Поиск

Ф. Энгельс «Происхождение семьи, частной собственности и государства»


С интересом прочёл его великий труд «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Прежде у Энгельса много исторического читал, и Энгельса я очень уважаю. Давно знал, что есть и такая книжка, но большой тяги к прочтению её не питал, т.к. считаю, что освещать сексологию и любовь людей, без навязывания своего личного опыта интимной жизни под силу немногим. А тут тем более вещь, как ни крути, агитационная, политическая. Словом, если бы не то, что с недавних пор меня остро волнуют вопросы происхождения жизни и людей на Земле, я бы до этой книжки не добрался.

Короче, вкратце, в общих чертах и по памяти и без цитат (кто хочет проверит):

По Энгельсу наши предки жили на деревьях, потому что только на деревьях можно было быть в безопасности от дикого зверья палеолита. Но поскольку жизнь и труд под деревьями сулил гораздо больше возможностей, а вести жизнь под деревьями актуальной для предков тогда патриархально-полигамной семьёй было рискованно, то в ход вошёл т.н. групповой брак.

Первоначально по групповому браку все трахал*сь со всеми, отказать никто никому, кто вносил свою трудовую лепту на благо общины, не мог. Это был полный Содом: старики драли внучек, матери — сыновей, сёстры — братьев и далее (уже тут, по мне, возникает некоторое противоречие, т.к., как ни крути, а мужчине отказаться должно было быть легче, по понятным функциональным причинам, чем женщине, но по Энгельсу такая схема особо никого не напрягала). Дети были общие и все о них заботились.

Чтобы повысить выживаемость деток на какой-то период перешли на матриархат (как я ни вчитывался, как ни пытался понять, но потуги Энгельса доказать, что женщины тогда обладали равной мужской свободой, неубедительны. Главный его аргумент — это цитата какого-то там миссионера на букву «А». Меня не убедило, женщина всегда слабее мужчины, а тем более ведь свежа в памяти патриархально-гаремная стая и вообще).

В определённый момент наши предки стали понимать все минусы кровосмешения — по выживаемости, болезненности потомства — и начали постепенно от Содома отходить: сперва от тра*а по прямой ветке, потом по боковым и далее.

По мере развития производительных сил, улучшения условий жизни, раздела имуществ и для того, чтобы передавать имущество своему потомству, всё большее развитие получал моногамный брак. Это ещё не была та моногамная семья в современном понимании. По-прежнему устраивались групповые оргии, оставался обычай траха*ия невест всем племенем перед свадьбой, впоследствии трансформировавшийся в право первой ночи вождей. Плюс молодых женили родители в своих родительских интересах.

Так оно и шло до известного Энгельсу буржуазного общества, где свободный выбор оставался по-прежнему ограничен, потому что имущество, наследование и, как следствие разврат, измены, рогатые супруги.

Понятно, что после уничтожения капиталистического производства возникнет подлинная свобода и на этом можно было бы закончить, но звучит такой неуместный на мой взгляд тезис Моргана:

— «Если же моногамная семья в отдаленном будущем окажется не способной удовлетворять потребности общества, то невозможно заранее предсказать, какой характер будет иметь ее преемница»
(какой-то лично я тут намёк на групповой безотказный брак усмотрел, чтобы совсем уж зарядить революционный актив, не иначе, — может неверно понял).

Ещё раз оговорюсь, что труды Энгельса одни из лучших по истории. Предельно высоко оцениваю «Крестьянская война в Германии», «Немецкая идеология»…., но, … но всем не угодишь, скажу так, т.е. всё правильно, но как-то немножечко неглубоко. Т.е. по части того, чтобы обеспечить полную свободу — это, естественно, правильно, но в книжке имеет место некоторая проектность этой свободы. chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий