Поиск

Акунин «Не прощаюсь»


Если вы не читали последнего Фандорина, то и не надо. Пусть для вас он останется покойником из «Черного города», чем разочарованием из «Не прощаюсь». Слышали, наверное? Акунин, подобно Конан-Дойлу, оживил своего кормильца, правда, в отличие от второго, все-таки позволив ему попокойничать несколько лихихЗ лет….пока автор, скорее всего, был финансово-неудачно занят другими проектами.
Увы… Былых возлюбленных на свете нет… Есть дубликаты…
Если бы я не знал, что читаю автора «Коронации» и «Статского советника», то отложил бы книгу в сторону, не оставив для себя ничего от некоего Чхартишвили. Но это все-таки был Акунин и я дошел с ним до конца…
Итак, о дубликатах. Фандорину за 60. Молодой Советской России – два. Оба персонажа романа – схематичны, условны и скучны. Исчезла авантюрная ирония, спасавшая не всегда логичные сюжеты прежнего Акунина. Исчезла динамика и ритм не всегда ловкого Фандорина. Исчезли исторические сумерки прежних историй, в которых можно было скрыть некоторые прежние нелепости… Взамен явилась суровая историческая правдивость, которая погубила персоналии. Знаете,
Борис Акунин слишком глубоко погружен в размышления о сегодняшней России, чтобы позволить себе говорить об России исторически былой. И не потому, что получается плохо. Просто получается не о том. Чувствуется, что автор не с Фандориным. Что ему не до него. Что он не с ним. А с кем? — спросил себя я. Вы-таки будете смеяться. Ага. С ним. С тем, кого не называют. С Путиным.
Во всем, что есть в «Не прощаюсь» сидит малый бес. В каждом образе и каждой картине – «что деалать», «кто виноват» и «почему?». Фандорин мечется по разоренной и погубленной стране – Москва, Харьков, степи Украины, север России, Крым… Казалось бы – ну…давай…придумай…обостри…заворожи…продли… загадай. Не-а. Все одно и тоже — «Бумбараш», «Адъютант его превосходительства», «Неуловимые мстители».
Акунин рассеян и не аккуратен. Он не может сосредоточится на романе, его гложат мысли и сомнения не о нем, а о своем главном и реальном герое. Герое-рабойнике. Герое-президенте. Он вливает в сюжет фандоринские размышлизмы, которые горько звучат для 1919 года, но мешают Акунину быть хорошим романистом в 2019.
«Сначала вернулись домой. Посмотреть, что с Москвой. И я увидел, что там, в моем родном городе, стало совсем нельзя жить. Не оттого, что красный террор, а оттого что никто ему не противостоит. Люди просто живут и ждут, чем всё закончится. Служат за паек, ходят в синематограф, шепчутся о п-политике, играют в карты… Знаете, у меня нет претензий к плохим людям. С ними ясно: они на стороне Зла. Но мне тяжело смотреть на хороших людей, которые неумны или слабы. За свою долгую жизнь я пришел к выводу, что Злу больше везет со своими сторонниками, чем Добру. И дезертиры из армии Добра гораздо многочисленнее. Это понятно даже и с физической точки зрения. Падение дается легче, чем подъем, подчинение легче, чем сопротивление. Я уехал из-за всеобщего бессилия.»
Вот оно! Вот он секрет бессильного Акунина-Фандорина! . Сила сегодняшней власти в России и слабость «хороших людей». Тут уж не до пера и литературной усидчивости.
Я разочарован «Не прощаюсь». И хотя уверен, что Акунин, что бы не придумав о судьбе своего главного героя, еще, долго с ним не распрощается, но оживет он, все же, только после смерти. Не своей, разумеется. Акунин должен успокоиться. chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий