Поиск

Как снималась «Бриллиантовая рука». Продолжение


28 апреля 1969 года на экраны страны вышла кинокомедия, которой суждено было стать легендарной. "Бриллиантовой руке", одному из самых любимых зрителями советских фильмов, исполнилось 50 лет. Продолжаем рассказ о том, как создавалась эта замечательная комедия.

В первой части мы познакомились с фотопробами актёров на главные роли. Давайте же теперь перейдём к самим съёмкам.

Сразу после утверждения актёров на роли, Леонид Гайдай вместе с оператором и директором картины собрались в экспедицию – выбор мест для съёмок. Узнав, что по сценарию, часть фильма должна была сниматься за границей, в группу Гайдая началось форменное паломничество. Но многие киноспециалисты были вскоре страшно разочарованны, когда узнали, что «город контрастов» Стамбул будет сниматься в СССР! Паломничество моментально прекратилось. За поиском локаций восточного города Гайдай сначала направился в Узбекистан, а эпизодов «южного города Горбункова" в Крым. Но в итоге не найдя подходящих, экспедиция отправилась на Кавказ. В итоге решено было «заграницу» снимать в Баку, а южный город и окрестности – в Адлере, Сочи и Туапсе. Хотя одна сцена всё же была снята в Крыму, в Новом Свете – это подводные съёмки, в которых Лёлик нанизывает рыбу на крючок удочки Семён Семёныча

Но съёмки начались не на юге, а в Москве. В двадцатых числах апреля в павильонах «Мосфильма» была возведена декорация "Квартира Шефа",

"Квартира Графа",

«Квартира Горбункова»,

двухкоечный нумер отеля «АтлантИк»,

декорация кафе «Плакучая ива»,

и 24 апреля начались съёмки. Не всё проходило по сценарию. К примеру, помните сцену, как Семён Семёнович после пьяного дебоша в «Плакучей иве» поднимается помятый, с закрытыми глазами, влекомый звоном будильника. Оказывается, по сценарию, Горбунков должен был просыпался от того, что на него валилась со страшным грохотом картина и повисала на шее. После десятка дублей, хотя и было смешно, стало понятно, что картина никак не желала вешаться на Никулина «красиво». В результате жена Гобункова — Нина Гребешкова на ходу придумала использовать будильник: «Семён Семёнович-то трудяга, и его долг, чтобы не проспать на работу, «подчиниться» звонку».

А вот ещё интересный момент. Все помнят эпизод в кафе, где здоровенный амбал Евгений Петрович Ладыжинский с Колымы (Роман Филиппов) обращается к Горбункову: «Ты зачем усы сбрил, дурик?». А потом, разобравшись, в чём дело, со смехом говорит: «Вы уж простите. Обознался… Вот усы вам… Вылитый Володька Трынкин…». Интересно, что Володька Трынкин — реальное лицо, бывший одноклассник Леонида Гайдая.

Павильонные съёмки иногда прерывали выездами на натуру. Да, некоторые южные сцены были сняты не в Сочи, а в Москве. Так, к примеру, в сцене, где мрачный тип с медальоном-черепом (тот самый, которого сыграл журналист ленинградского журнала «Смена» Леонид Плешаков) просит у Горбункова закурить, а тот мычит, не в силах от страха вымолвить ни слова, «снялся» вполне реальный вход в подземный туалет на Ленинском проспекте напротив бокового входа в ЦПКиО им. Горького. Интересно, что этот крохотный эпизод снимался в течение 4 часов!

Кроме туалета на Ленинском, были ещё московские кадры, выдаваемые за часть южного города — пустырь в районе Кунцево. Там главарь контрабандистов — Шеф на субботнике помогал озеленять город: сажал молодые деревца. И при свидетелях «нашёл» в земле жестяную коробку — клад, который предварительно сам же и спрятал, и от «счастья» рухнул в обморок.

17 мая было запланировано выезжать на съёмки в Адлер. Но к этому времени Гайдай решил записать песни к фильму.

Запись музыки проходила 16 мая 1968 года с 5 часов вечера до 5 утра следующего дня. в тот день Андрей Миронов записал песню "Остров невезения", Юрий Никулин – "Песню про зайцев". Последней записывалась популярная певица Аида Ведищева, которой досталось танго "Вулкан страстей". Аида Семёновна поздним вечером возвратилась с гастролей по Дальнему Востоку. Только она успела зайти домой, раздался телефонный звонок. Это был композитор Александр Зацепин: "Аида, куда ты исчезла? Надо срочно записать песню для новой комедии Гайдая". Ведищева отвечает: "Только вошла, время – первый час ночи, не мешало бы отдохнуть…" – "Никаких "отдохнуть", сейчас же приезжай на "Мосфильм"!"

Ну а 17 мая, как я уже сказал, съёмочная группа отправилась в Адлер, а 21 состоялся первый съемочный день на «натуре». В течении 2 месяцев, постоянно курсируя между Адлером, Сочи и Туапсе снимаются сцены черноморского города.

А в конце мая по Адлеру с быстротой молнии распространились слухи о том, что Юрий Никулин умер. Вот что об этом рассказывал сам Юрий Владимирович:

"Всех актеров и членов съемочной группы разместили в гостинице "Горизонт" в Адлере, в подвале которой отвели место под костюмерную и реквизиторскую. В реквизиторской хранили моего двойника — сделанную из папье-маше фигуру моего героя Семена Семеновича Горбункова. Ее предполагалось сбрасывать с высоты пятисот метров при съемке эпизода, где Семен Семенович выпадает из багажника подвешенного к вертолету Москвича. Чтобы фигура не пылилась, ее прикрыли простыней. Так она и лежала на ящиках. Однажды любопытная уборщица, подметая подвал, приподняла простыню и обнаружила мертвого артиста Никулина. Она, вероятно, подумала, что он погиб на съемках, и поэтому его спрятали в подвал. С диким воплем уборщица бросилась прочь.

Через час о моей смерти знали не только в Адлере, но и в других городах нашей страны, потому что уборщица по совместительству работала в аэропорту.

Люди любят сенсационные слухи и разносят их молниеносно. На моем веку хоронили сестер Федоровых, дважды умирал Евгений Моргунов, на шесть частей разрывали львы Ирину Бугримову, несколько раз погибал Аркадий Райкин.

Узнав о моей смерти, я немедленно позвонил в Москву маме. Получилось почти по Марку Твену: "Слухи о моей смерти сильно преувеличены". И хорошо, что позвонил.

Через день маму уже спрашивали о подробностях моей гибели"

Смех смехом, но во время съёмок действительно была ситуация, когда Юрий Никулин и Андрей Миронов чудом не пострадали

Снимали сцену в ресторане "Плакучая ива", где Никулин поёт свою знаменитую песню "Про зайцев", а потом начинается потасовка… По сценарию Никулин и Миронов в обнимку разбивают огромное стекло и вываливаются на улицу. Только они выпрыгнули, как сверху, словно гильотина, рухнула верхняя оставшаяся часть стекла. Если бы Миронов с Никулиным прошли секундой позже, страшно представить, что бы произошло. На съёмочной площадке тогда все побледнели. А Гайдай сказал: "Второго дубля не будет, крушите всё". И ресторан (точнее, его декорацию на "Мосфильме") полностью разрушили

Ещё раз Юрию Владимировичу досталось в концовке фильма, когда крюк подъёмного крана бьёт наклонившегося Семёна Семёновича по шее. Это не постановочная сцена — Юрий Никулин действительно получил болезненный удар, но сдержался и, лишь чуть поджав губы, доиграл сцену. При озвучивании фильма Гайдай добавил звук удара. По слухам, именно из-за этой травмы Никулина пришлось отказаться от съёмок сценарной концовки фильма, в которой Надя радует Семёна Семёновича известием о грядущем пополнении в семействе. Но всё было по другому, и об этому мы поговорим в третьей части рассказа

Несчастный случай чуть не произошёл и со Светланой Светличной. У неё в Адлере было всего 5 съёмочных дней. И когда её съёмки завершились, по её словам, это отметили с шампанским. «Хорошо так отметили, не пожалели. А потом вдвоем с Андрюшей Мироновым пошли купаться на море. Я заплыла черт-те куда и стала тонуть по-настоящему, до сих пор страшно вспомнить. И Андрюша меня спас. Понимаете, я ему жизнью обязана».

Но хватит о мрачном, давайте посмотрим как проходили другие съёмки

А вот как проходили съёмки в кафе "Мороженое", где Граф приглашал Горбункова на рыбалку. Вспоминает Ю. Никулин:

"Сидим в машине, а Леонид Иович смотрит сценарий, отмечает снятые кадры и говорит мне: "Завтра с утра снимаем семью Семена Семыновича и Графа в кафе. После ужина приходи ко мне в номер порепетировать. Подумай, какие смешные ситуации могут возникнуть за столом.

Утром мы приезжаем на съемку эпизода "Сцена в кафе". Гайдай сидит в уголке и делает пометки на полях сценария. Рядом его неизменный портфель, в котором всегда бутылка минеральной воды и пожелтевшая пластмассовая чашка, сопровождающая Гайдая на всех фильмах.

Идет подготовка к съемке. Устанавливают камеру, свет, застилают скатертью столик. Потом долго ищут детей, участвующих в съемке, которые без спросу убежали к морю. Только поправили грим актерам, оператор потребовал поднять на пять сантиметров стол, за которым мы сидим с Мироновым. Постановщик набил под каждую ножку по деревянной плашке.

Снова провели репетицию. И тут ассистент режиссера заметил, что надо сменить цветы, которые Миронов подает Гребешковой. Цветы сменили. Пока меняли цветы, растаяло мороженое. Послали за ним человека. На это ушло еще двадцать минут. И вот наконец все готово: стол на нужной высоте, свежие цветы качаются в вазе, мороженое принесено. Включили свет, приготовились к съемке. Но за несколько часов подготовки мы настолько устали и разомлели на жаре, что потеряли нужное актерское состояние. И тогда в кадр врывается Гайдай. Он тормошит нас, громко говорит за каждого текст, подбадривает, поправляет у Миронова повязку на глазу, а у меня кепочку, и наконец мы слышим энергичную команду: "Мотор, начали!" К этому времени мы снова в форме и делаем все, как требуется…"

Кстати, "мороженое", которым мальчик попадает Графу в лицо, вовсе не мороженое, а смесь творога с молоком. Кидал его в актера ассистент режиссера, причем, было сделано восемь дублей, которые Миронов стоически вытерпел

В фильме "Бриллиантовая рука" снялся не только сам Юрий Никулин, но и его семья — жена Татьяна Николаевна сыграла экскурсовода, а сын Максим, которому тогда было десять лет, снялся в роли мальчика, который помог Геше выбраться с острова. Вспоминает Ю. Никулин:

"Воспользовавшись тем, что наш десятилетний сын Максим проводил летние каникулы с нами, Гайдай тоже занял и его в эпизоде. Максим снялся в роли мальчика с ведерком и удочкой, которого Граф встречает на острове. Максим с энтузиазмом согласился сниматься, но, когда его по двадцать раз заставляли репетировать одно и то же, а потом начались дубли, в которых Андрей Миронов бил его ногой и сбрасывал в воду, он стал роптать.

Время от времени он подходил ко мне и тихо спрашивал: "Папа, скоро они кончат?" "Они" — это оператор и режиссер. У оператора Максим все время "вываливался" из кадра, а Гайдай предъявлял к нему претензии как к актеру. Например, когда Миронов только замахивался ногой для удара, Максим уже начинал падать в воду. Получалось неестественно. Чувствовалось, что Максим ждет удара. После того как испортили семь дублей, Гайдай громко сказал: "Все! В следующем дубле Миронов не будет бить Максима, а просто пройдет мимо". А Миронову шепнул: "Бей, как раньше. И посильней". Успокоенный Максим, не ожидая удара, нагнулся с удочкой и внезапно для себя получил приличный пинок. Он упал в воду и, почти плача, закричал: "Что же вы, дядя Андрей?" Эпизод был снят…"

Кстати, когда снимался этот эпизод, произошёл ещё один курьёзный случай. Геша-Миронов так реалистично кричал «Помогите! Лёлик! Мамочка! Спасите!», что спустя несколько минут после первого же дубля к островку примчался спасательный катер ОСВОДа.

Вот как о съёмках этого момента писал корреспондент краснодарской газеты "Советская Кубань" С. Милюков, который в те июльские дни находился в Туапсе и наблюдал за ходом съемок:

"Уютный, спрятавшийся за скалой уголок Черноморского побережья близ Туапсе. Ослепительное июльское солнце. Лазурное море. Нежный, освежающий ветерок. И тишина. Вдруг совсем рядом душераздирающий крик: "SOS! SOS! Спасите! Помоги-и-и-те! Мамочка ро-о-о-одная! SOS!" На крошечном островке мечется мокрый, взлохмаченный человек. Энергично размахивает палкой с тряпкой на конце, истошно вопит.

Курортники, загорающие на пляже километрах в двух отсюда, тревожно поглядывают в море. Спасательный катер стрелой понесся к месту происшествия. Но едва приблизился к острову, над морем загремел усиленный мегафоном сердитый голос: "Назад, товарищи! Вы же въехали в кадр! Здесь киносъемка!" Выругавшись ("Только людей пугают"!) и облегченно вздохнув ("Слава богу, не утопленник, а киношники…"), спасатели поворачивают обратно. А актер по команде режиссера вопит еще громче, еще естественнее, так, что холодеет душа, и, наконец, неуклюже плюхается в море, поднимая фонтан сверкающих брызг. Затем все повторяется снова…"

И ещё один рассказ о съёмках этой сцены, на этот раз от сценариста Я. Костюковского:

"Когда снимали сцену, в которой Папанов под водой нанизывает рыбу на крючок удочки Никулина, вода была довольно холодной. По вине кого-то из технических работников съемочной группы что-то там не ладилось, и приходилось снова и снова переснимать. После очередного дубля разгневанный Анатолий Дмитриевич Папанов, высунувшись из воды, рявкнул в сердцах на этого ассистента: " Идиот! Тьфу…". Её случайно снял оператор. И это так замечательно прозвучало, что Гайдай вставил эпизод в картину, только адресовалось это уже Графу — Миронову…"

А вот как описывает происходящее, побывавший на съемках корреспондент журнала "Советский экран" Л. Ягункова:

"…Что делать человеку, если завтра вставать в шесть утра? Очень просто: надо включить радио. Как бы крепко ни спал, радио разбудит.

Актер Юрий Никулин просыпается без пяти шесть. У него свой способ. Очень простой. Просто-напросто в назначенное время он говорит себе «подъем» и открывает глаза. Старая привычка. Еще со времен армии…

В общем, самый обычный день: подъем по радио, манная каша на завтрак, выезд.

Где-то внизу — море, где-то наверху — горы, а впереди — объект — самая что ни на есть обыкновенная автомобильная мойка.

Всякий съемочный день в группе Леонида Гайдая, работающей над комедией "Бриллиантовая рука", начинается с небольшой "эмоциональной разминки" этакой иронической импровизации, шуточных вариаций на тему будущего эпизода. Собственно говоря, без такой разминки не работают ни в одной съемочной группе, но для актеров Гайдая эта разминка прямо-таки необходима: она всякий раз приносит какие-то находки. А там, где находки, там и радость, та самая радость, которая нужна мастерам комедийного жанра, как витамины. Недаром на первой странице режиссерского сценария рукой Гайдая записана строжайшая заповедь большого мастера кино Б. Барнета: "Пока не ощутишь радость — кадра не снимай".

А между тем на съемочной площадке часто бывает не до смеха. Вот, например, сегодня: шут его знает, что за агрегат эта самая автомобильная мойка и каких от нее можно ждать каверз? Сопровождаемый целой оравой мальчишек, появляется невозмутимый человек, который один только может запустить эту махину. Но взамен он требует, чтобы ему рассказали ну если не сюжет фильма (сюжет держится в строжайшей тайне), то по крайней мере содержание эпизода. И тут выясняется, что популярнее всего могут объяснить механику его «сверхзадачу» актеры.

— Так вот, — говорит А. Папанов, взяв под руку Андрея Миронова, — мы с ним гонимся вот за этим типом. — Кивок в сторону Ю. Никулина.

— За Балбесом, — радостно подхватывает механик.

— Должен вам сказать, что на сей раз это не Балбес, а весьма примерный, добропорядочный человек. Положительный герой, словом.

— А почему у него рука в гипсе? — вылезает вперед кто-то из мальчишек.

— Много будешь знать — скоро состаришься… Так вот, мы загоняем его в мойку. Бежать некуда. И тут наш герой в панике нажимает какие-то рычаги, а дальше, как у Чуковского: "И сейчас же щетки, щетки затрещали, как трещотки…" В общем, он нам устраивает изрядную баню… Давайте-ка порепетируем…
И начинается импровизация — легкая, стремительная, элегантная. Скорее всего она не войдет в фильм: слишком уж эксцентрична, — но главная, да-да, не побоюсь преувеличения, актерская задача выполнена — съемочная группа «настроилась» на нужную волну.

Вы скажете — какая чепуха: не могут же в самом деле актеры отвечать за настроение всей группы! Но снимается-то комедия!.. Здесь без праздника нельзя. Актеры хорошо понимают это.

Допустим, Нонна Мордюкова и Станислав Чекан не участвуют в эпизоде. И тем не менее они появляются на съемочной площадке. Дело в том, что и Нонна Мордюкова и Станислав Чекан — люди, что называется, "с атмосферой": при них все чувствуют себя как-то прямее, моложе, ну, что ли, зажигательнее. Одним словом, актеры на съемочной площадке — это душа всей группы…"

Окончание рассказа читайте завтра в 13:01

При подготовке материала использовались кадры из фильма Леонида Гайдая "Бриллиантовая рука", фотографии со съёмок и фотопробы из архива "Мосфильма"

dubikvit.livejournal.com

Добавить комментарий