Поиск

Возвращение со звезд. Станислав Лем


Можно ведь не улетать никуда на продолжительную сотню лет — можно просто переехать и неожиданно для окружения закончить не швейное училище, которое поближе к дому, а неведомый физмат. А потом неожиданно приехать и наблюдать в общем-то все то же самое — да, по-прежнему живут и даже счастливы. И задаваться теми же вопросами — а стоило ли годами надрываться над пятиэтажными формулами, а вечером пахать смену на работе — если в это же время можно просто жить. Жизнь в мелочах, а громоздкие формулы эти (хоть и покоренные) так и не пригодились ни разу, и интересны-то только горсточке людей.

Сдается мне, если начать наедине самому с собой сравнивать сладкое с квадратным, то можно заблудиться в непроходимых дебрях меланхолии и вообще утратить себя — включая и уважение к собственному выбору, и приложенным к достижению цели усилиям. Кто задумается уважать и принимать в рассчет выбор некоего субъекта, который сам свой выбор не уважает и отстоять не может?

Олаф — зеркальное отражение главного героя; тандем свет-тень или черное-белое, где каждый сам для себя выбирает цвет. У него есть то, чего нет в главном герое: ему, в отличие от Брегга, чтобы жить совершенно не нужна чья-то (или чья-либо?) слепая, безоговорочная вера.

Очень печально, что Брегг не выдержал с открытыми глазами.

И очень любопытно о чем же именно думал автор. chto-chitat.livejournal.com

Добавить комментарий