Поиск

«Да здравствует Королева, виват!» Роберт Болт


Мари, шотландцы все-таки скоты

Не удивительно, что у птиц нет души. Если бы им ещё и душу вдобавок к крыльям, они бы были благословенны, как ангелы. Правда?

О Марии Стюарт до этой пьесы знала немного: шотландская королева, обезглавленная по приказу королевы-девственницы Елизаветы I; Бродский любил ее и посвятил "Двадцать сонетов к Марии Стюарт"; Джейн Остин любила ее и в своей "Истории англии" говорит. что: Мария была обвинена в нескольких преступлениях, но я спешу заверить моего читателя в ее абсолютной невиновности; единственное, в чем можно было бы упрекнуть бедняжку, так это в неблагоразумии, причина которого — открытое сердце, молодость и воспитание Когда два непререкаемых в твоей табели о рангах авторитета сходятся во мнении относительно кого-то третьего, как-то даже странно не возлюбить этого третьего тотчас же, но сердцу не прикажешь и судьба бедной королевы-католички оставалась мне глубоко безразличной.

Не могу сказать, что пьеса радикально переменила отношение к бедняжке. Мне по-прежнему жаль ее, красавицу, умницу, блестяще образованную и вынужденную прозябать среди грубиянов шотландцев без возможности словом перемолвиться на том единственном языке, на котором хотелось говорить. Но у Марии было в сотни, в тысячи раз больше возможностей, чем у любой из ее подданных и как она ими распорядилась?

Венчаясь на царство, нельзя не понимать, что отныне не принадлежишь себе. Ты можешь пить тонкие вина,есть изысканные блюда, одеваться в дорогие костюмы — больше того, это станет твоей обязанностью. Но любой значимый выбор непременно нужно будет соотносить с интересами государственности. Хочется тебе того или нет, вступая в этот круг, перестаешь быть человеком "для себя", становясь частью государственного эгрегора. И не нужно думать, что воспитатели утаивали это от маленькой смышленой принцессы, девчонкой покорившей французский двор.

Эдвард Радзинский говорил об этом, рассказывая о Екатерине II и соотнося ее судьбу с историей Марии-Антуанетты, еще одной обезглавленной королевы, вина которой была в открытом сердце, молодости и воспитании. Монарх человек, женатый на власти, к королеве же этот ориентированный на мужчин мир применяет удвоенные, утроенные, удесятеренные требования.

При этом нельзя не отметить странной аберрации. состоящей в том, что женщина на троне в некоторых отношениях приравнивается коллективным бессознательным к мужчине. Я имею в виду официальных фаворитов, которых королеве негласно дозволяется иметь. Главное — не пытаться узаконить отношений. За закрытыми дверями спальни делай. что хочешь, но не тяни за собой вверх. К чему было узаконивать отношения с сопляком Дарнли (в двадцать три года разница с избранником в возрасте в четыре года, если женщина старше, воспринимается как космическая); а после с подозреваемым в его убийстве Ботвеллом? Она что, совсем была без головы? Ну так она ее и лишилась.

Отличная пьеса, сильная,трогательная, исполненная горькой нежности. А все, что я тут наговорила, это от жалости и бессилия что-то изменить.

Елизавета Англию любила
сильней, чем ты Шотландию свою
(замечу в скобках, так оно и было);
не песня та, что пела соловью
испанскому ты в камере уныло.
Они тебе заделали свинью
за то, чему не видели конца
в те времена: за красоту лица.

chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий