Поиск

Как дача превратилась в избу


На Верхней Масловке остался один дом старой застройки — деревянная изба. Конечно, он выделяется на фоне многоэтажных домов, и на него все обращают внимание. Это сейчас он выглядит как изба, а на самом деле это была роскошная дача. Особняк был построен в 1906 году на окраине Петровского парка, в Бутырском проезде (до 1914 года так называлась улица Верхняя Масловка) промышленником и коннозаводчиком Николаем Павловичем Малютиным (ок. 1852-1907) для своей любовницы — Анны Адольфовны Гильбих. Деревянный дом и в начале века выделялся среди других особняков Петровского парка. Парк стал престижным аристократическим дачным местом в первой половине XIX века. В конце XIX века зеленые насаждения парка сильно сократились из-за развернувшегося дачного строительства. Лишь в 1907 году Николай II запретил раздавать земли Петровского парка под дачи.

Малютины — богатый калужский купеческий род, владели бумаготкацкими, химическими, стекольными, сахарными заводами, золотыми приисками. Николай Павлович Малютин (ок.1852-1907) — третье поколение купцов этой династии, совладелец промышленно-торгового Товарищества "П. Малютин и сыновья", коннозаводчик. В середине XIX века знаменитые орловские рысаки Н.П. Малютина были хорошо известны в России. Госпожа Гильбих тоже была любительницей лошадей.
Раньше двухэтажный особняк венчал купол на крыше и надстройка для зимнего сада, перед главным фасадом была терраса. Во дворе располагались конюшня с лучшим выездом в Москве, каменный флигель, в котором жила прислуга. Дом представлял собой "cмесь французского с нижегородским" — вроде модерн, но в "русском" стиле.


Фото: pastvu.com/p/359555

О хозяевах этого дома рассказывает Яков Иванович Бутович в книге "Лошади моего сердца. Из воспоминаний коннозаводчика". Я.И. Бутович — организатор одного из лучших конезаводов страны, создатель единственного в мире частного музея "Лошади", один из лучших специалистов в России по разведению племенных лошадей. О нём — в моей публикации Из истории российского коневодства.
Вот что писал об этой колоритной паре Я.И. Бутович:
Николай Павлович Малютин происходил из именитой купеческой семьи, его предки обладали миллионами. Это был, если можно так выразиться, представитель старой купеческой аристократии. Вид у Малютина был действительно вполне аристократический. Среднего роста, довольно плотный, с крупными, но красивыми чертами лица, седой как лунь. Усики он носил небольшие и такую же бородку. Говорил тихо, протяжно и немного заикаясь. В движениях был медлителен и спокоен. От всей его фигуры веяло спокойной важностью и чувством собственного достоинства, тем чувством, которое, увы, так редко встречается у русских людей. Нигде, никогда и ни в каком обществе этот человек не мог пройти незамеченным. При его появлении неизбежно раздались бы и раздавались вопросы, любопытные возгласы: кто это? Он не только обращал на себя всеобщее внимание, но невольно как-то сразу привлекал к себе сердца. Нечего и говорить, что с ног до головы он был европейцем, подолгу живал за границей, превосходно владел языками, был хорошо и разносторонне образованным человеком…
…Анна Адольфовна Гильбих, немолодая женщина еврейского типа и такого же происхождения, была некрасива, криклива и невероятно кривлялась. Малютин очень ее любил и был невероятно чуток к тому, как относились к ней. Малютин баловал ее до безобразия, у нее не было только что птичьего молока. Тяжело было видеть этого почтенного барина-старика под башмаком такой недостойной женщины…

Малютин прожил с Анной Гильбих 10-12 лет. Внезапно Анна Гильбих вышла замуж за наездника Павла Чернова, имевшего много побед на лошадях малютинского завода и своего человека в доме Малютина. Чернов оставил езду и уехал с женой в имение в Тверской губернии, подаренное ему Малютиным. Однако через несколько лет, они разорились, и были вынуждены вернуться в Москву, в дом на Верхней Масловке. Гильбих бросила и его и вышла замуж за красивого молодого человека без определённых занятий.
После смерти Анны Гильбих в особняке проживала ее дочь Татьяна, также большая поклонница лошадей. После революции дом уплотнили — по тем временам он выделялся среди других наличием водопровода, канализации. Но Татьяну не выселили. В конечном счете в 1949 году здесь жило более 20 семей. По воспоминаниям жильцов, жили в доме очень дружно, отношения между соседями были добрыми.

Дом был жилым до 1971 года, потом его передали управлению завода "Художественная гравюра", штамповавшему значки, а в 1998 году его арендовал "Центр ремёсел" Северного административного округа Москвы. При Центре ремесел работает кафе-клуб "Изба на Масловке" и сувенирная лавка.

Задний фасад дома имеет и вовсе неприглядный вид. Так что — роскошная жизнь осталось в прошлом…

Это сообщение о деревянном доме №18 на Верхней Масловке подготовлено "по заявкам читателей" журнала architectstyle .
 Информация позаимствована в vm.ru/news ; Лошади моего сердца. Из воспоминаний коннозаводчика
moya-moskva.livejournal.com

Добавить комментарий