Поиск

Мы нуждаемся в прикосновениях


ТАКТИЛЬНЫЙ ГОЛОД

Дети лучше себя чувствуют и спокойнее себя ведут, когда их много обнимают или просто касаются (держат на руках, ведут за руку, гладят по голове, массируют спину, теребят и щекочут). Кажется, это общеизвестный факт.

Тем не менее, для взрослого мир прикосновений как будто ограничивается сексуальными отношениями. Каждое стремление к прикосновению немедленно эротизируется в интерпретациях. Причём это тенденция последних десятилетий: прежде мужчины чаще обнимались и хлопали друг друга по плечам, пожимали друг другу предплечье или колено, ерошили волосы. Женщины чаще выражали привязанность грумингом: помощью с расчёсыванием волос, массированием плеч, чаще целовали друг другу щёки (а не изображали поцелуи) и гладили по лицу.

Сейчас каждый человек, который стремится к физическому контакту с людьми своего пола, по умолчанию подозревается в гомоэротизме: всё, что может содержать секс потенциально, в массовом сознании его содержит обязательно. Люди очень редко касаются друг друга вне контекста сексуальных отношений или физической агрессии. Причём вторая тоже очень часто эротизируется: “вы чувствуете напряжение между ними?”

Возможно, дело в том, что у детей и взрослых принципиально разные потребности? Но почему же раньше они были примерно одинаковы, и человеку требовалось так часто касаться других людей? Многим кажется, что даже матери раньше чаще обнимали и целовали детей, чем это делают сейчас.

Если посидеть в обсуждениях в социальных сетях, можно услышать порой удивительные вещи. Одна женщина рассказывает, что думала, будто страдает чрезмерным сексуальным влечением, пока не пошла на парные танцы. Вскоре она обнаружила, что влечение у неё самое обычное. Похоже, ей просто хотелось прикосновений, и в голове они накрепко были связаны с сексом…

Откровения такого типа можно встретить не только в связи с танцами, но и у тех, кто завёл себе собаку или кошку (один юноша сообщал, что, кажется, на кошке научился общаться, поскольку легче стало думать, глядя на девушку, не только о сексе, но и о том, насколько было бы приятно с ней встречаться в принципе, и даже понимать, что сейчас она хочет, чтобы он проявил сочувствие). Возможно, постоянный контакт с ребёнком — среди факторов, снижающих влечение молодых мам, наравне с более неприятными, вроде депрессии, усталости или депривации сна.

Вероятно, прав тот, кто высказал впервые идею: Фрейд совершил великое открытие, заявив о животном начале в человеке и том, насколько важен для нас секс, а его поклонники совершили великое закрытие, сведя все животные импульсы человека к сексу. Поскольку для социальных животных очень важно постоянно касаться друг друга, чтобы поддерживать связи внутри стаи и убеждаться, что ты ещё социально признан и не исключён — примерно к этому механизму относится явление «рукопожатности». Наше животное начало требует прикосновений без продолжения, прикосновений ради прикосновений.

Эту потребность принято называть тактильным голодом, относить к разновидности сенсорного голода (жажде получать информацию от мира различными способами) и осторожно примерять к ней название окситоцинового голода — стремления получать именно подкрепляющий социальные связи гормон доверия, который вырабатывается при частых прикосновениях внутри “своей стаи”, если они не окрашены агрессией. (И прикосновения в час пик относятся именно к агрессии — это нарушение личных границ без личного согласия).

Окситоцин — вообще очень интересный гормон. Он не только вызывает приливы нежности и поддерживает уверенность в себе, но и уменьшает тревогу и снижает болевые ощущения (вот почему детям бывает намного легче, если во время болезни их обнимают, гладят или хотя бы держат за руку). Он помогает быть внимательнее к чужому настроению. Нехватка окситоцина, по некоторым теориям, приводит к большому риску развития депрессии, повышению уровня тревожности и агрессии.

Человеку так важно получать окситоцин и вступать в физический контакт с другими людьми — раз в неделю или пять раз на дню — что, вероятно, после эротизации обществом прикосновений, которое привело к уменьшению тактильного контакта между людьми и чёткой ассоциации его именно с сексом — эта потребность привела к массовой одержимости сексом, наряду с другими факторами, вроде распространения порнографии и массовым мифов о сексе как базовой потребности.

Особенности действия окситоцина говорят нам, что без тактильных контактов человек может серьёзно заболеть, а без секса как такового — нет. Именно тактильный контакт — наша базовая потребность, наряду с потребностью во сне, пище и воде.

К сожалению, культура контакта сейчас утеряна, и большинство людей будет испытывать неловкость и стресс, пытаясь вступать в тактильные взаимодействия даже с родственниками. По счастью, обнимать кошку, причёсывать друг другу волосы и танцевать танго по-прежнему помогает.

Текст: Лилит Мазикина специально для паблика Ресурсная психология. kat_bilbo.livejournal.com

Добавить комментарий