Поиск

CHERNOБЫЛЬ (2019): Ядерная Клюква от НВО! Часть 1


«Они что — действительно просто сели в автобусы и уехали? Никто не стал возмущаться и звонить адвокатам?» (главный сценарист сериала с).

5-серийный сериал "Чернобыль" от НВО, конечно, вызвал ажиотаж еще до премьеры, но я не ожидал, что он выстрелит настолько громко. Тысячи рецензий, волна обсуждений, множество отзывов, грандиозная реклама, скандалы на первых страницах мировых СМИ, массовый поток туристов в Припять даже до окончания сериала — словом, сериал вызвал грандиозный ажиотаж. Одни клянутся, что это лучший сериал со времен "Игры престолов", который показывает трагедию Чернобыля с изумительной аутентичностью. Другие — что это грязная антисоветчина, изготовленная чуть ли не в штаб-квартире ЦРУ. В связи с этим даже я оторвал зад от дивана и решил просмотреть сериал, а заодно сделать обзор для тех, кто не смотрел и не собирается. Поверьте — я вам завидую.

Итак, серия 1. 26 апреля 1988 г. Годовщина Чернобыльской катастрофы. Академик Легасов сидит на кухне типичной однушки, в которой жил каждый советский академик, и начитывает на диктофон "Электроника" какой-то малопонятный бред про то, что Дятлов, приговоренный к 10 годам тюрьмы, заслуживает смерти и важно отстаивать правду.

Пообещав рассказать всю правду, он тут же вместо этого берет все кассеты, заворачивает в газету и выносит их в мусорном ведре. Под видом выброса мусора он тайно прячет кассеты в вентиляционной решетке в переулке. Конспирация прежде всего! Ведь за ним в сторонке следит зловещая Chоrная Vолга советского KGB, сексот которой параллельно читает какую-нибудь духоподъемную литературу типа "Апрельских тезисов".

Кстати говоря, пока Легасов возвращается домой через кадры, пытающиеся создать впечатление саспенса, мимо черной Волги проезжает уже желтая Волга ГАЗ-21. Причем дважды. В одном и том же направлении. Так, кто там говорил про высочайшее качество сериала, а?

Поставив котейке корм в блюдце и покурив, Легасов вешается — причем в ту самую минуту, когда два года назад рванул реактор, чтоб символичнее было! Несколько крупных планов на часы, на котейку, еще на всякую мебель — и вот так начинается этот захватывающий, динамичный и остросюжетный, как "Парадокс Кловерфильда", фильм.

Следует сцена, один в один спижженная из какого-то там сезона "Человека в высоком замке". В Припяти баба пошла на кухню водички попить, а тут грохнул реактор, и она с мужем в ахуе пялится на свечение в окне. Там то же самое было, только грохнула бомба и пялился в окно агент Смит с женой. Под писк в башке сценариста мы видим, что на станции ее глава Дятлов пялится в приборы, пока покачнувшийся кадр возвращает равновесие. Люди в панике вокруг орут: "Комрад Дятлофф, комрад Дятлофф!" Да, тут весь сериал все друг друга называют "товарищ (вставить фамилию)" — по заветам "Номера 44". Комрад Дятлофф, постепенно отойдя от шока, приходит в себя и, сообразив, что рванул реактор, раздает всем живительных звездюлей и указания. Один сотрудник, правда, пытается его убедить, что активная зона разрушена, но Дятлов не верит — он знает, что ядро реактора взорваться не может! Раздав указания, жесткий, но твердый Дятлов пошел в коридор оценить ситуацию.

Смена плана. Постапокалиптический проход камеры по площади, усеянной кусками графита. Запись реальных радиопереговоров персонала по вызову пожарных бригад на тушение пожара. Среди вызванных и тот муженек из пролога, который служит в ВВ и убеждает супругу, что все путем, наверняка просто гудрон на крыше горит. А на базе тем временем персонал бегает по остаткам коридоров. Не совсем понятно, чем люди там занимаются — похоже, тупо ищут друг друга и пытаются спастись. И начинается чистейшая постапокалиптика. Следуют все штампы, какие только можно — разрушенные коммуникации, темнота, мигающий свет, тяжеловесная музыка, спрятавшиеся под стол в панике люди, рвота умирающих кровью, выбивание двери, носящаяся по коридорам залетевшая птица, пепел с неба, круговой облет камерой ошарашенного персонажа, выход на улицу с видом на разрушения — и персонажи, которые буквально гниют заживо за считанные минуты. Кажется, еще чуть-чуть и кто-нибудь из них превратится в зомби и бросится в камеру.

Дятлов — единственный человек, который сохраняет в этих условиях спокойствие. Опустив стержни, он возвращается к пульту и с удивлением слышит от коллег, что они опущены лишь на треть, насосы не работают, а еще у них дозиметры на такую жару радиацию не рассчитаны. Тогда он раздает еще живительных звездюлей и принимается что-то писать — наверно, завещание. А к реактору уже спешат пожарные машины.

Прибыв на место, они разворачивают работу, раскручивают шланги, ставят насосы — и следует очередной штамп из второсортной фантастики. Какой-то не очень умный пожарный берет рукой в рукавице кусок графита и с интересом его рассматривает — что такого, ведь это всего лишь пожар на атомной станции, чего никто из пожарных Припяти, разумеется, не мог ожидать. Спустя несколько минут предсказуемо рука покрывается волдырями, пожарный орет и из него выскакивает Чужой.


Тем временем стажеры, отправленные опускать стержни, натыкаются на коллегу, который тащит труп пострадавшего, а потом помогает им открыть дверь реактора и держит ее своим весом. Стажеры бегут к реактору, где видят — реактор взорван, все горит, вверх летит радиоактивная пылюка, короче — им набрехали, что в Советской России реакторы не взрываются. Стажеры в панике убегают, пока наш советский Халк видит, что таки натер кровавую мозоль на бедре — вот и помогай после этого людям.

Пока жители Припяти любуются пожаром, испачканные стажеры добегают до пульта и кричат, шеф, все пропало, реактор взорван, помещение горит! Комрад Дятлоф с совершенно спокойным видом говорит увезти кипешующего в лазарет и приказывает включить воду в активную зону, а напоследок мило прощается с товарищами: "Я иду делать отчет Фомину. Не знаю, смогу ли я вам помочь… (с мрачным лицом): Но точно могу сделать хуже!"

Еще эпизод, где какой-то врач в больнице Припяти не обращает ни малейшего внимания на пожар на станции, который, на минуточке, прямо перед ним в окне. Меня так умиляет уверенность всех без исключения жителей Припяти в том, что в пожаре на АЭС нет ничего серьезного… В больнице даже йода в таблетках нет — нафиг он нужен в ядерном городке! Ин Совьет Раша атомные взрывы и расстрелы происходят каждый день на каждом заднем дворе!.. Тем временем директор станции Брюханов и главинженер Фомин срочно прибывают на ЧАЭС, где у входа и на каждом углу стоит по офицерику-вовану, сторожить станцию, чтобы ее не растащили на кирпичи.


Ин Совьет Раша караул эвэривэа! Даже в подвале!!!

Фомин, Брюханов и Дятлов встречаются в бункере-кабинете, где Дятлов с покер-фейсом уверяет всех, что все путем, ситуация под контролем и это взрыв водорода. Те поверили и приказывают ему продолжать операцию, пока они звонят в ЦК и горком.

Далее авторы пытаются нагнать ужаса, а получается комедия — полгорода приперлось любоваться пожаром на мост и параллельно глушит водяру. Причем некоторые персонажи отлично знают, что радиация это опасно, поэтому водку глушат в медицинских целях — одна бутылка на четыре часа, это помогает. Им говорил друг-специалист, сантехник на АЭС — он врать не будет! И пока они любуются обычным ин Совьет Раша видом, их под пафосную постапокалиптическую музыку засыпает ядерным пеплом в слоуууумммммоооооооееееедеткааааа. Даже удивительно, а где те сотни людей, которые рванули из города в первые же часы задолго до официальных реляций, о чем масса свидетельств?

Еще штамп. Тот самый русский Халк кагбэ надорвался и теперь медленно и пафосно загибается, попросив напоследок у товаристча сигаретку, а потом на его труп падает пичальный дождь. Но не переживайте, это П.Г. Паламарчук, который в реальности жив до сих пор. И того товарища он тоже вытащил.

После длинной сцены сотрудники пафосно решают открыть вентили вручную несмотря ни на что и после перебранки уходят во ТЬМУ. Кстати, на всей ЧАЭС нету ни одного нормального дозиметра — единственный хороший заперт в сейфе, и персоналу пришлось вызвать к станции утреннюю смену, чтобы узнать, где ключ от него. А в наш бункер для заседаний под присмотром караульного офицера ВВ прибывает весь горисполком в полном составе.

Брюханов перевешивает ему лапшу, которую ему навешал Дятлов, и заодно напирает на то, что из соображений секретности надо все засекретить еще больше. Но горисполком справедливо отмечает, что видели снаружи больных с ожогами и тошнотой, радиация явно выше нормы: "У нас тут жены, дети! Воздух светится!" (с) Это эффект Черенкова, все нормально — говорит Дятлов. Да-да, все уже знают, что эффект Черенкова, это когда радиация распространяется в плотной среде быстрее, чем свет, так что воздух светиться не может, спасибо, я знаю. Тут какой-то престарелый тип пафосно стучит тростью по полу и начинает задвигать телегу. Мол, эта АЭС называется именем LENИNA! Он гордился бы вашей любовью к народу! Ведь в этом предназначение государства! Иногда мы забываем это, но вера в советский социализм будет вознаграждена! Страна говорит, что ситуация не опасна! Страна требует дать угля предотвратить панику! Надо оцепить город, обрезать телефонные линии, захватить телефон, телеграф, почтамт, мосты и аэропорты. Это наш момент славы!

Весь этот бред известен в науке как "защита Чубакки". В итоге все так проникаются этой шизой, что тупеют на глазах и тут же начинают аплодировать, хотя пять минут назад хотели эвакуировать город. Теперь вы знаете, что тупые совки не просто замалчивали катастрофу на ЧАЭС, но еще и специально решили перекрыть город, чтобы точно никто не сбежал — пусть даже если очевидцы говорят совершенно обратное.

После того, как горисполком разошелся, в бункер прошел инженер Ситников и рассказывает, что супермощный дозиметр, который держали в сейфе, сразу сгорел, едва его поднесли к радиации. Это норма, — говорит Брюханов, — как будто вы не знаете советскую промышленность, они чуть ли от естественной радиации не ломаются! Ситников тогда говорит — мы нашли второй дозиметр у пожарников, который и то лучше наших, мы же на атомной станции работаем, откуда у нас нормальные дозиметры — так его зашкалило! Фомин нагнетает: "Вы дурак? Как может взорваться, а не расплавиться активная зона РБМК?" "Ай донт ноу!" — шепчет Ситников, который только сознание не теряет от чуйств. В общем, понятно, самодуры из руководства нагло отрицают очевидное из собственной трусости. От этого гениального сценария даже Дятлова неудержимо рвет на стол, и охране его приходится утащить в лазарет. Ну, а посмотреть на реактор с крыши реактора приказано самому Ситникову, раз он самый умный — инициатива наказуема. И он уходит на крышу в сопровождении того же офицерика с автоматом. Потому что ин Совьет Раша караул должен быть эвэривэа, даже во взорванном реакторе!!! Ситников даже побагровел от такой ядерной клюквищи!

Далее длинное гребаное слоумо минут на миллион, где Дятлофа вытаскивают в скорую, а вокруг все бегают и дохнут помаленьку. В больницу налетают рафики неотложки, а Легасову, зампреду института им. Курчатова, звонит Щербина, министр энергетики, который приглашает его в комиссию по ликвидации аварии.

Еще футажи. Две крысы в подвале так и крутят вентили. Реактор зловеще дымит, аки вулкан. По лесу простерлась рыжая полоса прямиком до Припяти. В самом городе под угрожающую музыку идет обычная советская жизнь с простыми прохожими — пенсионеры сидят на лавочке, взрослые идут на работу, дети в школе… А сверху на это благолепие пафосно падает и дохнет нарисованная на компе птичка. На этом серия и заканчивается.

Серия 2. Под планы, пафоснее, чем во "Властелине колец", нам показывают Белорусский институт ядерной физики, где на заднем плане кто-то читает по радио стихотворение К. Симонова "Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины?" (WTF?!). В институте уснула сотрудник Ульяна Хомюк — готовьтесь, это главный правдоруб сериала.

С пришедшим в выходной спокойно поработать коллегой Алексеем она понимает по приборам, что на улице радиация. Они пытаются дозвониться в Припять, но там не отвечают. Там уже своя атмосфера. Больница забита обожженными и больными, все врачи мечутся в панике, срочно снимают зараженную одежду с пожарных, у ворот напирает толпа, сдерживаемая нарядом милиции, но таки женушка нашего пожарника все-таки прорвалась. Тем временем Легасов сидит в Кремле и в ожидании вызова листает доклад Щербины, все больше понимая, что дело пахнет ядерным керосином и проникается паникой. Наконец его вызывают в кабинет, который, к слову, ТОЖЕ охраняется караулом! Надо больше караулов!!!


Далее опять штампы. Щербина уверяет, что все путем и под контролем. КГБ — что за границей никто ничего не знает (что наглая ложь). А Горби изо всех сил пытается сделать вид, что у него настоящая лысина.


Следует отрывок точь-в-точь как в фильме "12" Никиты Михалкова, который все пародировали десять лет назад. Горби говорит, раз все нормально, расходимся, все встают, но Легасов стучит ладонью и говорит: подождите, мол, мы все слишком быстро решили… И рассказывает, что там графит из реактора валяется, что там радиация адская и дело явно серьезно. Горби все же поверил и принял Соломоново решение — отправить на разведку Щербину и Легасова. Те, приуныв, вдвоем летят прямо в Чернобыль на вертолете, на котором очень халтурно замазана эмблема украинской армии с красной звездой поверх — ну вы сами понимаете, американский сериал, качество изготовления. И я надеюсь, что они там на вертолете не прямо из Москвы отправились.

По пути Щербина сурово говорит Легасову: "Расскажите, как работает ядерный реактор или солдат выкинет вас из вертолета". Само собой, Щербина ведь всего лишь министр энергетики СССР, откуда ему знать такие вещи, правда? Ну и нашёл у кого спрашивать — Легасов был химиком, а не инженером по эксплуатации реактора, как Дятлов. Но под д0влением Легасов вынужден провести под страхом покарания путем выкидыша из вертолета краткую лекцию — не для Щербины, само собой, а для зрителя. Блестящее обоснование объяснения для аудитории, со времен "Интерстеллара" такого не видел! Уяснив все, Щербина пафосно говорит, что Легасов ему больше не нужен и выкидывает из вертолета со смехом Дракулы.

Ин Совьет Раша gerb эвэривэа!!!

Людмила тем временем прорывается к мужу-пожарнику в больницу, где корчатся с ожогами все те дебилы, что любовались пожаром, а вокруг стоят… да твою мать, опять караулы!!! Они что, даже в больницах? Я удивлен, что в местном Припяти солдаты не охраняют почтовые ящики и светофоры!!! Там она узнает от какого-то военного майора Бурова, который с неохотой на нее отвлекается, что ее мужа перевозят вертолетом в Москву. Майор, хоть и мрачный, но разрешил напоследок повидаться.

Тем временем Легасов и Щербина подлетают прямо к реактору (sic!). Легасов в ахуе тычет в дымящий реактор с полярным сиянием от радиации, но тупой как сценаристы этого сериала Щербина не хочет верить своим глазам и приказывает пролететь над ним пилоту под угрозой массового расстрела. Но Легасов кричит, мол — если ты пролетишь над реактором, ты и твоя семья умрете через семь дней, у-у-у-у-у! И пилот, пересилив себя, наклоняет вертолет и пролетает мимо к ненависти цепного пса партии Щербины.

А тем временем Ульяна прорывается в (титры!) "Belorussian Communist Party Headquarters, Minsk". К некому Гаранину, который по табличке на кабинете — первый секретарь ЦК КПБ (?), а по озвучке — только замсекретаря… Короче, вымышленный персонаж. И начинает нагнетать, мол, я знаю про аварию, надо раздать населению йод и эвакуировать население. Но мерзкий, жирный, высокомерный Гаранин ее не слушает. Ульяна мстительно говорит: "Вы все пидарасы, а я Жанна Д'Арк! Я физик-ядерщик, а вы до поста замсекретаря работали на обувной фабрике!" Далее — цитата: "Да, я работал на обувной фабрике. А теперь я главный. (выпивает из графинчика): За пролетариев всех стран!" О, как мило, типичный карикатурный бюрократ из перестроечных агиток. Кто там, кстати, говорил про аутентичность сериала?

Тем временем разыгрывается праздник показухи где-то там, под Припятью, где в лесу солдаты ходят в костюмах химзащиты, а дуэт Брюханов-Фомин пытается навешать лапши Щербине, чтобы он их не расстрелял. Разыгрывается какая-то идиотская комедия, Щербина вспоминает про графит, что он не должен быть на крыше (не зря, выходит, расстрелом угрожал). Брюханов просит объяснить Фомина, Фомин в ахуе говорит, что невиноватая я этого не может быть, но Щербина не верит и требует проверки. Тут встревает командующий Пикалов, который говорит, что у них есть мощный дозиметр и его можно ввести в зону поражения на обитой свинцом машине. И поедет лично он, как самый крутой военный. К сожалению, шушпанцера нам не покажут — вместо него нам показали шишигу, тупо обмотанную фольгой. Тогда уж лучше бы просто провели в зону БТР с Легасовым, как и было в реальности…



В общем, только после того, как дозиметр дал 15.000 рентген, до всех дошло, что дело серьезно. Легасов говорит, мол, это вдвое большая мощность чем при взрыве в Хиросиме, скоро будет еще больше! В итоге Брюханова-Фомина отводят солдатики, пока те надсадно кричат: во всем виноват Чубайс Дятлов! Тупые советские бюрократы не имеют представления, как тушить радиоактивный пожар, и только Легасов подсказывает, что нужен бор и песок. Щербина поорал, но все же успокоился и ушел, а Легасова Пикалов отвез на уазике на удивительно точно воссозданную площадь в Припяти в гостиницу. Где все опять бухают водку, включая изнервничавшегося Легасова!!! Да что ж такое! Сухой закон при Горбачеве? Нет, не слышал!


После очередных футажей леса наутро эпичная картина — стаи нарисованных вертолетов скидывают в реактор бор с песком. Дальше совершенно надуманная сцена, где тупой экипаж подошел слишком близко к реактору и то ли траванулся, то ли еще чего — короче, накрылся вертолетик и превратился в очередной вертолет с иллюстраций к "Сталкеру". Да-да, в реальности авария была аж в ноябре, потому что вертолет случайно столкнулся то ли с подъемным краном, то ли с тросом — я в курсе, спасибо.

Ульяна тем временем дозвонилась до подруги в Курчатовский институт, и они проводят разговор кагбэ о родственниках, а на самом деле о радиации — это чтобы не прослушал злой KGB! Узнав об операции, Ульяна отправляется прямо в Чернобыль. А там Легасов убеждает Щербину эвакуировать город… А, короче, вы все знает, что будет — тупые совки поломаются, а потом сделают, как сказал герой-правдоруб. Тем более что во всем мире уже прознали, что в СССР что-то рвануло и скрывать все это бессмысленно. И полетели бело-голубые автобусы с эвакуированными вдаль мимо охреневших подростков (очередной штамп!). И началась эвакуация города (сцены с мирным городом — лучшие, потому что сняты без угребищного зеленого фильтра).

Правда, несколько раздражают "демократизаторы" милиции в 1986 году. Потому что это как Беслан в 2001 г. — будет только через три года. И пластиковые окна. И полное отсутствие джинсов, футболок, импортных вещей… ладно, хватит, это мелочи.

Это что за покемон?!

Тем временем Ульяна штурмует блокпост и требует отвести ее к начальству. Начальство состоит все еще только из Щербины и Легасова, который проверяют карту и хлещут водку.

Ульяна настояла перед офицером, чтобы ее к ним ответили и раскрывает правду. Бла-бла-бла, бор с песком приведут к тому, что бетонная подушка под реактором расплавится и будут задеты резервуары, а они не пустые, как все думают, а с водой, потому что пожарные, насосы, рукава, бла-бла-бла. В общем, Ульяна всех спасла в шаге от катастрофы заражения грунтовых вод. И неважно, откуда она все это знает — по сюжету она Мэри Сью, все знает и все умеет.

На совещании в Кремле Легасов делает отчет, что баки могут рвануть и тогда вся Украина, Белоруссия и проч. смогут играть в Фоллаут лет этак 100-150. Надо откачать воду из баков через затворы. Открыть их надо вручную через канализацию, для чего нужно трое рабочих-добровольцев. Горбачев говорит: и ради этого вы летели прямо в Кремль и потратили кучу времени, дебилы?! мол, а причем тут я? Оказывается, трое добровольцев умрут, если отправятся на задание. Ой, как драматично, ой, как пафосно, ой, ИДИТЕ НА ХРЕН!!! Любой дурак может заглянуть в интернет и убедиться, что затворы открыли еще в день катастрофы без особых сложностей трое дежурных работников, которых никто даже не спрашивал, чего они там хотят.

После этого всерьез воспринимать сцену, где Легасов набирает "добровольцев", обманывая их пособием в 400 рублей — просто невозможно. Те, конечно, сначала отказываются, отлично чуя подставу, но Щербина объясняет им последствия взрыва нет, конечно, он произносит очередную пафосную и тупую речь в духе царя Леонида со словами: "TAK NADO!". и защита Чубакки срабатывает, все послушно идут затыкать телами ядерный реактор. Минут десять водолазы шляются, пока у них не гаснут от радиации фонарики, и бобровольцы в дикой панике ими трясут как погремушками. Реализм, да, аутентичность.

Серия 3. Короче, долбанных четыре минуты нам показывают эту пафосную сцену, все на улице беспокоятся за водолазов — но наконец они выходят, кагбэ прям с того света. Солдатики радуются за них и награждают VODKA. Да, ин Совьет Раша тебя награждают водкой оф Рэд Арми за соревнования при купании в ядерном реакторе, товаристч!

Тем временем Людмила пришла в больницу к мужу Васе. Что значит, кто это? Это та баба пожарника, о которой вы давно забыли. В больнице, кстати, на удивление тихо, как будто тут нет кучи зараженных совковой радиацией. В регистратуре ее сначала не хотят пускать и приходится дать взятку из кошелька. Баба хнычет перед первой попавшейся врачихой, и та, скрепя сердце, ее пускает на полчасика к мужу. Людка прибегает в палату и что она видит? Пока она там на нервах, ее муженек, не смыв ожоги с лица, внаглую дуется с мужиками в карты! Странно, что водку не пьет! (Кстати, где она, что-то ее давно не было?).

Монтаааааааж! Ликвидаторы летают над реактором, мерят уровень ядерной клюквищи этого сериала. Единственные три человека из руководства — Щербина, Легасов и Пикалов — рассматривают карту. Легасова прорывает. Специально для самых тупых, самых отбитых, самых непонятливых зрителей он прямым текстом проговаривает главную мысль сериала — мол, наша ликвидация это ряд непродуманных решений, принятых "каким-то аппаратчиком, бюрократом, карьеристом?". Щербина на это ставит очкарика на место: "Я партиец-карьерист. Следите за языком, товарищ Легасов". Ну да, куда ему до академика-химика, который непостижимым образом оказывается прав практически весь сериал. А когда он не прав — права Хомюк.

Пикалов докладывает, что пожар почти потушен, но зато началось расплавление баков с топливом — опять не слава богу! Опять длинные затянутые планы, тлен и безысходность как в перестроечных фильмах. Людмила в шоке видит, как в палате врачи-рвачи силой лечат обожженного и орущего пожарника — прям "Сайлент-Хиллом" пахнуло. Горбачев тем временем изучает зарубежную прессу, но тут звонит Щербина и говорит, что когда подушку прожжет, грунтовые воды будут отравлять океан, как в Фукусиме реку Припять. И чтобы справиться с этим, нужен весь жидкий азот страны. Горби говорит — ок, и требует от Легасова любыми средствами ликвидировать аварию. Но Легасов, который давно потерял берега, ему не очень красиво отвечает и кладет трубку. Кажись, он совсем поехал головой — вот, он уже бухает по-черному.

На вечернем променаде Легасов долго в красках рассказывает Щербине влияние радиации на организм, чтобы нагнать ужасов. И Щербина — проникаааааается. Тут им на глаза попадаются какие-то хмыри, которые следят за ними. И Щербина намекаэ — оказывается, их наверняка прослушивает злой KGB, так что надо держать ухо востро! Да, ин Совьет Раша KGB следят за всеми, даже за председателем Совета Министров — не дай бог, нарушит заветы Ильича, придется его сразу к кремлевской стенке поставить и расстрелять из маузера. Вернувшись в гостиницу, Легасов опять бухает водку и спрашивает у Хомюк — товаристч (сериозли!), а почему реактор взорвался, если это невозможно? А хз — отвечает та. Тогда тот советует ей поехать в Москву и разузнать у руководства станции. Спасибо, Кэп!

Далее тот самый знаменитый эпизод с тульскими шахтерами. Да, реально, в угольные копи, где на заднем плане видны морские подъемные краны (аутентичность!!!), а черные как негры шахтеры бухают в бытовках водяру бутылками из горла и травят тупые анекдоты, приезжает пара военных Зилов и черная Волга кагбэ министра угольной промышленности.


Министр пришел, как водится, с конвоем автоматчиков, которые показательно берут на изготовку свои KALASHNIKOFF для покарания VRAGI OF MINISTR. Кто тут главный? — спрашивает министр, которого у нас надмозги назвали "Шадовым", хотя он Щадов. Хотя оно и к лучшему, местный Шадов действительно непохож на реального Щадова от слова совсем.

Злобный министр требует от смены отправляться на секретное задание, а не то KALASH гет ту файр, товаристч! Это, кстати, полностью противоречит тому, что о Чернобыле, по идее, уже знает вся планета. Но начальник смены не боится расстрелов: "Ну давайте, стреляйте. На всех патронов не хватит". А потом шахтеры, точь-в-точь как стереотипные реднеки, начинают материться, хамить, орать: "Это наша земля шахта!" Пришлось признаться. Вы уже поняли, сразу сказать, что от них зависит судьба миллионов людей — нельзя, сначала надо обязательно обмануть ввиду патологической лживости коммунистического режима; других объяснений нет. Казалось бы все, сцену можно закончить, но этого режиссеру показалось мало — перед посадкой шахтеры еще и внаглую мажут костюм министра грязными руками, чтобы унизить его!

Далее какая-то сопливая муть про отношения умирающего Васи и Люды, но мне похрен на их отношения, вам достаточно знать, что эти эпизоды спижжены из "Чернобыльской молитвы" Алексиевич. Удобно, спер эпизоды из чужой книги и типа ты сценарный гений. Шахтеры прибыли в Чернобыль. Начсмены Глухов приходит в бытовку к Легасову-Щербине и ведет себя точь-в-точь как карикатурный гангстер — садится без разрешения, закуривает, говорит: "Что за работа?" Я представил себе, как мой отец-прораб так себя ведет, ржал полчаса. О да, высочайшая аутентичность сериала, высочайшая!!!

Апокалиптические кадры с отодвиганием камеры, шахтеры копают землю, мрак, жестокость, суррррровость… Глухов требует у Пикалова вентиляторы для шахты, а то мужики жарятся при 50 градусах… Наверно, поэтому все шахтеры работают в нательном белье. Но меня гораздо больше насмешило, что землю они копают… СОВКОВЫМИ ЛОПАТАМИ! ВЫСОЧАЙШАЯ АУТЕНТИЧНОСТЬ, о да!

Ульяна Хомюк в это время, замаскировавшись под врача в маске, ходит по больнице, куда невесть как попала, и допрашивает всех смертельно отравленных, которых показывают страшнее, чем в фильмах про боди-хоррор. Дятлов послал ее в сад, но главинженер станции, хрипя, пердя и умирая на глазах, все же соглашается поговорить, и приходится ему вытирать кровавые сопли.

ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ, ОКАЗЫВАЕТСЯ (!), Людка ухаживала за Васей, проведя с ним ночь никем не замеченная (в режимной больнице, СУКАБЛЕАТЬ!!!!). Главврачиха в ахуе, но Люся переводит стрелки — а где вы были, я за ним сама ухаживала! Короче, много длинных апокалиптических планов под мрачную музыку, Люся смотрит, как ее муж превратился в кусок обугленного полена, и радует его перед самой смертью вестью, что у них будет ребенок. Если бы не предыдущий бред, это была бы очень сильная сцена.

Радостный Щербина приходит к Легасову с вестью, что шахтеры идут ударными темпами — и наливает своему товаристчу VODKA. Но тут шахтеры решают сыграть в эпатаж, дабы выбить вентиляторы. Они начинают работать абсолютли голыми, как древнегреческие атланты, позируя для журнала "Плэйгёрл". Подозреваю, что сцена введена продюсерами специально для женщин и основной аудитории сериала, состоящей из педерастов. Глухов спрашивает: "Когда все закончится — о них позаботятся?" Щербина: "Я не знаю". Конечно, это же гребаный Советский Союз, о каких льготах, пенсиях, социальной помощи может быть идти речь? Общеизвестно, что при социализме этого не бывают, людей тупо бросают в реактор, а потом выкидывают в овраг, пусть гниют заживо.

Тем временем в больничке смертельно больные успевают исповедоваться Хомюк, что они там нахимичили на станции. Кстати, как вам инфа, что Хомюк — это альтер-эго Алексиевич, которая тоже из Минска, потому что никакого такого правдоруба не было. Дальше накал идиотии и антисоветчины настолько побивает пределы, что смотреть этот физически тошно. В больничку прибыла какая-то баба из Чернобыльской комиссии, которая вышвыривает Люсю из палаты, нехрен лапать за руку радиоактивного мужа, ребенка испачкаешь! И тут как раз вовремя за спиной появляется очередной шпион КГБ, которые, кажется, тут следят везде и за всеми, даже в гребаных унитазах!

А хотите посмотреть на Покровский собор с совершенно не московской улицы? ВыСоЧаЙшАя АуТеНтИИИИИчНоСтЬ!!!


И вот вновь Легасов в Кремле, где висит агромедная картина "Иван Грозный убивает своего сына" — реализм! Не хуже компьютерных игр!


Щербина ему рассказывает, что Хомюк арестовали неизвестно за что, а потом они делают доклад Политбюро, причем Щербина говорит стереотипными лозунгами и отдельно кивает товаристчу Шаркову. Это первый зампредседателя КГБ, который по внешности срисован с главы КГБ Чебрикова, потому что реальным первым замом был В.И. Пономарев: "Мы надеемся соответствовать высоким стандартам КГБ!" Легасов же не так оптимистичен и говорит, что надо эвакуировать огромный район с распространением радиоактивных материалов и уничтожить там все, вплоть до лесов и почвы, а также построить саркофаг. После пленума Легасов приходит лично к Шаркову и начинает качать права, мол, Хомюк арестовали, за нами следят. Шарков-Чебриков нагло улыбается и говорит: "Да, за вами следят люди, за этими людьми следят люди, а видите этих людей — они следят за мной. КГБ — это круг ответственности" "Вы действительно нам не доверяете?" "Доверяю. Но знаете старую поговорку? Доверяй, но проверяй. А американцы думают, что ее придумал Рональд Рейган". Ин Совьет Раша КГБ следит за КГБ! Восхитившись тупостью Легасова, Шарков-Чебриков решил, что он не опасен и освободил Хомюк — под его же ответственность. И тот лично приезжает за ней в Лефортово.


После долгих унылых разговоров о их предназначении нашу мисс Марпл выпускают, и она рассказывает, что решила продолжить поиски. Снова футажи, пердящая музыка, мрак… В городах собирают на ликвидацию военнообязанных. Причем прием идет в физкультурном зале какой-то школы, где, как это водится, висит гигантский портрет Ленина на красном занавесе с лозунгом. Хочу такой себе в спальню.

В финале умерших в больничке ликвидаторов хоронят посреди поля с военными караулом и их женами в цинковых гробах, а потом могилы заливают бетоном. Все это в слоумо, под мрак, тлен, безысходность, ну вы поняли — короче, слезодавилка.

Ну что, не стошнило еще от радиации этой ядерной клюквы? Тогда продолжение в следующем посте. movie-rippers.livejournal.com

Добавить комментарий