Поиск

Юрский. От Бендера до Бродского


Чуть задержалась я с этим текстом, но тем не менее написала…

«Теперь мы будем жить БЕЗ ЮРСКОГО», — написал Кирилл Серебренников после смерти артиста. И эти простые слова рождают какую-то непостижимую мысль: как без Юрского? Он же всегда был! Артисты, наверное, более других художников могут дотянуться до человека – через свои роли, выступления, созданные образы они становятся близкими людьми для нас.

Так много пишут сейчас о Сергее Юрском… И практически все эти тексты окрашены удивительной интонацией сдержанной скорби, особого сосредоточенного всматривания в его личность и оставленный им след.

Кажется, о Юрском нельзя говорить неинтеллигентно – его аристократизм духа не допускает этого. Никакого излишества, никакой фальши. Он был настолько органичным в жизни, менялась власть, страна, российский театр, а он оставался неизменным в своих отношениях с профессией и зрителем. Профессия эта часто кажется эфемерной, и при этом очень несвободной, но когда перед глазами есть такие примеры, как Сергей Юрьевич Юрский, то нет никаких сомнений, что это неверное впечатление. Со стороны всегда складывалось впечатление, что он жил в согласии со своей совестью: по выбору ролей, и по высказываниям в прессе.

Начав свою жизнь в кино, по которому он для страны знаком больше, чем по театру, с Остапа Бендера, он стал воплощением того по-настоящему народного героя, словно бы сроднился с ним – но не слился. Он снимался и до «Золотого теленка», но для многих Юрский начался именно с него. А сегодня, когда его земной путь уже окончен и, кажется, что его можно обозреть, поражаешься той разноплановости, которую мог позволить себе Артист. Его Груздев, дядя Митя или отец Бродского – то не просто полюбившиеся народу роли или узнаваемые типажи, это факты русской культуры. В 1964 году в журнале «Искусство кино» вышла статься Ии Саввиной о нем, в самом начале она говорит: «Чем больше я смотрела работы Юрского, тем меньшим становилось мое литературное рвение: его возможности играть значительно выше моего умения писать об этом». Кто лучше одного актера сможет понять всю глубину таланта другого?

В каждом образе, воплощенном Сергеем Юрьевичем, было столько его самого: несмотря на виртуозное перевоплощение, каждая из ролей окрашено его яркой индивидуальностью и неповторимой харизмой. Нам, более молодому поколению зрителей, посчастливилось застать рождение одной из самых удивительных ролей Юрского – Александра Ивановича Бродского в одном из лучших фильмов последнего времени «Полторы комнаты, или Сентиментальное путешествие на Родину» (2008) Андрея Хржановского. Погружаясь в эту медитативную, ностальгическую, интеллектуальную картину, сквозь реплики героев и все происходящее на кране, слышишь строки стихотворения «Одиссей Телемаку». Иосиф Бродский написал его в эмиграции, переосмыслив через античный миф свою разлуку с родителями. Юрскому удалось соединить в одном образе и драму советского интеллигента, и древнегреческую трагедию, и лиричность русской поэзии…

marie_bitok.livejournal.com

Добавить комментарий