Поиск

Будни холодной войны: как советские моряки американских лётчиков спасали


Даже в открытых вооружённых конфликтах различных государств бывали случаи, когда одна из враждующих сторон проявляла милосердие по отношению к противникам, а в фазах "холодных войн" оппоненты не стремились к открытым конфликтам, но и не слишком рьяно стремились наладить дружественные связи. Всё же, общечеловеческие ценности никто не отменял и люди руководствовались и руководствуются именно этими ценностями, принимая решение, как поступить в той, или иной ситуации.

В период холодной войны между Советским Союзом и США помощь терпящим бедствие "врагам" не сказать, что была обыденным явлением, но оказывалась весьма поспешно, ведь бывают ситуации, когда "враги" становятся просто людьми и по отношению к ним нужно применять законы мирного времени, оказывая помощь, проявляя милосердие, благородство и сострадание. Об одном из таких случаев и пойдёт речь ниже.

День 28 октября 1978 года был обычным днём холодной войны, когда обычный патрульный самолёт ВМФ США, с экипажем из 15-ти человек, выполнял обычное задание. Локхид П-3 "Орион" с позывными Альфа-Фокстрот, под командованием Джерри Григсби вылетел с авиабазы на острове Адак и направился над Беринговым морем в сторону территориальных вод СССР. Задачей американцев было выследить и оценить активность комплексов советской ПВО. Один из четырёх двигателей самолёта был заглушен в целях экономии горючего. Когда пришла пора возвращаться на базу, двигатель попытались запустить, но он вышел из строя и загорелся. Из-за угрозы распространения огня у командира экипажа был только один выход — попробовать приводниться, но это решение казалось совершенным безумием.

В тот день был сильный шторм, снег сменялся дождём, высота волн достигала шести-семи метров. Во время посадки экипаж успел уничтожить секретные документы и аппаратуру, надеть гидрокостюмы и приготовить к использованию спасательные плоты. Достигнув воды, самолёт стал разваливаться на части. Первым оторвалось правое крыло, взорвались двигатели, надломился фюзеляж, но самолёт остался, на некоторое время, на плаву, однако быстро наполнялся водой. У экипажа было лишь несколько минут, чтобы спустить на воду плоты и выбраться из тонущего самолета.

Бортинженер погиб при посадке самолета на воду, а командир экипажа, покидая самолёт последним, не смог доплыть в шторме до спасательных плотов и пропал без вести. Таким образом, на одном плоту оказалось 9 человек, на другом — 4 человека. Выжившие после крушения самолёта в воде, активировали аварийный радиомаяк и принялись ожидать помощи, каждую секунду борясь за жизнь. Волны, ветер, низкая температура воздуха и воды — условия были адскими. Надувной спасательный плот — это не круизный лайнер и при шторме находящийся в плоту человек ощущает весь гнев моря буквально каждой клеткой своего тела.

В момент крушения в море поблизости не было ни одного американского корабля, который мог бы спешно прийти на помощь. Самым близким к району бедствия оказалось советское судно — это был траулер "Мыс Сенявина", возвращающийся с путины домой.

"Холодные" враги – США и СССР в спешном порядке провели телефонные переговоры и быстро приняли решение спасать терпящих бедствие лётчиков вместе. "Мыс Синявина" тут же получил приказ разворачиваться и "мчать" на помощь по навигации американских пилотов. Когда траулер подошёл глубокой ночью к дрейфовавшим на расстоянии примерно в две мили друг от друга плотам, лётчики пробыли на них уже не менее полусуток, а тяжелейшая операция по спасению в штормовом море была ещё впереди.

С помощью спущенного в штормовое море мотобота, советские моряки приступили к эвакуации американских лётчиков со спасательных плотов. Сначала спасли людей с одного плота и подняли их на борт траулера, затем мотобот направился ко второму плоту и тоже эвакуировал с него людей. Сама операция по спасению длилась около четырёх часов, однако из тринадцати лётчиков, оказавшихся на плотах после крушения самолёта, спасти удалось только десятерых.

Спасённых отпаивали на борту траулера чаем с мёдом. Через два дня американцы уже были в Петропавловске-Камчатском, куда "Мыс Синявина" направился сразу после операции спасения. После госпиталя формальности уладили довольно быстро и через Японию американцы прибыли на родину. В США их встречали, словно национальных героев. Американская пресса также, в восторженных тонах, отзывалась и о советских моряках "Мыса Сенявина". Все были уверены, что моряки-спасатели получат награды у себя на родине и, собственно, моряки и капитан траулера были награждены медалями "За спасение утопающих". Благодарность советским морякам последовала и от американской стороны — президент Картер отправил телеграмму с благодарностью экипажу траулера.

Этот случай лишний раз доказывает, что все мы люди и, вне зависимости от наших национальностей, вероисповеданий и пристрастий, в трудные моменты, которые касаются всех, мы объединяемся и становимся просто людьми, жителями одной планеты, под названием Земля.

(с)

См.также:

Вася — укротитель "Орионов"

Жаль, подмога не пришла…

Одиссея Павла Ересько: как защитник Севастополя 37 дней дрейфовал в Черном море

Невероятные приключения русского аса в Австралии

Подвиг четырех советских моряков

picturehistory.livejournal.com

Добавить комментарий