Поиск

Чувство и бесчувственность (Сага о Форсайтах, Дж. Голсуорси)


Долгоиграющая, практически бесконечная семейная история (в том смысле, что при желании автор мог бы написать сколько угодно продолжений) вполне заслужила внимание многочисленных поколений читателей. Невидимые миру слезы некоторых героев на фоне благополучия большинства действующих лиц (и не только финансового) превращают Сагу о Форсайтах в натурально сбалансированную смесь счастья, несчастья и каждодневной рутины, из чего состоит и реальная жизнь. Семейные саги обладают свойством затягивать. Примером тому служит недавно закончившийся сериал — Аббатство Даунтон. Втянувшись, вы обнаруживаете себя живущим среди героев в качестве невидимого, но в то же время активного, персонажа, которого автор просто забыл назвать по имени. И, закончив читать книгу/смотреть сериал, вы еще какое-то время ощущаете себя немного застрявшим в другом времени и месте. И испытываете грусть от того, что надо прощаться.

Даже если слово «мораль» вас пугает, не стоит ожидать неприятностей от этого романа. Писатель сместил ее с отношений между людьми, которые он не берется прямо судить, на недостатки характеров своих героев. В частности, анализу подвергается умение чувствовать. Если точнее, чувствовать красоту. Но это сужение смысла только на словах, на деле это относится ко всему. Чувству такта, справедливости, свободе выбора.

В книге есть те, кто чувствуют глубоко и оттого страдают, когда видят грубое нарушение своих принципов и границ. Есть те, кто такой чувствительности лишен. Но по иронии судьбы, страдают они не меньше. А большинство персонажей, как и случается в действительности, просто живут каждодневными заботами, тут чувствуют, тут нет. Вполне счастливы своим положением и откровенно не принимают претензий особенно чувствительных индивидуумов на личную свободу, к примеру. Они статисты в повествовании, хотя и очень колоритные и с собственным «текстом».

Совершенно невозможно анализировать Сагу о Форсайтах как череду событий. Не так уж много и происходит в книге, а некоторые, даже наиболее важные эпизоды (как выяснилось после перечитывания, впечатления от книги были «замылены» просмотром сериала) даны как описание постфактум, как чья-то реакция на них. Сцены, «вырезанные» автором из непосредственной линии событий, настолько врезались в память «благодаря» сериалу, что я очень удивилась, не найдя их прямого изложения в книге. Поэтому мне представляется более важным описать взамен главных героев.

Я, пожалуй, остановлюсь на двоих: Сомсе и Флер. А остальные пойдут в мой ЖЖ, чтобы не утомлять аудиторию сообщества.

Итак, Сомс Форсайт — главный «злодей» Саги. Характеристика Сомса, данная автором, в частности, в первых трех книгах, рисует нам отрицательного героя, бездушного, бесчувственного, переступающего через людей во имя принципа «собственности», священного права человека с деньгами. Семейство Форсайтов не имеет ничего общего с благородным сословием, но, как ни странно, нисколько от этого не страдает. Автор несколько раз об этом упоминает, но наиболее ярко это проявляется, когда Сомс совершенно равнодушно принимает факт о грядущем баронетстве потенциального жениха своей дочери. Это, кстати, говорит о справедливости автора: он не добавляет избыточной отрицательности герою. Есть некая гордость в том, что «сделавший себя сам» представитель буржуазного класса не гонится за связями в высших слоях общества.

Голсуорси так сильно не любит Сомса, что не жалеет на него ни темных красок,  ни откровенных ярлыков. Собственник — это ругательная кличка, которой его клеймят даже родственники, исключая собственную семью (отца, сестру и т.д.). Но для «акулы капитализма» Сомс все же достаточно образован, обладает безукоризненным вкусом, аккуратен и даже не чужд тяги к прекрасному, правда, с точки зрения денежной его стоимости. У Сомса есть принципы, он воспитан и вежлив, безукоризненно честен. Своих клиентов, доверяющих ему свои капиталы, он не обманывает, не старается нажиться по мелочи. Репутация Сомса не подвергается сомнению даже его врагами. Это даже Голсуорси, выдумавшему Сомса, приходится «проглотить».

Сомс хороший сын, заботливый брат и отличный семьянин, а в последствии, и нежный отец. Семья для него — святой институт, освященный церковью и обществом. Чему помогает то, что в свою жену Ирэн он влюблен не по-форсайтски глубоко.

Беда Сомса в том, что он не способен почувствовать чужую боль, не может поверить в то, что не укладывается в его представления о правильном. Это не грех, потому что является его естественным,  как врожденным, так и воспитанным недостатком. Он глух к голосу страдания. Слепота застилает его глаза, представляя красоту, как нечто, должное принадлежать ему, или кому-то еще, и, исходя из принципа собственности, принимать свое зависимое положение, как непреложное.

Ошибкой было жениться на Ирэн, которая органически не принимала его. Даже музыка — ее главная радость и убежище, для него — всего лишь раздражающий фактор. Он «не понимает» музыки и нисколько этого не стыдится. А скорее всего, как говорит автор, он не любит этого ее увлечения, потому что она становится еще больше чужой ему, когда играет на рояле, прячется за этим занятием от него. Не так уж плохо для бесчувственного чурбана!

Трагедия Сомса в том, что он любит. Страстно, глубоко, но эгоистично. Любит безнадежно. Смешно упрекать его в том, что он не сдержал обещания отпустить Ирэн, если брак не удастся. Для него-то он удачный! А даже если и нет, он перед Богом обещал заботиться об этой женщине, даже если… Без всякого «даже». И, конечно, Сомс, не умеет отпускать в принципе. Ни выгоды, ни ценной картины, ни женщины, носящей его фамилию.

Разумеется, Сомс ревнив. Зеленоглазое чудовище ревности появилось в его браке задолго до Босини. Сомс остро переживает каждый момент, когда жена улыбается, когда глаза ее сияют, но причина этому не он. Если ей хорошо, то это никогда не случается от того, что он делает для нее. То, чему рада была бы любая женщина: хорошо поставленный дом, дорогие платья, выезд, драгоценности и прочее — для нее не имеет ценности. А ему больше нечего дать, ведь он не знает, не понимает что же ей, в конце-концов, надо!

Претерпевает ли этот характер изменения? Думаю, что да. Он становится мягче, терпимее, слегка циничнее (французское влияние второй жены) и готов к самопожертвованию ради той, что заменила Ирэн — ради единственной дочери. Автор замечает, что даже его отношение к живописи, натренированное долгой практикой оценки рыночной стоимости, все же не только прагматичное. Что-то начинает шевелиться в нем, независимо от текущего курса. Опять же неплохо для человека, лишенного органов чувств.

В четвертой, последней книге "Сдается внаем" (я не считаю Последнюю главу) Сомс все еще носит в сердце обиду на женщину, отвергнувшую его, но он хотя бы понимает, что его ошибка (все его ошибки по отношению к ней) невозможно простить. И хотя это очень странно ему, но он принимает ее право на непрощение. И еще он учится такту. Совсем неплохо, Сомс! Еще каких-то лет пятьдесят, и тебе откроется истина…

Я думаю, что, закончив Последнюю главу, любой читатель, даже тот, кто считал Сомса негодяем, поймет его и посочувствует ему. Даже если нельзя простить ему того, что он сделал с женой (а в те времена, принуждение к исполнению брачных обязательств, наверняка, даже не стали бы рассматривать в суде, как преступление), можно хотя бы погоревать об этом человеке, прожившем всю свою жизнь слепым и глухим к красоте.

Думаю, что Голсуорси так долго «прожил» со своим героем, что и его "накрыло" сострадание к Сомсу. Нет абсолютно плохих или хороших людей. Есть сумма благих дел и серьезных ошибок. Непоправимые будут отравлять жизнь, независимо от того, простил ли вас тот, кого вы обидели.

Продолжение следует…

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий