеров…Также вдовствующая императрица, мать Вильгельма получила несколько таких писем. Через несколько дней весь Берлин был информирован о пикантных событиях того вечера.

Барон Карл фон Шрадер и его жена Габриела назывались «похотливыми людишками» …
Барон Карл фон Шрадер (1848-1896) и его жена Габриела(1849-1941, урожденная де Вильер):

Мария Луиза Шлезвиг-Гольштайнская (1872-1936) тоже получила анонимки — как раз накануне своей свадьбы с принцем Арибером Анхальтским в июне 1891 года. По мнению анонима она якобы находилась в лесбийской связи с графиней фон Гогенау. Еще раз повторяю: насколько вся эта информация анонима достоверна, неизвестно.

В письме гофмейстеру Хуго фон Райшаху (которого на вечеринке не было) аноним назвал его самого «вюртембержцем сомнительного происхождения», его мать, сестру и брата — «лицами с сомнительной репутацией» и посоветовал «не наступать на пятки местным высокородным лицам», если он не хочет потерять свою «блестящую узурпированную должность».
Фридрих Карл принц Гессен-Кассельский (1868-1940) — зять императора Вильгельма II:


С 1918 года — король Финляндии (единственный в истории, кто носил такой титул).

В какой-то момент времени некоторые получатели анонимок оказались на гране нервного срыва и обратились в полицию, высказав подозрение, что автором писем является Леберехт фон Котце — церемонимейстер при дворе императора и любитель сплетен и едких комментариев.

Дело было поручено вести отделению тайной полиции — в начале еще надеялись, что дело удастся замять. Агенты тайной полиции обнаружили в ящике рабочего стола фон Котце 12 промокашек, на которых просматривались некоторые фрагменты фраз из анонимок. Хотя доступ к кабинету Котце имели и другие персоны, это сначала посчитали веским доказательством его вины. Церемонимейстера обвинили в распространении текстов неприличного содержания и, чтобы не давать пищи прессе, передали закрытому военному суду.

Леберехт фон Котце (1850-1920) с женой Элизабет (1860-1922, урожд. фон Тресков):

Но к ужасу следователей, пока Котце сидел под следствием, поток анонимок не прекращался. А ведь в камере его лишили письменных принадлежностей! Далее история еще более запуталась: в одном из очередных писем аноним требовал освободить Котце, угрожая предать вниманию общественности еще более скандальные факты, способные даже пошатнуть трон.
Церемонимейстера выпустили из-под стражи, наивно надеясь, что анонимки прекратятся. Ничего подобного! Письма все приходили и приходили….В полицейских архивах сохранилось 240 этих писем. Возможно, их было больше. Сколько их было всего, неизвестно — некоторые получатели не обращались в полицию.

Некоторая часть берлинского общества готова была поклясться, что письма рассылает сестра Вильгельма Шарлотта Прусская, обожавшая интриги и по какой-то неизвестной причине недолюбливавшая графиню Гогенау. Однако против этого говорит кроме других прочих тот факт, что Шарлотта после ареста Котце очень активно ходатайствовала перед братом-императором о его освобождении и настаивала на его невиновности.

Графиня фон Гогенау («Лотка»):

Графологическая экспертиза установила по почерку, что письма написаны человеком «с женоподобной натурой (возможно, женщиной), с болезненным самолюбием и вычурными манерами».

Другие считали, что письма рассылает герцог Эрнст-Гюнтер вместе с «его театральными бабами самой отвратительной репутации». Третьи не исключали, что автором был барон Шрадер, который для отвода подозрений написал сам себе пару анонимок …

Прошло два года…Непойманный аноним продолжал рассылать письма, выдавая все новые и новые порции пикантных деталей из личной жизни «высшего общества». Эти письма наводили страх на высшее общество — никто не знал, что будет дальше, какую информацию предаст огласке (или придумает) аноним на этот раз. Судя по всему, аноним был приближен к императорской семье и был очень хорошо осведомлен о подробностях личной жизни членов семьи монархов и придворных.

Маргарита Прусская (1872-1954) тоже получала анонимки с описанием сексуальных похождений ее жениха Фридриха Карла Гессен-Кассельского:

Освобожденный и оскорбленный Котце решил отомстить тем, кто по его мнению оклеветал его. Он нанял опытного адвоката, который сразу понял, что лучшая защита его манданта это нападение и пошел в СМИ в прессу. Прессе было заявлено, что его мандант оболган баронами Райшахом и Шрадером. Те не заставили долго ждать и подали на Котце в суд. Вскоре весь Берлин смаковал интимные детали из жизни «высоких» особ, которые на людях были олицетворением чопорной протестантской морали.

В замке Груневальд сейчас музей. И напрасно вы там будете искать экспонаты, связанные с той злополучной вечеринкой 1891 года…
«Дело Котце» (под этим именем скандал вошел в историю) постепенно стало набирать новые обороты и приобретать невиданный доселе масштаб. В архивах полиции по этому скандалу насчитываются сегодня сотни актов!
Некоторые участники той свингер-вечеринки, получатели писем и придворные стали вести собственные расследования. При дворе создались враждующие группировки, выискивающие компромат друг на друга. И уже речь шла не о том, кто рассылает письма, и кто виноват, а о защите чести — самой большой ценности тех времен.

В 1895 году (прошло четыре года после вечеринки!) состоялась первая дуэль — фон Котце потребовал сатисфакции от «копающего» под него барона Райшаха и в ходе дуэли ранил того в бедро. Против Котце снова возбудили дело в военном суде.
В ходе второй дуэли (между Котце и Шрадером) к счастью не был ранен никто.

Император Вильгельм был в ужасе. Он недолюбливал своего родственника принца Уэльсского, и злорадствовал, когда английская желтая пресса упивалась нескончаемыми скандалами с участием дяди Берти — то он вступал в конфликт с мужем-рогоносцем очередной любовницы, то его фотографировали, выходящим из борделя, то очередная жрица любви давала прессе подробный репортаж о сексуальных предпочтениях принца…

Император Вильгельм II (1859-1941):

Вильгельм был бесконечно горд, что у него-то в семье с моралью все прекрасно! А тут такое под самым его носом, при его дворе……Причем скандалу не было видно конца и края…Скандал уже давно вышел за пределы той вечеринки пятилетней давности…

В 1896 году состоялась третья дуэль — между Котце и Шрадером. Причем были выбраны самые суровые условия дуэли. Было решено отказаться от ограниченного числа выстрелов, как прежде, а вместо этого решили стреляться «до полного несостояния или смерти одного из контрагентов». И пистолеты выбрали армейские, более точные. И стрелять решили не с оговоренного расстояния, а идти навстречу друг другу и постоянно производить выстрелы.

1896. Дуэль между Котце и Шрадером:

Такая дуэль означала верную смерть как минимум одного. Им оказался Шрадер — он был тяжело ранен в живот и умер на следующий день. По закону Котце, как убийце, грозило в лучшем случае многолетнее заключение. Однако военный суд квалифицировал это действие как «убийство в поединке» и приговорил виновного к 2 годам и 3 месяцам заточения. В месте отбывания наказания (крепость Глатц в Силезии) Котце находился в привилегированном положении — в его распоряжении был личный слуга, а к столу каждый день подавалось шампанское. Через несколько месяцев Котец был помилован императором. Должность церемонимейстера ему не вернули, и ему пришлось уехать в свое имение. Среди людей своего класса он до конца жизни слыл человеком чести. А вот брак его не выдержал испытания скандалом и распался.

Леберехт фон Котце:


А письма постепенно сошли на нет. Кто их писал — так никогда и не узнали.

Вся эта история, начавшаяся с секс-вечеринки и закончивашаяся убийством человека, получила широкий резонанс в обществе и имела для немецкой монархии катастрофические последствия. Пресса упрекала императора Вильгельма в том, что он поощряет дуэли и косвенно способствует нарушению законности. Бундесрат потребовал у правительства принять меры, ужесточаюшие наказания зачинщиков дуэлей. Также поднимался щекотливый вопрос — почему в то время как за гомосексуализм простым смертным в Германии полагается тюремное заключение, никто из этих высоких господ не был привлечен к суду?

Депутат от социал-демократов Август Бабель заявил прессе: «Если господа из так называемых высших классов бьют друг другу морды или стреляются на дуэли, то нам в принципе нечего возразить. Чем больше они пойдут на поводу у своего инстинкта самоуничтожения, тем лучше для общества.»

Впервые в немецкой истории критика монархии и высших кругов была высказана в такой грубой и открытой форме! Гневу правящих кругов не было предела. Да как смеют простые смертные критиковать элиту!

Хотя многие детали «Дела Котце» остались нераскрытыми, этот скандал создал в обществе стойкое впечатление разложения нравов при дворе, включая императорскую семью. «Дело Котце» было только стартовым выстрелом к череде компрометирующих публикаций и скадалов, связанных с императором Вильгельмом и двойной моралью его двора. Все это в последующие годы привело к необратимой потере авторитета монархии. Также сильно померкли идеалы прусской и офицерской чести.

Примечание: список участников оргии взят из главы «Дело Котце» второго тома биографии Вильгельма II, автор John C. G. Röhl, 2001.

У автора много интересных статей
foto-history.livejournal.com

Добавить комментарий