Поиск

В поисках заброшенного тепловоза.


Начиная с 1710 года одним из главных строительных материалов города стали слоистые плитчатые карбонатные осадочные горные породы, добыча которых началась и бурно развилась в окрестностях Санкт-Петербурга. В настоящее время в практике реставрационных работ в городе и пригородах их в целом принято называть «путиловским камнем», «путиловским известняком». Роль этого камня в истории строительства Санкт Петербурга в период 18 — начала 20 веков, и после 1917-го года до настоящего времени трудно переоценить.


Сквозь дорогу проглядывают рельсы узкоколейки. Впереди виднеется небольшая промзона, зажатая между Старым и Новым Ладожскими каналами.


Давно недействующая ветка теряется в лесу, где всё ещё угадывается просека. До Путилово отсюда километров пять.


Переходим Староладожский (Петровский) канал, выкопанный в первой половине 18-го века.

Месторождение известняка у села Путилово (каменоломни на Путиловской горе) было одним из первых в начале строительства Санкт-Петербурга. Каменные блоки подвозились сюда к каналам, откуда на баржах доставлялись в город. В советское время от карьера к пристани была проложена узкоколейная железная дорога. У пристани был построен Плитострогательный завод. Заведовало добычей Войбокальское карьероуправление, затем Мгинское карьероуправление, которое в 1993 году стало фирмой «Кампес» (камень — песок). Узкоколейка прожила до середины 1980-х, когда федеральная трасса «Кола» прошла между путиловскими месторождениями и каналами. Действующие пути остались только у пристани и цеха по переработке камня, где продолжал работать один тепловоз с несколькими платформами.

В середине 2000-х всё оставшееся на берегу хозяйство было ликвидировано. Нам удалось застать останки завода ещё до его окончательной утилизации.


На территории разбросаны железнодорожные платформы разной степени сохранности и стопки каменных блоков. Посередине торчит покосившаяся вышка.


Серп и молот и звезда. На ржавых табличках смутно проглядываются буквы, некоторые из которых можно сложить в слова: мир, труд, братство, равенство. Нечитаемы по всей видимости стали таблички свобода, счастье, всех и народов. Это всё о том, что будет, когда наступит коммунизм.


По всей видимости тут уже начинали расчистку территории, но почему-то приостановили.


Готовая продукция — путиловский камень.


Новоладожский канал, останки причалов.


Идём по путям к цеху.


Ворота. Надёжно заперты.

сквозь дыру:

А вот и тепловоз.

Обходим цех в поисках возможностей попасть внутрь, которые успешно находим.


Занимательная стенка, оклеенная деньгами и алкогольными этикетками.


Сначала возникает ощущение, что тут бесновались подпольные советские миллионеры, но это не так — деньги образца 1991 года (павловская реформа), они стоили в разы меньше.


Бродим в полной темноте по каким-то подсобным помещениям.


Цех. Оборудование для распила камня.


Готовые плиты грузились на платформы и локомотив вытаскивал их на улицу.


ТУ6А-0394. Бал построен примерно в 1975 году Камбарским машиностроительным заводом (это в Удмуртии).


ТУ6 (Тепловоз Узкоколейный шестой тип) производился с 1964 года (с 1973 года как ТУ6А). По сути, он является мотовозом, изготовленным на базе тепловоза ТУ4 путём замены тепловозного дизеля и гидропередачи на дизель с механической коробкой передач от грузовика МАЗ-200. Это самый массовый локомотив на узкоколейных железных дорогах России, выпущено около 4 тысяч штук. Производство было свёрнуто в 1988 году.


Пустовато — видимо многое демонтировано, в частности топливный бак. Зато есть ведро.


Двигатель.

Залезаем в кабину:

Рабочее место.


Разруха полная.

Вот такая история.

ru-railway.livejournal.com

Добавить комментарий