Поиск

ЕСЛИ МЫ ХОТИМ БЫТЬ ЧЕСТНЫМИ ПЕРЕД СОБОЙ…


  5 декабря прошлого года я обратился к Ио Главы КБР К. В. Кокову с письмом «О состоянии межнациональных отношений в Кабардино-Балкарии», в котором изложил свой взгляд на текущую ситуацию. О том, что я не сгустил краски, свидетельствуют события последних дней, откликами на которые переполнен интернет. Градус высказываний настолько велик, что становится тревожно.
    Я три месяца не обнародовал это письмо, хотя многие (о том, что оно написано, упоминал на своей странице в Фейсбуке) просили об этом; думал, что может все рассосется, встанет на свое место…
   Ответ на свое обращение я опубликую позже.

 Ио Главы КБР
   Кокову К. В.

 О состоянии межнациональных отношений в Кабардино-Балкарии

Уважаемый Казбек Валерьевич!

 Я родился в Кабардино-Балкарии, прожил здесь, никуда не выезжая, помимо краткосрочных командировок, 66 лет, немало лет проработал в средствах массовой информации республики, достаточно хорошо знаком с деятельностью местных органов власти, неплохо, как мне представляется, знаю историю, орографию КБР, ментальность населяющих ее народов, происходящие на региональном уровне процессы, так как в течение шести лет (2012-2018) являлся доверенным лицом Президента РФ В. В. Путина.

   В годы работы в республиканских газетах, а особенно в последние 20 лет, занимаясь краеведческими изысканиями, объездил Кабардино-Балкарию, без преувеличения, вдоль и поперек, побывал во всех населенных пунктах республики, общался с тысячами людей непосредственно лично – на многочисленных встречах, происходивших в городах и селениях, на отдаленных кошарах и чабанских кошах. За это время мною (в соавторстве с супругой Марией) опубликованы сотни путевых заметок, очерков, эссе о родной земле, которую, вслед за выдающимися писателями XX века Константином Чхеидзе и Исааком Бабелем, позиционирую как «Страна Прометея», «Страна чудес», «Жемчужина Кавказа».

 Написанные материалы составили авторские книги, которых только по краеведческой тематике на сегодня более 50, в том числе: «Живописная Кабардино-Балкария», «Неизвестная КБ», «Таинственная КБ», «Загадочная КБ», «Неповторимая КБ», «Удивительная КБ», «Увлекательная КБ». Ряд из них были названы в числе лучших книг России, отмечены высшими наградами престижных конкурсов, в том числе международных. В социальных сетях («Живой журнал», «Фейсбук», «Вконтакте» и др.) у меня тысячи активных пользователей, что видно по числу откликов на публикации и посещений страниц.
Эта личностная преамбула видится необходимой для следующего вывода: я знаю обстановку, царящую в республике, настроения людей и их отношение как к происходящему в Российской Федерации, так и в самой Кабардино-Балкарии. Именно этим – озабоченностью за будущее республики, составной и неделимой части России, продиктовано мое обращение.
Главная проблема, которая волнует меня сегодня – это обострение межнациональных отношений, прежде всего между двумя титульными народами. Можно сколько угодно долго говорить о мире и согласии, царящих в КБР, трактовать как исключения отдельные, вырывающиеся наружу, факты, противоречащие такой трактовке, но если мы хотим быть честными перед собой, если хотим, чтобы в республике не произошли гражданские эксцессы, то должны признать: на сегодняшнем этапе подобного рода обострения не только имеются, не только усиливаются с каждым днем, но и подходят к черте невозврата, за которой хаос, боль и, что самое главное и тревожное, кровь.
Я никого не пугаю, не сгущаю краски, я просто вижу это, чувствую, ощущаю непосредственно сам и на себе. Проблема эта в той или иной мере присутствовала всегда в истории Кабардино-Балкарии как таковой, ее корни растут из двадцатых годов, но в первое время она не имела явно выраженных противоречий, так как сам установившийся строй не допускал их выхода наружу. В конце пятидесятых начале шестидесятых годов, после возвращения балкарского народа из депортации, она одно время практически сошла на нет и активно не проявляла себя вплоть до начала перестройки. Благодаря невероятным усилиям удалось сохранить единство республики. Тем не менее проблема как таковая осталась, выливаясь в отдельные эксцессы, акции и требования, озвучиваемые на митингах общественных организаций. Так называемый национальный паритет в органах власти двух образующих республику народов стал подвергаться калькуляторному подсчету, начались затяжные споры о развитии равнинных и горных поселений, которые в конечном итоге должны были перейти (и перешли!) на бытовой уровень. Уровень, на котором разум спит, зато работает воображение.
Сон разума, как известно, рождает чудовищ. Они могут быть разными, в нашем случае, они сработали на подсознании, вылившись в идею покушения одного народа на другой – его права, ощущение равности (что абсолютно правомерно: народ он, большой или маленький, все равно целый народ) и, конечно, территорию. Ведь чтобы мы не говорили о цельности и неделимости Кабардино-Балкарии, но у многих коренных жителей равнинная и предгорная часть республики воспринимается как Кабарда, а горная – как Балкария. И это тоже правильно и не несет никакого противоречия для судьбы единой республики как таковой – люди проживали в этих местах издревле и названия эти символизируют не только и не столько территорию как таковую, а отношение к земле, на которой жили предки. Именно поэтому в прямом смысле в штыки воспринимается любое покушение на эти символы прошлого, помогающие этносу осознавать себя таковым.
Таким «покушением» увиделось желание отметить 300-летие Канжальского сражения в 2008 году. Надо сразу сказать, что слова «вымышленное, притянутое за уши событие», как утверждали многие противники его проведения, не имеют под собой почвы. Сражение это отражено в десятках иностранных и российских источников, в том числе в турецких архивах, где ныне хранятся документы крымских ханов, запечатлено в целом ряде легенд и преданий кавказских народов, причем не только кабардинцев, но и балкарцев, осетин.
О нем писали известные ученые республики, в частности, Р. Х. Гугов заключал: «Место это, где произошла битва, завершившаяся полным разгромом врага, стало памятным в адыгской тихиде наряду с другими важнейшими историческими событиями» (1999). О ней с привлечением множества источников писал в 2004 году и я (книга «Живописная Кабардино-Балкария»), и это не вызывало ни у кого никаких вопросов и претензий. То есть, на тот момент Канжальское сражение воспринималось как историческое событие и не больше. Именно так к нему и подошли властные структуры, решившие отметить юбилейную дату в истории Кабарды. Но при этом забыли, что данное мероприятие в контексте новой ситуации может восприниматься определенными лицами именно как покушение на само понятие территории Балкарии как таковой. И вовсе не суть, что 300 лет назад она (территория) так не воспринималась, главное, как воспринимается сейчас.

    На это наслоился и другой момент: ассоциативная (и не только) связь, которая на обывательском уровне связывала представителей балкарского населения с теми (татарами), кто пришел в Кабарду за данью. Так властью была допущена ошибка, которая стала катализатором всех дальнейших событий, а именно – кенделеновских 2008 года и последующих. Следовало бы (понимая ситуацию и желая ее разрешить с наименьшими проблемами) собрать общественный комитет из представителей обоих этносов, наметить маршрут, выработать и реализовать принципы взаимодействия работы с местным населением, довести до понимания жителей того же Кенделена мысль о том, что означенное мероприятие не только не является маркированием территории, а наоборот – может и должно послужить сближению двух братских народов: одна территория, одна история, одно будущее.
Все эти моменты, а самое главное – индивидуальная работа с так называемыми лидерами, кто ассоциирует себя с балкарским народом, а на самом деле преследует только личные интересы, были проигнорированы. Результат известен. И с годами он – по причине того, что не были сделаны нужные выводы, не расставлены все точки над «и» – не ушел в прошлое, а явился тем катализатором, который влиял (влияет и будет влиять!) на взаимоотношения двух народов.
Что и показали события осени 2018 года. Более того, за эти годы игнорирование подлинных реалий, манипулирование историческими фактами, создали у определенного круга людей новую реальность: «битвы не было», в крайнем случае: «была, но в другом месте». Эта вымышленная реальность подкреплялась поисками (и нахождением!) более подходящего (на взгляд интерпретаторов) места, закреплением его в массовом сознании как реального путем публикации целого ряда статей и даже книг (С. Р. Керменчиев, М. Л. Големба. «Миф о Канжальском сражении». Пятигорск, 2008). В то же время такой документ, как экспертное заключение Центра военной истории России Института Российской истории РАН от 24 декабря 2013 года о том, что «в отношении достоверности битвы нет никаких сомнений» не был (по причине случившейся в это же время смены руководства республики) доведен до широкого круга общественности.
Понятно, что мифологический постулат, закрепившийся в сознании, более того, ставший неотъемлемой частью восприятия собственной истории подразумевает обязательное покушение на нее, которое, естественно, будет восприниматься агрессивно. И доводы, даже самые аргументированные, в данном случае не будут играть никакой роли. Более того, они будут восприниматься как подтверждение занятой позиции. Естественно, не останется в стороне и противоположная сторона, для которой все ясно, а неприятие факта как такового также начинает восприниматься как покушение на собственную историю.
События в Кенделене подвигли меня на подготовку книги «Канжальская битва: взгляд сквозь столетия». Цель была одна – разъяснить, как все происходило на самом деле: через документы, народные предания, лично мной проведённые изыскания на месте показать, где было конкретно сражение, какой из отрядов крымцев, прибывших в Кабарду за данью, был уничтожен на плато Канжал. Я даже не представлял, что книга, основанная на документах, может вызвать такую бурю эмоций и негатива. Практически сразу появились публикации, в которых утверждалось, что я «проплаченный писака», в угоду одному народу принижаю другой, целенаправленно перекраиваю историю. Причём к этому моменту никто из оппонентов саму книгу не читал, так как она еще не поступила к читателю и не была размещена в интернете. Каких только определений я не услышал в свой адрес – «сионо-фашист», «провокатор», «поддонок», «мразь», «ублюдок, шакал», «гнида», «продажная тварь», «ишак подкупленный» и т. д.
Вслед за оскорблениями начался поток диких, поистине средневековых угроз: «посадить на кол», «похоронить на Канжоле», «убить как собаку» и т. пр. Я не собирался ничего предпринимать, но после того, когда градус ненависти стал зашкаливать, когда стали звучать оскорбления в адрес другого народа, когда это стало вызывать ответную реакцию и в конечном итоге грозило переместиться от интернетовских баталий на реальную почву, я обратился 10 октября с.г. в Прокуратуру КБР, а потом и в городской суд с иском о защите чести и достоинства. Из прокуратуры заявление было передано в Следственный комитет, где оно находиться и сейчас, что касается суда, то 29 ноября он отказал мне в иске. Тем не менее. нападки и угрозы не только не прекратились, но и многократно усилились. И это вызывает вопросы к тем, кому по долгу службы велено следить за правопорядком в республике.
Комменарии в интернете буквально сочатся злобой, нетерпением к мнению других, желанием любыми путями доказать свою правоту. Отличительная черта большинства из них – ненависть по национальному признаку. Авторами практически всех комментариев являются молодые люди, многие из которых даже не скрывают своих подлинных фамилий. Они не знают истории, им, родившимся в смутное перестроечное время, это в какой-то мере простительно. Но тем, кто целенаправленно настраивает молодежь на негатив, кто пытается заработать фальшивый авторитет на мифах, простить подобное нельзя. Ведь эти люди, рядящиеся в тогу защитников интересов народа, хотят внести (и вносят, самое главное!) раздор и смуту во взаимоотношения двух братских народов, разжигая костёр национального противостояния на Кавказе. Сегодня, когда я читаю комментарии типа «жаль, что вас всех не переселили в Турцию во время Кавказской войны» с одной стороны и «лучше бы вас не вернули из департации» с другой стороны, становится по-настоящему тревожно за завтрашний день республики. И утверждение, что «интернет это помойка», «трибуна пакостников и негодяев» не может служить доказательством, что день грядущий будет светлым и безоблачным. Пакостники и негодяи имеют свойство размножаться, расширять свои ряды, если к ним относиться снисходительно, не наказывать сурово за их высказывания, действия и призывы.
Всю свою жизнь я прожил в республике, рядом с кабардинцами и балкарцами. Я по большому счету посвятил свою жизнь их истории, этнографии, орографии, издав за эти годы около тысячи книг только о Кабарде и Балкарии, о кабардинцах и балкарцах; подготовив и написав вместе с супругой Марией такие труды, как «Балкария: боль и гордость», «Депортация: свидетельствуют очевидцы», «Адыги: сердца и судьбы»; такие фундаментальные издания как «Черкесы: воины и мастера», «Балкария – страна гор и ущелий» и целый ряд других. А всего мною издано более трёх тысяч книг о регионе, в том числе продолжающаяся многотомная серия «Кавказ». Я люблю эту землю, я здесь родился и здесь умру и не хочу, чтобы кто-то безнаказанно называл меня провокатором, видел во мне врага народа. Мне дорого и небезразлично будущее республики, но чтобы оно не было омрачено разного рода эксцессами, вспышками межнациональной вражды и (не дай Бог!) кровавыми разборками, нужно кардинально заняться вопросами межнациональных отношений.
И начать эту работу с темы Канжальского сражения, ставшего своего рода лакмусовой бумажкой происходящего во взаимоотношениях этносов. Причем начинать, как бы это не показалось парадоксальным, надо с самого начала: коль битва определенным кругом лиц отрицается, надо дать им возможность убедиться, как было на самом деле. Для чего привлечь представителей обоих этносов, которым предоставить возможность ознакомиться с имеющимися документами, в том числе и альтернативными (если они, конечно, есть). Придя к общему мнению, обнародовать эти материалы, провести научную конференцию, показать на местных телевизионных каналах снятые на данную тему фильмы.
Это первый шаг, с которым непосредственно связан следующий – уточнение нахождения крымского войска на территории Кабарды в целом и локализация Канжальского сражения, в частности. Имеется множество исторических источников, говорящих об этом, но содержащих противоречивые сведения. Сведение этих данных к единому знаменателю с выездами на место, в том числе в Ставропольских край, позволит окончательно установить, где именно происходили означенные события. Организация археологических экспедиций с целью поиска останков павших захватчиков, захороненных в рвах за селением Заюково (так называемая «Крымская линия»), на плато Канжол, придаст историческую достоверность проведенной работе.
Когда же будут подтверждено событие и место, властным структурам следует высказать свою жесткую однозначную позицию, а именно: Канжальское сражение – событие истории, каким и надо его принимать; никто никогда не собирался и не собирается переносить его реалии на современную действительность. Более того, перенос этот будет восприниматься как покушение на целостность республики, сложившиеся братские отношения между этносами. Ни о какой маркировке территории, ее принадлежности той или иной стороне, закреплении означенных земель за теми или иными лицами речи идти не может. Мы живем в России, вся означенная территория принадлежит Российской Федерации, составной и неделимой частью которой является Кабардино-Балкария. Есть прошлое – таким ему и оставаться; есть настоящее – в нем нам жить, воспринимая прошлое как событие истории, которым можно и должно гордиться, но которое не может определять настоящее. Все попытки противостоять этой позиции должны жестко пресекаться, в том числе и органами, призванными защищать целостность республики. Возможно, такое решение нужно будет принимать на законодательном уровне, как бы это не выглядело на первый взгляд странным.
Споры чей этнос древнее, кто пришлый, а кто нет, неоправданные топонимические экскурсы должны гаситься как неконструктивные, вызывающие негативные последствия. Лица, стимулирующие эти споры, должны подвергаться остракизму и осуждению вплоть до того, что придавать гласности (через СМИ, наглядную агитацию и т.д.) их имена, как это делается в других регионах.
И кабардинцам, и балкарцам жить на этой территории, родной земле, помня, что нет и не может быть плохих народов; есть отдельные личности, считающие себя рупором этноса, хотя на самом деле они являются рупором своих амбиций и неудовлетворенных желаний.

Виктор Котляров

viktorkotl.livejournal.com

Добавить комментарий