Поиск

О вопросах языкознания…


Преамбула: Работа в частной клинике — при общении с организаторами здравоохранения случайно использовал фразу «мы не в муниципальном лечебном учреждении» и увидел, как организаторов от нее корежит, с тех пор стараюсь использовать ее как можно чаще — лишает анестезиолога массы удовольствий, связанных с ранним пробуждением, ибо оборот операционного стола и соблюдение операционного расписания — наше все. Например, нет возможности участия в отечественном национальном спортивно-прикладном соревновании — гонках на каталках с полупроснувшимся и полудышащим пациентом к свободному и железному аппарату искусственной вентиляции легких, чтобы заниматься этой вентиляцией, пока гражданин, получивший медицинскую услугу типа «наркоз» в полном объеме, головой об каталку колотиться не начнет, демонстрируя восстановившиеся сознание и мышечный тонус. Бить по щекам для быстрой побудки тоже нельзя, потому что следы остаются, да и ладонь ушибить можно, правда я этот способ никогда не практиковал, ибо неспортивно. Удар головой об каталку при перекладывании, хотя и являющийся весьма эффективным средством, также был отвергнут, как политически незрелый и, не побоюсь этого слова, ревизионистский. Значит что? Значит проявляем креативность. Вот если проснувшуюся, но еще не понявшую этого пациентку ласково (ласково, я сказал!) похлопать по плечику и задушевным голосом произнести «Хубтерниса, операция кончилась, откройте глазки», то с вероятностью… процентов этак девяносто шесть сработает и у Елен, и у Алин, и у Гульнар. Потому что они от этого имени так охреневают, что просыпаются сразу. В резерве у меня остается еще обращение «Гаухария», но там при проведении рандомизированного исследования, результаты статистически достоверно хуже. Эту методику уже вполне успешно освоили честолюбивые дублеры, которые, может быть, сыграют лучше нашего, когда Акела все-таки промахнется…

Амбула, она же повествование: Вечер. И в спину еще пара операций подпирают. Будит надо быстро, значит — оружие возмездия.
— Хубтерниса! Хубтерниса, операция кончилась, откройте глазки! — Алексей Романович предсказуем. Ибо время уже не утро, а ему еще двоих на стол брать. Но элементов шевеления как-то не очень наблюдается.
— Алексей Романович, она с Камчатки. Тут ваши тюркоязычные фокусы не пройдут, тут чего-нибудь по-китайски надо. — Инициативно подала голос операционная сестра Клавдя, хотя ее не спрашивали.
— Могу и по-китайски. Кстати, года три назад оперировали девчонку лет двадцати с фиброаденомой (для непричастных — доброкачественная опухоль молочной железы) еще в той конторе, где операционную вместе со мной в нагрузку арендовали. Сирота, тетка ее воспитывала. Тетка и сказала, что она китаист. Захожу посмотреть перед наркозом, а она ревет от страха. Обматерил на китайском — девчонка сразу заулыбалась… Кстати, ночная смена по-китайски «е-бань». Соответственно, работающие в ночную смену «е-бань-ко».
— Нет в восточных языках слога «ко». Не, я понимаю, что вы личность гармонично развитая и на восемнадцати языках материтесь, но китайский-то у вас откуда?
— Референт-переводчик научил. На границе.
— На какой границе?
— На иранской.
— А чего референт-переводчик с китайского на иранской границе делал?
— Вообще-то он по основной специальности командир разведвзвода. Поэтому думаю, что научил он меня практически всему, что знал сам…
— Нет, что вы все вообще на иранской границе делали?
— Водку тутовую жрали, что мы еще могли там делать?
— Вам выпить было негде?
— Выпить нам всегда было где. Видишь ли, Клавдя, в начале 1990 года толпы восторженных и вооруженных азербайджанских людей в предчувствии окончательного сброса колониального ига ломанулись на советско-иранскую границу, снесли заграждения, поперли на сопредельную территорию и поставили Советский Союз на грань пограничного конфликта с Ираном. Поясняю — пограничники против такой толпы сделать ничего не могли, а оружие применять им было категорически запрещено, это раз. Ирану это очень не понравилось, потому что Северный Иран — это тюрко-, а не фарсиязычное население, со всеми вытекающими отсюда коллизиями, ты, как человек с высшим филологическим образованием, должна понимать разницу, это два. Уши турецкой разведки, как главного регионального соперника, оттуда торчали, это три. Вот и бросили армию дырки затыкать…
— Вам бы, Алексей Романович, историю у нас преподавать. У такая тоскливая тетка была…
— Клавдя… Кому нужна эта история? Этого уже никто не помнит, значит этого не было. И нас там не было. А того, что не было, уже никому не интересно…

Постамбула: А камчатская тетенька на Хубтернису отреагировала. Куда она на хрен денется? Креативность — наше все! nadie_escribe.livejournal.com

Добавить комментарий