Поиск

В ПОИСКАХ ИСТОЧНИКА «ЖИВОЙ ВОДЫ», ИЛИ НИ ВПРАВО, НИ ВЛЕВО, НИ ВВЕРХ И НИ ВНИЗ…


  Мы предполагали пройти до родника по правой стороне реки – на ней он находится; именно так добирался до него Жираслан, поэтому и переправу осуществили в районе Большого Лохрана. Проводник, хоть и не бывал здесь уже лет 15, уверял, что тогда они все время шли тогда по-над рекой и больше Малку не форсировали. Возможно, память его и не подвела, но время внесло свои коррективы. Если вначале имелась более-менее натоптанная тропинка, то спустя какие-то пару другую сотен метров она исчезла и стало ясно, что уже долгие годы в этих местах никто не бывал. Правда, достаточно быстро нашли звериную тропу – не столь заметную, но, если так выразиться, действующую – в одном месте на влажной земляной поверхности остался четкий след. Не надо было быть опытным следопытом, чтобы догадаться, чей он.

    Пятипалый, с выступающими вперед когтями и глубоко вдавленной стопой – совсем недавно по этой тропе прошел медведь. Причем не один, как это выяснилось, когда тропа вывела на самый берег реки, а с медвежонком – его мелкие, семенящие следы во множестве остались на мокром песке. Встреча с медведицей, судя по всему проводящей учебные тренинги по выживанию, не входила в наши планы, и мы решили свернуть со звериной тропы. Но, как оказалось, у реки она и прерывалась. Дальше пришлось идти, прорываясь через бурелом и густую поросль березового молодняка, что оказалось весьма затруднительно. Тем более, что один за одним перед нами возникали то каменные выносы, то обрывы, появившиеся вследствии осыпавшейся земли и упавших деревьев. Приходилось обходить их поверху, для чего подтягиваться, держась за траву, по достаточно отвесным склонам. О том, что будет, если не удастся удержаться, не хотелось и думать – речной берег лежал в 40-50 метрах, которые лететь бы пришлось без остановки, чтобы приземлиться на сплошном каменном ложе.

  Преодолев несколько таких препятствий, я понял, что пройти четыре-пять километров, на расстоянии которых находится источник, дело вряд ли одного дня. Какая-то неточность была в воспоминаниях Жираслана и скорее всего она касалась речных переправ – их должно было быть куда больше, чем одна. Это четко стало ясно, когда мы приблизились к скале чуть ли не отвесно уходящей от реки высоко вверх. Ее можно было преодолеть или снизу, но только форсированием реки, что виделось практически невозможным, так как Малка оказалась здесь заперта в узком каньоне, отчего водяное полотно сплошь и рядом было покрыто белоснежными гребешками, рождавшимися от торчащих тут и там каменных глыб. Перейти здесь реку виделось весьма проблематичным, а если уж быть честным, то без риска для жизни – совсем невозможным. Следовательно, надо было обходить поверху. Скала же поднималась столь отвесно и уходила так высоко, что я сразу сказал своим спутникам – подняться по ней практически невозможно. Нет, вернее не совсем так – возможно, но это потребует таких усилий, что если оставшуюся дорогу до источника мы еще возможно и одолеем, но на обратный путь сил не хватит однозначно. Поэтому надо возвращаться. Жираслан и Феликс посчитали по-другому и решили побороться со скалой, а мы с Асланом двинулись в обратный путь. «Думаю, их упорства и гонора надолго не хватит, сказал я Аслану, и они быстро выдохнуться. Главное нам добраться без происшествий». Происшествие, не заставило себя долго ждать. В какой-то момент, зачарованные неприступным видом огромной каменной стены, возникшей слева перед нами, которую ранее как-то упустили из виду, мы двинулись не вниз, как следовало, а вверх. И вдруг поняли: дальше дороги нет – перед нами развергся отвестный склон, двигаться по которому было невозможно: земля постоянно осыпалась под ногами, а держаться было абсолютно не за что. Веревку же, напомню, мы оставили на берегу реки, там, где переправлялись. Значит, надо было идти вниз. Но куда? Выяснилось, что дороги вниз тоже нет – и здесь сплошной, ползущий склон.    Непонятно было, как мы вообще здесь оказались.

    С огромным трудом мы все-таки нашли спуск – его скрывал камень, нависающий над песчано-глиняным склоном. Через камень надо было перелезть, потом зацепиться за него руками и прижимаясь животом к скальной стенке нащупать правой ногой выемку, которая находилась где-то метром ниже. Когда мы поднимались вверх, это не представлялось таким трудным – подтянулся, переступил, запрыгнул. Но сейчас, когда за тобой зияющий обрыв, усеянный осколками скальной породы, все виделосьь совсем по-другому. Острый холодок пробежал по телу от одной мысли: «А вдруг кто-то из нас не удержится?». Но пути назад все равно не было. Еще раз обращаться к Богу? Но он и так был с нами. Иначе давно бы уже сорвались, и «загорали» на каменном пляже Малки.
    И мы пошли. И мы дошли до места переправы. И даже переправились без особых потерь, если не считать того, что автор этих строк, перебрасывая рыбацкие сапоги (кстати говоря, переходить речку в них куда комфортнее, чем раздетым) не рассчитал силу броска, вследствии чего сапоги упали в воду. И если бы не стремительный рывок за ними Аслана (правда, при этом искупавшегося), то сапоги уплыли бы к другому хозяину.
    Уже на переправе к нам присоединились Жираслан с Феликсом – очень быстроим стало ясно, что вставшую перед ними скалу без альпинистских навыков не одолеть.
Итак, очередная экспедиция, окончившаяся ничем? И хоть Жираслан сказал, что он не успокоится до тех пор, пока не доберется в самое ближайшее время до источника с «живой водой», но пока получалось именно так. Оставалось или возвращаться домой, или …заглянуть в одно из ответвлений Большого Лохрана. Здесь некогда добывали …золото. Было это достаточно близко от нашего нынешнего места нахождения, правда, потребовало бы дополнительных физических усилий, которые у участников нашей экспедиции после блужданий по отвесным склонам итак были на исходе. Решили попробовать. Тем более, что попасть сюда в следующий раз вряд ли скоро удасться.

 Окончание следует

viktorkotl.livejournal.com

Добавить комментарий