Поиск

трудные девяностые


Спасибо всем, кто отвечал на мой последний пост, о неадекватном поведении работодателя. https://ru-psiholog.livejournal.com/8439516.html Я много думала, старалась честно отвечать на вопросы, особенно меня занимало, почему я сама вела себя неадекватно. Я постоянно звонила, писала, добивалась ответа от потенциального работодателя,… и всё для того чтобы сообщить, что предлагаемое место мне не подходит…. Какого же ответа я жаждала от неё услышать? Почему так хотела пройти собеседование, хотя понимала, что на работу эту не пойду?…

Я жаждала от неё пожелания удачи. Я хотела, чтобы она увидела, как я хороша в работе. Чтобы она пожалела, что я к ней не пошла. Чтобы… если что, я могла всё-таки прийти на это место работы..И она меня взяла. Чтобы этот мой отказ был не навсегда.

Я вела себя так неадекватно, потому что я очень боялась на самом деле отказаться от работы, которая была ближе мне по спецальности и где было гораздо больше часов работы… Я хотела отказаться от неё так, чтобы… немножечко всё-таки не отказываться. Оставить «ниточку». Если что. Потому что страшно.

Я стала разбираться с этим страхом. Я стала вспоминать…

Я закончила школу в 92 году. В Харькове… Незадолго до этого развалился Советский Союз. Я помню, как стали появляться первые нищие. До этого не было. А тут стали появляться люди, просящие на лечение, на похороны близких… испуганные, растерянные, отчаявшиеся… Я помню, как первый раз не выплатили старикам пенсию. Сказали, ну пусть вам один раз дети помогут… Я помню купоны, смешные такие бумажки, которые продавцы отрезали ножницами в магазинах…

Жили мы бедно. Наверное. Мама — учительница, отец — инженер. Они крутились, как могли. Я только сейчас начинаю понимать, как им было сложно, какой это был для них стресс — после 50 лет всё потерять, да ещё и тянуть меня, позднюю дочь-студентку. Отец бросил завод и стал торговать книгами в переходе метро. У него хорошо получалось. Мы стали неплохо зарабатывать (по нашим меркам). И я смогла зимой купить себе куртку. Сама! Купить! Не кто-то дал старое пальто, и мама перешила. А новую!

У нас был сад, поливной, шесть соток, с домиком. Конечно же, огород (на месте старой свалки, мы долго очищали землю от мусора). Ещё были какие-то огороды очень далеко, надо было ехать на автобусе, отец там сажал подсолнечники, за картошкой на таком далеком огороде нереально было ухаживать…

Я поступила на мехмат. Подрабатывала. Мыла подъезды. В 4 утра шла на работу, потом к 8 в Университет, засыпала на первых парах. Потом мне нашли подработку полегче, печатала документы на машинке (я окончила курсы секретарей-делопроизводителей ещё будучи школьницей). … Но это всё не воспринималось как-то особенно сложно. Я была молода, училась, родители в целом меня содержали…У меня была интересная насыщенная студенческая жизнь,были хорошие подруги. Они были так же бедны, как и я. В конце пятого курса я вышла замуж, я однокурсника, такого же, как и я… У нас были очень похожие семьи, в финансовом смысле тоже. Только у него был цветной телевизор, а у нас черно-белый. 🙂 Зато у нас был сад. 🙂

В 97 мы закончили Универ. Механико-математический факультет. Один из самых сложных в городе. Мы стали искать работу. В частности, программистами. А я ещё имела право работать учителем, преподавать математику…И вот тогда это сильно очень на нас нахлынуло. Мы ничего не могли найти. Работы не было.
Я обходила школы города — везде был ответ «У нас сокращения. Мы и своих пенсионеров не знаем куда девать».
Мужа обещали взять на завод, где он писал диплом в научном отделе. Но именно в 97 там были массовые сокращения, и он вылетел первым, так и не успев начать работу. Вылетел по сокращению и его отец, проработавший там всю жизнь.

Мы оббегивали все фирмы, все биржи труда, по телефонным книгам выискивали, куда можно позвонить. Конечно, спрашивали всех знакомых и родственников…. Вот ещё вспомнилось — перед тем как получить официально диплом, надо было представить справку, что ты нашёл место работы. А иначе не давали.(Ну, мы все поприносили, конечно, фиктивные справки, кто откуда.). Мне в этом виделось особо лицемерное издевательство — с трудоустройством в стенах альма-матер нам совсем никак не помогали. Пусть хотя бы бумажек не требовали.

Когда люди старшего поколения начинали жаловаться, как тяжело было раньше, когда было обязательное распределение после вузов, мы с мужем хмыкали :тоже мне проблемы! вот бы нас распределили! Да куда угодно! Хоть в деревню! Но чтоб была работа, и общежитие, и зарплата.

В итоге мы нашли все же работу, муж на заводе в КБ, я — в НИИ. Мне совсем не платили (зато по увольнению выдали все сполна), а мужу иногда платили зарплату яйцами, мукой или сыром. Всё это было как-то несерьезно. МЫ продолжали бегать по подработкам, частным урокам, и огороды-картошка-картошка-картошка. Мать мужа взялась стирать белье за деньги, я ей помогла, крахмалили-гладили, муж отвозил. Моя мама нянчила детей, отец продавал книги…. Вот так и крутились…

Но не это было самым тяжелым. Мы тогда даже не считали это тяжелым. Просто это была жизнь, вот такая, .. Хуже всего было то, что мы постоянно чувствовали себя лузерами. Мы видели, что многие живут гораздо лучше. Богаче. Они работают. Получают деньги. Многие наши однокурсники устроились гораздо лучше. … Каким-то загадочным образом они устраивались на фирмы. Где им платили.А иногда они даже сами открывали фирмы. Они хорошо одевались. Ездили на отдых. И не только наши однокурсники… Было ощущение, что все владеют каким-то сакральным знанием, позволяющим им устроиться в этом мире. Мы одни «не умели жить». Муж — хороший программист. Он продолжал искать, и было ощущение, что земля горит под ногами. Звонит в фирму, договаривается завтра прийти на собеседование, приходит — а фирма закрылась, обанкротилась. И так бывало часто…

И было совершенно не понятно — как же работают другие? Нам говорили, что надо «знать как устроится». Что «надо понравится». Надо уметь давать взятку. Конечно, за любую работу надо хвататься двумя руками, отказываться ни в коем случает нельзя. Надо очень стараться, надо «доказать преданность», надо… ещё что-то уметь… чего мы, видимо, не умели.

Вот я сейчас пишу, и на меня нахлынули воспоминания… Одна дальняя родственница говорит нам с мужем: «не понимаю, почему молодые сейчас так жалуются. Кто хочет работать и нормально жить, найдёт способ. Вот дети моей приятельницы поехали в отпуск в Испанию, и там купили аппарат для изготовления коктейлей. По приезду открыли свой бизнес». Мы с мужем вытаращили глаза:

— А откуда у них деньги на поездку в Испанию? — спрашиваем. Для нас это было совершенно запредельно… Но родственница так и не сказала. 🙂

… Встречаем своих двух однокурсников год спустя после выпуска. Они тоже поженились, и у них уже сын. Болтаем. Среди прочего, они рассказывают, что их родители поднатужились, сложились, и купили им однокомнатную квартиру… Когда расходимся, мы с мужем не можем прийти в себя: ну откуда у людей могут быть деньги даже на половину однокомнатной квартиры. Это пару тысяч. Долларов. Зарплата моих родителей в Союзе была 120 рублей. Как оттуда можно было получить пару тысяч долларов??…

В конце 98 мы уехали в Израиль. Конечно, Израиль совсем другая страна. Но… отношение к работе тут было похожим.
— Вы должны хвататься за любую работу! — советовали нам старожили, — Ни от чего не отказываться.

В целом это было, конечно, правильно. «Нас сюда никто не звал, и нам тут никто ничего не должен». И мы хватались, и ни отчего не отказывались….

И вот прошло 20 лет… Я не буду описывать всю нашу жизнь в Израиле. После того как младший из четверых наших детей подрос, и я стала выходить на работу, я поняла, … а всё осталось прежним. я всё ещё как будто живу в девяностых на Украине. Они всё не кончаются для меня…
Когда мне предлагают работу, я хватаюсь! хватаюсь! хватаюсь за неё. Я на всех собеседованиях говорю работодателю «да» в ответ на любое его предложение. Я как-будто нахажусь в каком-то оцепенении, будто «империус» на меня наложили, киваю и отвечаю «да.да.да. я могу. И это могу. и тогда могу». Когда я уже принята на работу, мне очень тяжело думать в сторону «не подыскать ли мне работу получше?».

Я всё так же не понимаю, как другие находят работу по профессии. Я не нашла. В Израиле тоже были сокращения учителей…

Я заметила за собой, что даже когда читаю, например, это сообщество, и натыкаюсь на фразу «зарабатываю я нормально», или «заработок в основном на мне, и нам хватает», я ощущаю смешанные чувства …. Меня до сих пор удивляет, что есть люди, которые нормально живут, зарабатывают и им хватает. Для меня до сих пор это означает обладание какими-то особыми способностями и сакральными знаниями…

И теперь, когда появился шанс попасть на работу на полный рабочий день в детском саду (хотя головой-то я понимаю, что мне он совсем не нужен, мне очень удобен гибкий график на той работе, где я работаю сейчас, полставки, плюс то, что меня легко подменить…) внутренний голос кричит: Дура! Отказаться от такого варианта!

Вот. Спасибо, что выслушали меня.

Собственно, запрос к сообществу такой — расскажите мне про Ваши «девяностые»? Как вы их помните? Как вы их прожили? Это действительно был кризис, а потом стало легче? …

Меня очень удивил термин «трудные девяностые». «Дефолт 98-го». Я ощутила боль и обиду, когда это услышала. Оказыватеся, это не мы были такие «неправильные» и глупые? Оказыватеся, это время было такое?

И расскажите мне, пожалуйста, по секрету — откуда у людей тогда были деньги? ru-psiholog.livejournal.com

Добавить комментарий