Поиск

Пусть говорят. Часть 1


Кажется, в этом году больше, чем когда либо есть спрос на актуальную тему «если я нахожусь в США в ожидании статуса беженца, могу ли я…?» Здесь вместо многоточия обычно нужно подставить «подать рабочую петицию» или «воспользоваться выигрышем в лотерею Гринкард.» На вопрос в классической формулировке есть равнозначно классический ответ: «it depends.» К сожалению, этот ответ почти гарантировано ведет к следующему, гораздо более интересному с точки зрения юридической казуистики, вопросу: «А почему другие адвокаты говорят, что можно?»

И вот на этот вопрос можно ответить более определенно, потому что я могу предположить, на чем базируется этот оптимизм «других адвокатов.» Конечно, всегда можно предположить, что адвокат, который уверенно заявляет «я это делал много раз, никакой проблемы», знает какой-то хитрый фокус, который не знают его менее осведомленные коллеги. Например, я. Но можно подойти к обсуждению этого вопроса с другой стороны. Чтобы был понятен ход моей мысли, поясню на примере, не имеющем отношения ни к беженству, ни к лотерее гринкард.

Как известно, в абсолютном большинстве случаев, условием для получения статуса резидента США является легальное пересечение границы (об этом, кажется, знают уже все, кроме тех, кто в социальных сетях строчит возмущенные комментарии про нелегалов, не озаботившихся получением легалного статуса даже после брака с американскими гражданами). Так вот, есть прекрасное прецедентное решение Matter of Quilantan, которое добавило интриги к стандартному правилу.

В основу этого решения лег фактический сценарий, довольно распространенный на пограничных постах южной границы. Машина с несколькими пассажирами подъезжает к пограничному пункту. Пограничный офицер, лениво заглянув в машину, спршивает: «Документы есть?» Тот, кто за рулем, кивает: «Есть» Пограничник машет рукой — проезжайте. Поскольку я сама почти так несколько раз въезжала из Мексики в Америку, могу подтвердить, что до недавних веяний сценарий был совсем не экзотичный.

Так вот, Грасиела Куилантан была таким пассажиром в машине. Проблема в том, что хотя водитель машины и сказал, что документы есть, У Грасиелы документов как раз не было. Потом жизнь ее пошла по некоторой траектории, которая в какой-то момент вывела Грасиелу на процедуру adjustment of status, т.е., получение статуса резидента. В статусе ей было отказано, потому что офицер, рассматривающий дело, заключил, что если закон требует, чтобы у заявителя был в наличии легальный въезд в США, предоставлять статус человеку, у которого нет никаких доказательств легальности въезда, не положено.

Адвокаты Грасиелы подали апелляцию на том основании, что в законе написано, что легальным считается въезд через законный пограничный пункт и с разрешения пограничного офицера. В данном случае, Грасиела была пассажиром в машине, которая следовала через законный пограничный пункт. Офицер ее видел? — Видел. Мог он проверить ее документы? — Мог. Если он решил этого не делать, так это его полное право, как представителя власти. А раз пограничник пропустил Грасиелу на территорию США, ее въезд считается законным и ей положена грин кард.

Как несложно догадаться, это прецедентное решение запустило волну попыток получить грин кард для людей, которые попали в страну примерно как Грасиела. Часть этих попыток, действительно, оказываются успешными. Даже в моей практике, не богатой на дела, в которых клиенты оказались внутри страны без доказательств законности пересечения границы, мне случалось дважды работать с этим сценарием. Дело, надо сказать, хлопотное. Потому что получить грин кард по решению в Matter of Quilantan — это несколько сложнее, чем просто сказать интервьюирующему офицеру: «Клянусь здоровьем любимой тещи, что меня просто пропустили на границе.» Это обычно тест на детекторе лжи, свидетельские показания других пассажиров машины, сверка фотографий этого конкретного пропускного пункта с описанием заявителя. Иногда даже попытка добыть показания пограничников именно этого поста о действующих там порядках.

Но по факту, действительно, я могла бы написать на каком-нибудь форуме: «Для adjustment of status вовсе не обязательно законное пересечение границы с визой. Можно и без него. Я такое для своих клиентов делала.» И даже не покривила бы душой, потому что (а) такая возможность есть, и она зафиксирована в действующем законе; и (б) я это действительно успешно делала. Только писать я ничего подобного ни в каких публичных источниках не стану по той простой причине, что без детальных пояснений подобные заявления только плодят недопонимание и, как следствие, нелепые и опасные поступки людей, которые бросаются в бой под лозунгом «а адвокат говорит, что так можно!»

Теперь, определив контекст, переходим ко второй части обсуждения: почему же адвокаты утверждают, что из статуса «ожидание интервью по беженству» можно перейти к статусу езидента через рабочий процесс или по лотерее. Как, наверное, догадался проницательный читатель, на этот случай в иммиграционном праве тоже есть прецедентное решение.


Продолжение следует.
logofilka.livejournal.com

Добавить комментарий