Поиск

Не только яйца. Выставка Фаберже в Новом Иерусалиме


«Не только яйца» — так я бы назвал выставку, посвященную известному ювелирному дому Фаберже, которая проходит сейчас в музейно-выставочном комплексе «Новый Иерусалим» в подмосковной Истре. Нет, знаменитые пасхальные яйца на выставке «Стиль Фаберже. Превосходство вне времени» тоже есть и даже служат, если не центром экспозции, то, так сказать, ее кульминацией, но, во-первых, их всего три, а во-вторых, и без них здесь более 400 впечатляющих экспонатов, раскрывающих разные грани деятельности фирмы Фаберже. Большая часть экспонатов прибыла к нам из Музея Фаберже в Баден-Бадене, а кроме того в организации выставки поучаствовали Эрмитаж, Петергоф, Исторический и другие музеи. Так что если вы хотите больше узнать об одном из самых ярких брендов дореволюционной России, такую выставку пропустить нельзя.

Помимо собственно изделий дома Фаберже в экспозиции представлены их эскизы, архивные фотографии, инструменты ювелиров, работы конкурентов Фаберже. Начинается же экспозиция с кабинета Карла Фаберже. Разумеется, это не точная реконструкция, а музейная «фантазия» на тему того, как он мог выглядеть.

Впрочем, есть в этом «кабинете» и один подлинный мемориальный предмет — телефонный аппарат, действительно принадлежавший Карлу Фаберже.

Напротив кабинета — генеалогическое древо семьи ювелиров. Она ведет свою историю от французских гугенотов, бежавших от религиозных преследований в Германию, а позже оказавшихся на территории тогдашней Российской империи. Густав Фаберже, отец Карла, родился в эстонском городе Пярну. В 1842 году он открыл свой первый ювелирный магазин на Большой Морской улице в Петербурге.

Спустя 30 лет мастерскую отца возглавил Карл Фаберже, с именем которого и связаны самые успешные страницы в истории ювелирного дома. Всего она насчитывает три поколения семьи Фаберже — сыновья Карла также принимали активное участие в семейном деле.

На выставке рассказывается об организации работы фирмы, которая со временем открыла подразделения в Москве, Киеве, Одессе и Лондоне

Кроме того, Фаберже сотрудничали с рядом сторонних мастерских, выполнявших работы по их заказу и эскизам

Среди самых успешных ювелиров системы Фаберже был Михаил Перхин (на медальоне слева) — выходец из семьи карельских крестьян. Он как раз владел собственной мастерской, в которой было выполнено несколько десятков императорских пасхальных яиц (все-таки никуда от них не деться!)

Это, кстати, не яйцо, а… что бы вы думали? Спичечница! Изделие выполнено из такого материала, что об него можно было расжигать спички. Надеюсь, этого никто никогда не делал.

Помимо крупных изделий мастера Фаберже выпускали и массу разнообразной (и зачастую недорогой) мелочевки — так называемую галантерею

К ней относится, например, брошь «Бабочка», которую Николай II в 1896 году подарил актрисе Ермоловой

Тема насекомых вообще была довольно популярна в ювелирных изделиях того времени

Изготавливали в мастерских Фаберже и разнообразные жетоны

А это уже образец так называмой камнерезной анималистики — фигурок животных, для изготовления которых Фаберже подбирали различные камни

Пожалуй, центральный и один из самых впечатляющих разделов выставки — это зал, посвященный основному, Петербургскому, подразделению фирмы Фаберже

Практически все фигурки животных, которые вы видите на снимках, — это сосуды (у них откручивается голова)

Вообще, среди изделий Фаберже было много утилитарных вещей

Только не спрашивайте меня, какую функцию выполняла эта ящерица 🙂

С развитием фотографии большим спросом стали пользоваться рамки для фотоснимков

Кроме того, Фаберже изготавливали кнопки для звонков — как и все передовые технологии того времени, электричество в первую очередь приходило во дворцы и богатые особняки

Были в их «арсенале» также портсигары и сигарницы (одна из них — это висящая на стене «тарелка»)

А это — переходящий приз ежегодных яхтенных соревнований Петергофе

Все главные изделия дома Фаберже делали в Петербурге, но московское отделение славилось своим серебряным производством (в частности, посуды), которое было налажено гораздо лучше, чем в тогдашней столице

Именно в «московском» зале представлен один из самых ярких сервизов, состоящий из фигур зайцев

Ну и, наконец яйца… Настоящее восхождение Фаберже к вершинам славы началось в 1882 году, когда работы ювелирного дома, представленные на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Москве высоко оценил император Александр III. Уже не следующий год Фаберже получили первый императорский заказ, а в 1885 году было изготовлено первое императорское пасхальное яйцо. Оно называлось «Курочка» и являлось интерпретацией изделия, хранившегося в Дании — на родине императрицы Марии Федоровны — таким образом Александр III хотел порадовать ее и напомнить о годах юности. С этого момента изготовление яиц в подарок императрице стало ежегодной традицией. Николай II сохранил и преумножил эту традицию, начав заказывать каждый год по два яйца — для своей матери, вдовствующей императрицы, и для жены, Александры Федоровны.
Все яйца содержали какой-то сюрприз. Например, внутри этого, преподнесенного императором своей супруге в 1904 году, находилась золотая корзинка с эмалевыми цветами в бриллиантах. Помимо изображений венценосной пары яйцо украшено портретами четырех дочерей Николая и Александры Федоровны — цесаревич Алексей к тому моменту еще не родился.

А вот это яйцо как раз называется «Созвездие цесаревича» и посвящено наследнику престола. Правда, оно было изготовлено в 1917 году, поэтому не дошло до своего адресата. На яйце, выполненном из синего кобальтового стекла и стоящем на подставке из горного хрусталя, выгравировано созведие Льва, под которым родился цесаревич Алексей. Кроме того, оно украшено золоченым циферблатом.
Правда, по поводу его подлинности существуют различные версии. Такое же яйцо, но не законченное — без циферблата, хранится в Минеарологическом музее в Москве. Впрочем, владелец Музея Фаберже в Баден-Бадене и куратор выставки в Новом Иерусалиме Александр Иванов настаивает на том, что подлинное и законченное произведение принадлежит ему.

Похожая участь (в плане вручения адресату) ждала еще одно яйцо 1917 года — «Березовое», изготовленное из карельской березы и инкрустированное золотом. Внутри него хранился миниатюрный слоник из драгметаллов, но он был впоследствии утерян — остался только ключик для открытия яйца.

Всего домом Фаберже было изготовлено около 50 императорских пасхальных яиц. Подобные изделия заказывали для себя и представители других известных фамилий. Заданная императорами и домом Фаберже мода на яйца была столь велика, что популярностью пользовались также небольшие яйцеподобные подвески, которые могли храниться, например, на таком дереве-подставке (слева), а на Пасху — надеваться в виде бус. Мужчины, в свою очередь, надевали галстуки с булавкой, на конце которой также красовалось яйцо.

В зале с яйцами (он называется Царским) представлены экспонаты из серии изделий, которые дом Фаберже готовил к отмечавшемуся в 1913 году 300-летию дома Романовых (обратите внимание на шапку Монамаха, вплетенную в «вязь» этой подвески)

Это был последний полный год расцвета ювелирного дома Фаберже. В 1914-м году началась Первая мировая война, изменившая судьбу России, дома Романовых и семьи Фаберже. Во время войны ювелирное предприятие, правда, отлично приспособилось к новым реалиям, перейдя на выпуск наградных жетонов для военных, самоваров (на фото) и даже ведер. Но в результате последовавшей затем революции имущество дома Фаберже было национализировано, многие ее сокровища разошлись по миру, а семья, вынужденная покинуть страну, лишилась большей части своих капиталов. Карл Фаберже скончался уже в 1920 году. Впоследствии его потомки пытались возродить фирму с великой историей, но былой славы они уже не снискали.

Остается добавить, что выставка «Стиль Фаберже. Превосходство вне времени» будет работать до 24 марта. По выходным на выставке проводятся сборные экскурсии по предварительной записи. Уточняйте информацию по телефону 8 (498) 314-02-36. Стоимость экскурсии составляет всего 100 рублей, полный входной билет на выставку обойдется вам в 400 рублей.

Ну и, в заключение несколько слов о самом музейно-выставочном комплексе «Новый Иерусалим», так как мы были в нем впервые.

Здание построено в современном силе и, видимо, умышленно приземистым (я бы даже сказал, что оно утоплено в рельеф) — чтобы не конкурировать со стоящим рядом Ново-Иерусалимским монастырем. Не могу сказать, что мне нравится конкретное решение, но сам подход импонирует.

Другое дело, что несмотря на его новизну (комплекс открыт всего несколько лет назад), здание уже выглядит потертым — тут и там (что внутри, что снаружи) можно увидеть отвалившуюся плитку и другие элементы отделки.

Внутри — огромные и явно не полностью используемые пространства. Из-за этого возникает ощущение какой-то неуютности, необжитости здания. Такое впечатление, что хозяева просто не знают, что с ним делать, хотя вроде бы культурная жизнь внутри насыщенная — висят афиши и спектаклей, и мастер-классов, и выставок, конечно. Впрочем, избыток музейных площадей — это по-любому лучше, чем их нехватка. Надеюсь, музей еще освоит эти помещения и по-настоящему обживется в новых стенах. Буду ждать следующего повода сюда приехать.

Читайте также:
«Матвей Казаков и допожарная Москва». Выставка в Музее архитектуры
«Станция Россия». Кусочек Венеции на площади трех вокзалов
Экскурсия 3 в 1: «Винзавод» глазами инженера, художника и сомелье

Мои страницы в Facebook, «ВКонтакте» и Instagram
Страница в Instagram «Журналист из Зеленограда»

ilovemoscow.livejournal.com

Добавить комментарий